Нынешнее опошление темы второй мировой войны самыми примитивными голливудскими ужастиками отражает не только прискорбное падение умственного уровня западного обывателя, но и растущее нежелание правителей Запада раскрывать своему населению компрометирующие его тайны  военного времени

В прошлом году практически одновременно с беспощадно  обруганным некоторыми рафинированными эстетами российским фильмом «Т-34», вышел и его голливудский аналог, примерно из той же весовой категории «военных боевиков» — фильм «Оверлорд». Для тех, кто не в курсе – именно так называлась операция по высадке войск союзников во французской Нормандии в июне 1944 года.

Увидев это название, я, как давний поклонник военно-исторического жанра,  уже предвкушал добротное голливудское зрелище, основанное, как пишут в титрах, на реальных событиях.

Однако мои ожидания  не оправдались, от слова совсем. Тема высадки в Нормандии оказалась только банальным предлогом для очередного  стилизованного под войну малохольного  бреда о нацистских «зомби – солдатах», которые восстали из мертвых и пошли в бой во имя своего фюрера.

В общем, тем местным ценителям, кому сильно не понравился наш «Т-34», очень рекомендую полюбопытствовать, чем в это время пробавляется западный кинематограф. Ибо всё, в конечном счете,  познается в сравнении. Русский фильм, где никакими зомби-монстрами даже не пахнет, где основная  военно-историческая канва  и атрибутика того времени в точности соблюдены, хотя и присутствует известная доля авторского вымысла в стиле «Красиво не приврать, историю не рассказать!», отличается от указанного западного «продукта», как небо от земли и как жизнь от смерти.   Причем это отличие отнюдь не в пользу надутого от тщеславия Голливуда.

И дело тут не только в помянутом злосчастном фильме о  зомби-вояках. В конце концов, единичный пример ничего не доказывает. Но, в том то и дело, что это тенденция! Уже в течение ряда лет на Западе не снимают приличного военно-исторического кино.   Считать таковым «Спасение рядового Райана», при всем моем уважении к мастерству Стивена Спилберга, явно не приходится. Хотя там, по крайней мере, воюют живые люди, а не гальванизированные мертвяки.

Едва ли не последней по времени заявкой на серьезный военно-исторический фильм стал вышедший три года назад на Западе «Дюнкерк». Скажу сразу – с декорациями там все более менее нормально.  Но всего остального в этом фильме просто нет. То есть, нет ни сюжета, ни интриги, ни внятной идеологии, наконец.

Можно конечно, при желании, считать подвиги капитанов отдельных баркасов, спасавших попавших в беду британских солдатиков, основным смыслом данных событий. Но с учетом масштаба исторической драмы и даже самого названия фильма – «Дюнкерк», явно претендующего на обобщение происходящего, это уж как-то совсем мелковато.

Уж что-что, а военно-политическая катастрофа такого масштаба, пусть даже и со счастливым концом в виде чудесного спасения сотен тысяч британцев,  имеет право на полноценное осмысление средствами кино. Хотя бы даже по той причине, что природа этого «чуда» отнюдь не ясна даже сегодня.

Но все это, по-настоящему важное и интересное, осталось за кадром целиком и полностью. Не было даже попытки дать зрителю понимание подоплеки происходящих на экране событий, сориентировать его в далеко не каждому известных обстоятельствах  дюнкеркской драмы.

Что это? Полная неспособность авторов картины представить свое видение исторических событий в их реальной сложности и неоднозначности? Сомнительно! Для фильма, который подавался как едва ли флагманский на тот момент западный взгляд на войну, это, по меньшей мере, странно. Могли бы и поскрести по сусекам Голливуда, по такому случаю,  в поисках более башковитых режиссеров. Да и Спилберг пока, слава Богу, не помер.

Ощущение такое, что основная причина такой концептуально-исторической «фигуры умолчания» в другом. И она, эта фигура – абсолютно осознанная.

Четко обозначившееся стремление западного кинематографа уходить от раскрытия на экране подоплеки и реальных «механизмов раскрутки» второй мировой войны, либо же подменить это раскрытие поверхностными, обывательскими домыслами, затуманивающими суть происходящего, отнюдь не случайно. И связано, прежде всего, конечно же, не с умственным оскудением того же Голливуда. А скорее с тем, что Западу становится все более сложно предъявлять массовой аудитории правду о войне, или,  как минимум, правдивую канву, как в том же «Т-34». Потому что особых поводов для энтузиазма и гордости за свои достижения у него на этом поприще, в общем-то, просто нет.

Ну, не так, чтобы совсем нет. Были, конечно, и у них отдельные яркие моменты. Но, в общем и целом, гордиться особо действительно нечем. Ну, не снимать же в самом деле эпический блокбастер про то, как они «героически» превратили в пепел больше миллиона женщин, стариков и детей в ходе «ковровых» бомбежек немецких городов!

Оттого и приходится голливудским героям все чаще побеждать всевозможных зомби и и прочих монстров. Вместо того, чтобы снимать толковые и обстоятельные фильмы о тех великих победах, которых у Запада за душой просто нет.

Ведь если снять в  таком правдивом историческом ракурсе тот же «Дюнкерк», то первый вопрос, на который придется ответить, как раз и связан с природой этого «дюнкеркского чуда». Которое позволило выскользнуть из этой ловушки практически половине британской армии.

А стоит только коснуться этой скользкой темы, как тут же всё «поплывет». И выяснится, например, что бравые яхтенные капитаны, конечно, молодцы, но было еще кое-что,  куда более существенное, что оное чудо сделало явью.

В частности, был знаменитый «стоп-приказ» Гитлера фактически запретивший немецким танкам продвигаться к Ла-Маншу. Где они, вне всяких сомнений, могли полностью раздавить деморализованную британскую армию.

Стоило только упомянуть в фильме об этом приказе, как пришлось бы отвечать и на следующий вопрос – отчего это Гитлер вдруг стал таким добреньким и фактически отпустил с миром триста тысяч своих врагов?

И тогда пришлось бы объяснять зрителям очень много других, совершенно невыигрышных для англосаксонской попаганды вещей. О том, например, что фюрер рассчитывал таким образом  склонить Британию к переговорам. И, в конечном счете, перетащить её на свою сторону для войны против СССР. И о том, что эта закулисная возня имела очень серьезное продолжение в следующем году. Когда якобы сумасшедший заместитель фюрера Рудольф Гесс якобы самовольно улетел в Британию на якобы угнанном «Мессершмитте».

А также о том, что после этого якобы несущественного события и после переговоров, которые Гесс в Лондоне якобы ни с кем не вел, Германия каким-то волшебным образом получила полную свободу рук для войны на Востоке на целых три следующих года! В течение которых англосаксы не столько всерьез воевали с Германией, сколько старательно это изображали, обходя десятой дорогой созданную Гитлером «европейскую крепость».

И только после того, как через три года стало окончательно ясно, что Германии эту войну не выиграть, они наконец-то открыли второй фронт, чтобы успеть на пир победителей и не дать русским армиям слишком уж глубоко вклиниться в Европу.

В общем, от такого «прояснения исторической ситуации» у западного обывателя может элементарно крыша поехать. Вот его и щадят, показывая или душещипательные  спасения рядовых райанов,  или не менее духоподъемные подвиги капитанов отдельно взятых баркасов.

Что же касается уже упомянутой высадки в Нормандии, 75-ю годовщину которой западные сочинители волшебных историй удумали отметить без участия главной страны-победителя в реальной истории —  России, без которой вообще никакого второго фронта никогда бы не было, то в этой связи стоит напомнить о еще одной западной попытке не просто красиво приврать, но полностью переврать реальную историческую действительность.

Речь о фильме «Валькирия» с Томом Крузом в главной роли. Круз, в смысле полковник фон Штауффенберг,  конечно же, красавец-мужчина и вообще герой хоть куда. Но если нас интересует что-нибудь кроме голливудского мыла,  то мы должны признать, что заговор против Гитлера к этой фигуре никак не сводится. Не сводится он и к фокусам Круза с фальшивыми приказами батальону  охраны подавить якобы нацистский заговор.

Все гораздо сложнее и глубже, чем  просто бомба в портфеле отдельно взятого полковника, который играл в этих событиях именно роль рядового исполнителя.

Но Западу не с руки ворошить эти до сих пор небезопасные страницы прошлого. Потому что есть большой риск того, что в результате он будет выглядеть, мягко говоря,  не слишком презентабельно. Да, да — именно Запад!

Дело в том, что имеется достаточно документальных свидетельств и слишком многое указывает на то, что с главной  — нормандской победой наших бывших союзников все обстоит не совсем чисто. А точнее — совсем нечисто. И что она стала результатом не столько их выдающегося военного искусства и воинской доблести, сколько итогом элементарного «бизнес-договорняка» с немецкими генералами. Которые фактически сдали сначала свои позиции в Нормандии, а затем и весь Западный фронт англосаксам, желая таким образом свести счеты с утратившим их доверие  Гитлером, а заодно и спасти свои шкуры.  Именно в этом и был главный смысл заговора, в котором Штауффенберг был всего лишь маленьким винтиком, а главную роль играли совсем другие люди, облеченные реальной военной и государственной властью.

Но вместо всей этой поистине гигантской картины исторических событий, подоплека которых на Западе до сих пор тщательно скрывается,  в кино нам показывают бравого полковника, который, при помощи старшего лейтенанта и мечтательной секретарши, пытается героически свергнуть нацистский режим.

Это именно тот ментальный и интеллектуальный максимум смысла, на который сегодня готов отважиться западный кинематограф  при освещении темы второй мировой войны. Исторически ущербная роль  Запада в ту историческую эпоху имеет своим неизбежным следствием  ущербность его нынешних попыток создать сколько-нибудь убедительную и в то же время благоприятную для него версию тех событий.

Отсюда и принявшее обвальный характер скатывание того же Голливуда к теме всевозможных «зомби-нацистов», которые наводняют киноэкраны по мере того, как выясняется, что ничего другого по этой теме Западу сказать, в сущности, нечего. А точнее слишком опасно для его и без того потрепанной исторической репутации.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен