Можно было описать свои похождения в духе Швейка, но к сожалению, я, не Гашек. Можно было бы и в духе Керролла про зазеркалье, но увы, не тяну и на это

Тем более, что этот нежеланный мною поход, нарисовал мне что-то среднее между ними в очень искажённом и извращённом виде. Всё настолько было гротескно, абсурдно и аллегорично, будто вляпался в зазеркалье в облике Швейка. Поэтому, как могу по порядку простым повествованием.

Все, кто когда-то отправлялся сам в армию по призыву или провожал, знают как это происходит. Разница лишь в отсутствии провожающих, пьяных и отсутствии бравурных маршей из колонок. Заметил даже больше воодушевления и улыбок у многих явившихся, на фоне редких проявлений беспокойства, волнения и уныния из сотни, находящихся на территории, огороженной забором с проволокой.

Морили ожиданием точно так же как и заведено в этом ведомстве за долго до перерождения в независимую. То ли из-за возраста, то ли от осознания чуждости происходящего, это утомляло больше чем тридцать лет назад.


Распределили всех на две команды и с разным интервалом развезли в разные места прохождения сборов. Попал я в большую, которая отбыла в курортную зону с лесом и Днепром. Кто знает прилегающую к Запорожью местность, знает Разумовку и её окрестности как место паломничества на пикники и турпоходы с палатками по выходным и летним отпускам. Расположилось подразделение на территории бывшего пионерлагеря, давно не используемого по своему назначению, но к великому моему удивлению, не разрушенного за времена националистического напора и регресса вспять. Всё выглядит как в Припяти, точно так же законсервировано временем и им же медленно поедаемо. Встречающее название со словом гвардия с символом которой борются и запрещают пятый год. Композиция «Свиногейт» как бы олицетворяющая буйствующую коррупцию под сенью особого положения и гражданской войны. Корпуса, беседки, лес, пляж и трава по пояс там где били барабаны, трубили горны и развевались кончики галстуков под салют.


Ехал с чётким намерением не бегать, не прыгать, не ползать, не стрелять тем более, чем бы это не грозило. Можно даже признать, что мне несказанно подфартило и небеса смилостивились аж трижды.

— По закреплению по должностям и подразделениям был определён в роту материального обеспечения в должности начальника склада ГСМ.

— При получении обмундирования не получил ни одного шеврона, даже нашивка «Вооружённые силы Украины», естественно на мове, мне не досталась, так и ходил «беспризорником» все десять дней, что меня отнюдь не напрягало, а даже наоборот.

— Самым поразительным оказался третий подарок: командиром нашей роты оказался священник УПЦ, с которым в итоге оказались единственными кто прямо выражал несогласие со всем происходящим как в стране, мероприятием в частности и были оба откровенно разочарованы общим настроением собранных в кучу.


По этому практически всё время был сторонним наблюдателем и праздношатающимся неприкаянным с соответствующим внешним видом, что дало возможность осмотреться получше, послушать, понаблюдать и пообщаться с некоторыми, за исключением двух суток когда уже напросился в наряд и протирал разносы в столовой.

Не могу не остановиться на самой форме. Если раньше видел её в репортажах и тогда бросалась в глаза её схожесть со штатовской, то получив её на руки окончательно убедился в своей правоте. Она действительно реплика американской. Убога, не дотягивающая до оригинала качеством самой ткани, но покрой слизан именно с неё. На чепчике не буду останавливаться, вы прекрасно знакомы с ситуацией на какой он похож и от куда растут его исторические корни.

Единственное что скажу, так это вот то, что как только взял её в руки, так сразу в мозгу историческая аналогия спроецировалась с поляками во время Второй Мировой, когда они в английской форме, но с нашивкой «поляк» шли в авангарде при освобождении Монте-Кассино. При этом шли в атаку на немецкие укрепления, которые обороняли такие же поляки, только на службе вермахта. Сколько полегло освобождавших и оборонявших пшеков в сумме точно сказать никто не сможет. Только на кладбище в Монте-Кассино похоронено около 1070 солдат 2-го Польского Корпуса, павших в атаках на монастырь в мае 1944 года, а рядом немецкое кладбище со множеством таких же польских фамилий. Даже братья лежат на разных кладбищах. Мы идём той же губительной дорогой.

Теперь о главном: сути всей этой движухи с резервистами. МО Украины вошло во вкус осваивая невиданный бюджет. Батальонов уже мало, принялись формировать в этом году уже бригады территориальной обороны, а это уже масштабы. Освоить финансы на 3000 тысячи человек гораздо вкуснее чем на 500, не говоря уже о всех сопутствующих статьях на: обмундировании, питании, боеприпасах пострелять, оплату инструкторов (!), ГСМ, электричество и всякого по мелочи. Причём, главный военный принцип АСКЕТИЗМ ВО ВСЁМ неуклонно соблюдается. Представляете масштабы? Ведь подобное проводится во всех областях по два-три раза в год. При том, что никакого реального и нужного результата всё это не даёт, кроме распространения милитаристского духа и какого-то подвешенного патриотизма.


Казалось бы, само название — Бригада Территориальной Обороны — говорит о его оборонительной составляющей. За десять дней напряжённого сбора никто никого не учил оборонительной тактике в составе взвода, роты и далее. Никто не заикнулся о взаимодействии подразделений в обороне. Никого не учили окапываться, оборудовать укрепления по фронту, организации минных полей, занимать штатную позицию номера в первой линии и отходов на запасные рубежи. Никаких тебе зон сплошного огня, ориентиров и секторов обстрела. Ничего совершенно оборонительного. Напротив, демонстрировали арсенал навыков спецподразделений: ношение оружия на изготовку, перемещение в группе и что самое дикое — показывали и пытались обучить технике штурма и зачистки помещений с контролем окон, вышибанием ногой двери и проникновением вовнутрь способом «крест». Смешно и грустно одновременно было наблюдать как мужики оторванные от пивасика и «соточки» после работы, хекают перебегая по очереди от кустика к дереву и как каждый из них пытается выбить ногой дверь сильнее других при этом получая ею в ответ при попытке переступить порог. Когда эти забывшие о существовании спортивных снарядов и не делавшие даже утренней зарядки тела, пытаются изображать ужа, ползая по зелёной травке. Понимаете, да, для чего это всё? Списать огромные деньжищи и взять на карандаш побольше пушечного мяса.


Ведь по сути, просмотрев и послушав очень многих, пришёл к неутешительному выводу — практически всем это нравится. Как горько осознавать, что ты заблуждался и продолжаешь витать в облаках, не верно оценивая окружающий тебя народ. Как сейчас бьёт по самолюбию твой личный протест на ярлык, данный Стешиным всем украинцам — необандервцы. Отчасти потому и затягиваю с опубликованием, что тяжело носить на себе уши осла сейчас, тогда рьяно бросившегося отстаивать честь народа в дискуссии с автором нелицеприятного клише. Ведь реально страшно от того, что из трёхсот человек только двое (я и наш командир — дьякон УПЦ МП) были расстроены как мероприятием так и атмосферой эйфории. На мой вопрос в последний день: «Какие ваши впечатления от всего этого?» — получил исчерпывающий краткий ответ:

— Печально!


Теперь понимаю, что другого ждать не стоило. Ведь львиная доля, процентов за пятьдесят. — бывшие АТОшники, у которых в их рассказах о тех моментах одна спесь и бравада, подвиги и бесстрашие, и ни слова о том, что любая война — это страшно, больно и постоянно живущий ужас во взгляде всех кто рядом с тобой. Что сама по себе бойня между себе подобными — это кровь, кишки и грязь вперемешку с жутким воем вокруг. Но это когда ты воюешь с таким же готовым воевать, а не тогда, когда ты уверен что не прилетит в ответ кусок смерти на такой же посланный тобой в ту сторону. Во всех тех рассказах. я не услышал ни разу упоминаний про русских, только сепары, хотя все рассказчики были в зоне в 14-15 годах, при этом никто из них не участвовал в горячих стычках. Все рядом, недалеко, на блокпостах или ещё где. Поэтому для очень многих — это приключение, за которое они теперь получают льготы и плюшки, готовы всё это отстаивать и оберегать не взирая ни на что. С огромным желанием теперь ездят на все сборы по всем полигонам, тем более что за это платят. Ничего другого им уже не надо, ни о какой работе они уже не думают. Страшно за будущее, честно скажу.

Своей бравадой и непобедимостью атошники заражают тех кто ещё вчера прятался от военкомата, оказавшись здесь, не против поиграть в войнушку на следующих сборах.


— Это прикольно — говорят уже сегодня, создавая группы в социальных сетях и выкладывая там фото себя строгого с автоматом или винтовкой в суровой стойке.

— Классно. Можно ещё разок — отключив самосохранение смотрят в будущее, подсчитывая предполагаемые деньги по среднему заработку от предприятия и ожидая СМС от банка о том, что 120 гривен получены от военкомата.

А ты в ступоре. Ты не понимаешь что происходит с людьми ещё вчера бывшими мышами. И тебе страшно за этих мышей ощутившими себя тиграми, до тридцати лет не отслужившими срочную, сегодня подписывающие контракты с военкоматом. Этот непрекращающийся боевой гопак понемногу завлекает всё новых танцоров и пока не прилетела хорошая, отрезвляющая затрещина, будет длится долго.

Вот такое моё недолгое путешествие и мои неутешительные впечатления.

Дмитрий Жук

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен