Несмотря на последние материальные оценки запасов нефти и газа, Венесуэлу очень сложно называть главной кладовой мировой энергетики – считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов

Официальные нефтегазовые запасы Венесуэлы носят спорный характер

Дело в том, что глава компании «Роснефть» Игорь Сечин заявил, что ситуация вокруг Венесуэлы свидетельствует о «жгучем интересе» США взять под свой контроль энергетические богатства Венесуэлы, что коррелирует с недавним обращением к американцам Николаса Мадуро.

Напомним, что президент Венесуэлы записал обращение к американской нации, в котором отметил, что деятельность Вашингтона против его страны связана с тем, что она обладает самыми большими в мире запасами нефти. Именно так на сегодня позиционируется Венесуэла, хотя если посмотреть на венесуэльские углеводороды, то большая часть из них относится к трудноизвлекаемым запасам.

И это значительно сдерживает развитие венесуэльского нефтегазового сектора, ведь добыча на некоторых месторождениях нерентабельна с точки зрения экономики, из-за чего, несмотря на огромные запасы, Венесуэла уже несколько лет постоянно снижает свою добычу нефти.

Это связано с тем, что добыча нефти и газа в этой стране требует значительных инвестиций, которых у Венесуэлы просто нет, а внешние инвесторы оглядываются на ту систему санкций, что против Каракаса применил Вашингтон и его геополитические союзники.

«Основная часть запасов в Венесуэле действительно является трудноизвлекаемой. При этом, Венесуэла вместе с Канадой представляют собой три государства, которые принципиально изменили подход к оценке национальных нефтегазовых запасов», — заключает Фролов.

Как замечает эксперт, это были три первых страны, которые начали учитывать в своей статистике не только традиционные запасы нефти и газа, но и нетрадиционные. И это в итоге и привело к тому, что Венесуэла стала первым государством в мире по нефтегазовым запасам.

«Просто если распространить данный подход на все страны, которые обладают запасами углеводородов, то сразу понимаешь, что Венесуэла в настоящее время является статистическим исключением со своими официальными данными», — резюмирует Фролов.

Просто большая часть венесуэльских запасов действительно существует, но с экономической точки зрения их добыча является нерентабельной, а, значит, учет таких месторождений носит риторический характер. На практике нет смысла учитывать в статистике то, что пока не может принести прибыль, а именно так обстоят дела с большинством венесуэльских трудноизвлекаемых запасов нефти и газа.

«Именно по этой причине добыча нефти в Венесуэле снизилась с 3,5 млн баррелей до 1-1,5, и это связано с тем, что из-за низких цен на мировом рынке прекратились инвестиции в большинство проектов венесуэльской нефтегазовой отрасли», — констатирует Фролов.

Естественно, здесь играет и фактор США, которые пошли на беспрецедентно агрессивные действия в отношении Венесуэлы, из-за чего добыча нефти в данной стране в последние полгода просела еще сильней, но и без этого она продолжала снижаться по экономическим причинам.

Давление США на Венесуэлу носит политический характер

«Соответственно, сегодня сложно оценивать Венесуэлу именно, как нефтегазовый объект, за который нужно бороться. По этой причине действия Соединенных Штатов в отношении этой страны выходят далеко за рамки вопросов добычи нефти и газа», — заключает Фролов.

Все-таки здесь в первую очередь присутствует политическая причина, в основе которой лежит оценка боливарианского режима в Венесуэле, как враждебного американским национальным интересам. Еще здесь играет и тот фактор, что Каракас активно сотрудничает с Москвой и Пекином, а это уже противоречит классической доктрине Монро, являющейся основой политики США в Латинской Америке.

«Что касается системы оценок, которая была использована в Венесуэле, то и США с Канадой, благодаря ее применению, получили большие запасы, чем те, на которые они, казалось бы, должны претендовать в силу качества своих месторождений», — резюмирует Фролов.

По словам Александра Сергеевича, если брать аспект «доступности месторождений», то для США есть страны и поперспективней Венесуэлы – в частности, Ливия, где продолжается перманентная гражданская война и которую взять под контроль им будет значительно легче.

«Для американцев в этом контексте есть Ливия и Ирак, поэтому Венесуэла вряд ли является главной страной в энергетической стратегии США, не говоря уже про то, что Штаты сами постоянно увеличивают свою национальную добычу», — констатирует Фролов.

Все эти сланцевые месторождения в США по качеству немногим хуже того, что американцы могут получить в случае взятия под контроль Венесуэлы, и это, опять же, подтверждает, что причина давления США на Каракас имеет в качестве основы политические мотивы.

«В то же время, беспокойство Сечина легко понять, поскольку у «Роснефти» есть проект в Венесуэле, в который эта российская компания инвестировала очень большие средства. Вероятно, этим и вызвано данное заявление с его стороны», — заключает Фролов.

Безусловно, действия США в отношении Венесуэлы носят вопиющий и преступный характер, но нефть в них играет не первую роль.

Дмитрий Сикорский, Экономика Сегодня

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен