3 июня 2019 года на Украине вступит в силу новое правописание украинского языка, согласно которому изменяется написание русских фамилий. Отныне князья Донской и Трубецкой станут «Донським» и «Трубецьким»

22 мая 2019-го правительство Украины утвердило подготовленный ещё в октябре минувшего года проект «Украинского правописания», которое, как и принятый недавно закон об украинском языке как государственном, направлено на полное вытеснение русского языка из всех сфер жизни.

В социальных сетях продолжают потешаться над «етером» (эфиром) и «Атенами» (Афинами), однако, во-первых, упомянутое написание слов греческого происхождения с буквой Θ (тэта) является дополнением, а не заменой привычного.

А, во-вторых, — новое правописание продолжает логику упомянутого закона, и будет иметь куда более серьёзные последствия, чем заниженная оценка для русскоязычных детей в школах с «гиперсвидомыми» учителями.

Напомню, согласно статьи 41 закона «О функционировании украинского языка как государственного», названия объектов топонимики не переводятся, а передаются в официальных документах, средствах массовой информации, картографических, справочных, энциклопедических, учебных и других изданиях с помощью букв соответствующего алфавита по звучанию на украинском языке.

То есть теперь при использовании русского языка на Украине на полном серьёзе запрещено писать не только «на Украине», но и собственно «Украина», «Киев» и «Днепр» – только «Украйина», «Кыйив» и «Днипро», только хардкор.

Более того, даже зарубежные топонимы теперь нужно подавать не в переводе, а в украинской транскрипции «с учетом особенностей украинской фонетики и правописания».

Штрафы за нарушения этого закона стартуют примерно от 110 евро и доходят почти до 400 – но фарионы и ницои всё равно недовольны, ведь первая версия законопроекта предусматривала уголовную ответственность в виде шести месяцев тюремного заключения «за публичное унижение и пренебрежение к государственному языку», однако в ходе рассмотрения поправок депутаты от этой нормы отказались.

Но если закон в полном объёме начнёт действовать через полтора года, то новое правописание – уже со следующего понедельника. И оно вносит изменения в написание уже не топонимов, а русских фамилий (в разделе «Фамилии с прилагательными суффиксами и окончаниями» выделены отдельно от других славянских). Приведу этот абзац из документа полностью:

«Прилагательные окончания русских фамилий передаём так: -ый через -ий; -ий после твёрдого согласного — через -ий, после мягкого согласного — через -ій; -ая, -яя — через -а, -я: Бєлий, Островський, Крайній; Бєла, Островська, Крайня. Окончания -ой передаём через -ий: Донськúй, Крутúй, Луговськúй, Полевúй, Соловйо́в-Сєдúй, Боси́й, Трубецькúй, але Толстóй (Толстá)».

Сложно сказать, благодаря какому из Толстых – Льву Николаевичу или Алексею Николаевичу – эта русская фамилия оказалась исключением, но правило это не меняет: отныне князья Донской и Трубецкой на Украине — Донський и Трубецький, а композитор Соловьёв-Седой — Соловйов-Сєдий. Точно так же вынуждены будут сменить написание своих фамилий миллионы людей с подобными фамилиями. О смене Ивановых на Иванивых пока речь не идёт, но, как говорится, лиха беда начало.

Понятно, что профессиональные защитники украинского языка сейчас заведут свою привычную волынку в стиле «вам никто не запрещает говорить по-русски» – мол, из-за нового правописания никто не заставит людей менять документы и т.д.

Однако представим простой и очень распространённый случай: орган власти принимает решение о выделении земельного участка человеку с фамилией «Крамской». В соответствии с правописанием – а это, напомню, нормативный документ, утверждённый постановлением Кабмина Украины – чиновник обязан написать в документе фамилию «Крамський». Понятно, что если пан Крамской – ветеран АТО/ООС, то никто не будет рисковать взорванной в кабинете гранатой, и напишет фамилию как в паспорте. А вот у нормальных людей с подобными русскими фамилиями могут возникнуть проблемы.

Без сомнения, авторы всех этих нововведений опираются на опыт стран Прибалтики, где российские имена и фамилии прямо запрещены законом. Наиболее жёсткие нормы действуют в Латвии – там, согласно закону о государственном языке, все Ивановы давно стали Ивановсами. А истории про Шишкиных, которые превратились в Сиськиных (Siskins), и Пышкиных, ставших Писькиными (Piskins), уже давно перестали быть анекдотами – это грустная латвийская реальность, на которую закрывают глаза в Брюсселе и Страсбурге. К сожалению, Европейский суд по правам человека при всех попытках обжалования окончания «с» в фамилии становился на сторону латвийского государства.

Причём если это окончание хотя бы формально соответствует местным языковым нормам, то есть масса примеров обычного издевательства чиновников над русскими. К примеру, несколько лет назад Министерство юстиции Латвии отказало Галине Введенской в присвоении фамилии по мужу (Vvedenska), мотивируя это тем, что наличие двух букв V в фамилии является «существенным ограничением демократического государственного устройства». Через три года судебных тяжб женщине всё же удалось добиться справедливости, однако, по оценкам правозащитников, искажению имен и фамилий в Латвии подверглись более миллиона человек – как правило, русских.

Подобная ситуация и в Литве, только там «репрессиям» подвергаются ещё и польские фамилии – в Вильнюсе хорошо помнят, что в 1919-1939 этот город принадлежал Польше. Местным полякам запрещают писать фамилии с использованием буквы W – мол, её нет в литовском алфавите. Причём страдают от этого сами литовцы, которые меняют фамилии в связи с браками с гражданами стран, где эта буква используется.

К примеру, только через суд две гражданки Литвы, вышедшие замуж за бельгийцев, смогли получить паспорта с фамилиями Wantens и Pauwels. Но если иски жён бельгийцев литовские суды удовлетворили достаточно быстро, то Малгожата Руневич-Вардын более 10 лет судится за право получить паспорт с записью её фамилии на польском – Runiewicz-Wardyn. Пока что женщине удалось лишь получить свидетельство о рождении сына с фамилией Wardyn – но только потому, что такова фамилия отца ребёнка, гражданина Польши.

А в Эстонии законодательство в этой сфере и вовсе парадоксально: кроме запрета отдельных фамилий «из-за сложного или не соответствующего употреблению эстонского языка написания или произношения, либо общеязыкового значения», там также запрещено без специального разрешения менять фамилию на находящуюся в специальном списке «слишком распространённых». Формально – никакой дискриминации, вот только фамилии в этом списке – почти на 100% русские: Иванов, Петров, Сидоров, Васильев, Попов, Алексеев, Степанов, Трофимов, Смирнов, Романов, Павлов, Морозов, Никифоров, Яковлев, Дмитриев и так далее.

Понятно, что изменение правописания русских фамилий, оканчивающихся на -ой, – это лишь пробный шар. Если стерпят это – то и до переименования Петровых и Поповых в Петривых и Попивых недалеко. Тем более, что надежды на смену националистического курса Украины после недавних выборов не оправдались: чуть ли не первое, что сделал новоизбранный президент – сменил в социальных сетях написание своей фамилии с «Зеленский» на «Зеленський».

Олег Хавич, ПолитНавигатор

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен