Надо создать единую азиатскую валюту для торговли между странами. Такое предложение сделал премьер Малазийи. Пойдет ли на это главная экономика в регионе – Китай? И получится ли у азиатов сделать то, что пытались сделать европейцы – создать новую валютную систему в противовес доллару?

«Если азиатские страны хотят сплотиться, им следует начать с создания общей торговой валюты на базе золотого стандарта, потому что золото гораздо стабильнее. Ее будут использовать не для внутренних расчетов, а только в торговых операциях [между странами]», – заявил премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад во время выступления на экономическом форуме в Токио, посвященном развитию Азии, передает Reuters.

Он отметил, что «при нынешней мировой системе обмена валют местные платежные средства подвержены внешним факторам и становятся объектом манипуляций».

На этой неделе министерство финансов США заявило в докладе Конгрессу, что девять стран, включая Малайзию, требуют пристального внимания. Американцы подозревают своих торговых партнеров в манипуляциях с валютами. Ранее подобные обвинения звучали и в адрес России. Вашингтон пригрозил наказывать такие страны введением пошлин на их товары. На самом деле США недалеко ушли от тех, с кем решили бороться. У Америки имеется огромное количество инструментов, чтобы манипулировать курсом доллара, чем они не гнушаются заниматься. Малайзия восприняла эту угрозу близко к сердцу: местный ЦБ сразу попытался защититься, заявив, что его интервенции на валютных рынках ограничиваются лишь мерами по борьбе с чрезмерной волатильностью.

Разговоры о создании единой азиатской валюты начались даже не в этом десятилетии, а еще в 70-х годах. Активизировались они после валютно-финасового кризиса 1997–1998 годов. И если сначала центром создания такой валюты виделась Япония, то сейчас, конечно, на эту роль претендует агрессивно развивающийся Китай.

Идея создания единой азиатской валюты – это защитная реакция Азии на господство доллара и евро при торговле даже внутри АТР. В свое время Европа объединилась, чтобы противостоять США, которые после второй Мировой войны начали агрессивную экспансию. Первые соглашения, касающиеся европейской интеграции, были подписаны еще в 50-х годах. Европе потребовалось еще много десятилетий, чтобы в итоге прийти к созданию единой политической и экономической системы с общим рынком и единой валютой. В 2000 году евро стал единой валютой в 11 странах ЕС.

Азиатские страны могли бы пойти по пути объединения ЕС, начав с создания единой валюты в противовес доллару для торговли между собой. Шаг за шагом это может вылиться в итоге в более тесный союз наподобие ЕС.

Как и в случае с евро, единая азиатская валюта может помочь избежать повторения валютно-финансового кризиса, который затронул в 1997–1998 годах весь мир.

Она поможет устранить волатильность валютных курсов. Наконец, единая валюта создаст единый свободный рынок товаров, услуг и рабочей силы, что положительно скажется на развитии экономик азиатских стран.

В ряде азиатских стран (в том числе Малайзии) уже присутствует азиатская валютная единица, т. н. ЭКЮ, но она не имеет физического воплощения и используется лишь для клиринга (расчеты между правительствами по специальному договору), напоминает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев. А вот разговоры о создании полноценной валюты до сих пор так и не сдвинулись с мертвой точки.

Во-первых, есть несомненные политические разногласия. Например, у Индии с Пакистаном. Что уж говорить про особенную Северную Корею. Затрудняет объединение, конечно, и слишком разный уровень экономического развития стран в регионе. Растущий и промышленный Китай в этом плане сложно сравнивать с Таиландом, который живет за счет туризма, или Филиппинами. И, конечно, более крупный игрок от таких объединений выигрывает всегда больше, что хорошо видно по еврозоне. Германия, Франция и Великобритания тянут весь ЕС, тогда как в Прибалтике, например, уровень благосостояния и зарплаты никогда не будет таким, как в этих трех странах. В итоге сами прибалты убежали в более богатую Западную Европу, а их место занимают иммигранты из еще более бедных стран – с той же Украины. Такие же перекосы появятся в азиатском регионе.

«Страны слишком разные и могут иметь диаметрально противоположные взгляды как на геополитику, так и на дальнейшее экономическое развитие. Если в европейских странах для создания ЭКЮ, дальнейшего перехода на евро и объединения в ЕС были весьма веские политические причины, то в Азиатском регионе их попросту нет. Мало кто захочет жертвовать своим суверенитетом, особенно когда появляется все больше свидетельств тупикового пути развития ЕС и роста числа евроскептиков», – считает Геннадий Николаев.

Кроме того, в отличие от Европы, где торговые связи между отдельными странами в зоне евро довольно значительные, в Азии страны ориентированы больше на экспорт и завоевание западного торгового мира. Торговля между собой развита слабей. Поэтому вопрос, сможет ли новая валюта значительно подвинуть доллар на международной арене, дискуссионный. Евро, например, до конца сделать это так и не удалось. Хотя нельзя не признать, что европейская валюта ослабила позиции американской валюты в сфере торговли. Поэтому единая азиатская валюта вполне могла перенять эстафету и еще больше ослабить долларовую монополию в торговле.

Другое дело – хочет ли этого Китай? Без участия КНР, играющей слишком важную роль в экономиках многих стран, план малайзийцев обречен на провал. А Пекину сейчас не до создания единой валюты. «Во-первых, это совершенно лишняя трата сил во время набирающего обороты противостояния с США, а во-вторых, слишком много усилий уже брошено на развитие собственной валюты как альтернативы доллару и евро», – считает Николаев.

Впрочем, Владимир Рожанковский из «Международного финансового центра», наоборот, считает, что Китай может отказаться от идеи продвигать свой юань как альтернативу доллару и ухватиться за идею создания некой единой региональной валюты по образцу и подобию евро в Старом Свете.

«Концепция «одна страна – одна валюта» достаточно тривиальна и весьма рискованна. Это позволяет минфину США легко налагать против Китая санкции в случае необходимости. А Пекин и так регулярно попадает в американские списки стран – «валютных манипуляторов», и дальше, судя по всему, будет только хуже», – считает Рожанковский. Единая же валюта нескольких стран делает объект удара со стороны США более размытым. И торговые партнеры Китая в регионе, скорее всего, будут обеими руками за такую идею.

«Ведь единая валюта позволит вести расчеты напрямую, избегая неудобные и порой весьма дорогостоящие для малых волатильных валют этапы конвертации одной расчетной единицы в другую. Раньше эту роль традиционно исполнял доллар США, однако по мере углубления кризиса торговых войн между КНР и США было бы довольно странно ожидать от Поднебесной безропотного повиновения перед долларом и в дальнейшем. Конечно, мы далеки от мысли, что Китай может себе позволить отказаться от долларовых расчетов уже завтра, но очевидно, что Поднебесная размеренно готовит себе «запасной аэродром», и этот процесс уже не остановить», – уверен Рожанковский.

Единственный, по его мнению, риск – это отсутствие у Китая опыта управления валютой, чье курсообразование было бы свободным, а на других принципах многие традиционные страны с рыночными экономиками – в том числе Малайзия – явно не пойдут. Впрочем, торговые войны могут помочь Пекину решиться на создание по-настоящему свободного рынка.

В конце концов, такая денежная единица со временем может не только пошатнуть господство доллара в международной торговле, но и изменить структуру резервов многих стран (где доллар и евро лидируют). Мощь китайской экономики неоспорима, и именно в странах АСЕАН +3 (Китай, Япония и Южная Корея) сосредоточена большая часть золотовалютных резервов мира. Таким образом, единая азиатская валюта в теории могла бы стать новым полюсом валютной системы и даже обвалить доллар (он исторически только укрепляется).

Ольга Самофалова, ВЗГЛЯД

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен