Современная наука движется в трёх основных направлениях. Во-первых, изучение того, чего никто не понимает. Во-вторых, изучение того, что важно для повседневности. А в-третьих — доказательство того, что и так очевидно.

Очередное из исследований третьего толка было представлено на днях в Ватикане. Масштабное исследование, проведённое в нескольких очень разных в культурном отношении странах (Бразилия, Китай, Дания, США, Япония) показало, что, оказывается, атеисты ничем не хуже тех людей, которые веруют.

Ну то есть они реально задались этим вопросом: хуже или не хуже? «Люди считают, что у атеистов нет объективной морали и цели в жизни, но при этом они очень заносчивы и имеют совсем другой набор ценностей по сравнению с верующими», — сказал один из авторов исследования, опровергающего это мнение людей. Оказалось, что высшие ценности у людей верующих и неверующих примерно одни и те же: семья, свобода, дружба, отношение к природе, позитивное мышление и равноправие. Ну вы только подумайте… а мужики-то не знали.

Ведь что такое, в сущности, вера? Объяснений можно придумать, конечно, бесконечное множество. Но в общем случае вера — это механизм объяснения необъяснимого. Плюс религия (а это уже другой механизм) — универсальный способ приобщения к социуму. Собственно, именно в этом и состоит главная проблема с верой в нашей стране, где горожане воюют против строительства храма. Ведь для того чтобы накопить существенный жизненный опыт, в котором будут неизбежные вкрапления необъяснимого, нужно прожить какую-то жизнь. То есть к вере может прийти только человек взрослый. И вера эта (в общем случае) совершенно не является залогом будущей религиозности человека. Потому что вера — это персональная психологическая практика. А религия (или, как у нас говорят, воцерковлённость) — это ассоциация себя с обществом путём исполнения ритуала.

Кстати, у нас любят измерять православность путём проведения опросов насчёт посещения храма на Пасху или соблюдения, скажем, поста. Или количества пройденных ритуалов причастия. Но это измерение не столько собственно религиозности (то есть причастности к институту исполнения ритуала), сколько её степени. А в общей массе к религиозной культуре принадлежит любой человек, который хоронит своих родственников по ритуалу, принятому в этой культуре. Кладбище — вот главный храм. Собственно, именно на этом и построено всё христианство — на культе смерти, за которой когда-то последует воскресение.

Интересно, что в советской культуре кладбище действительно стало суррогатом храма. По той простой причине, что прихожанина храма лишили. И в любой мало-мальски значимый религиозный праздник православный русский стал приходить на кладбище к своим предкам. Ибо больше идти было некуда, а с кладбища никогда не гоняли.

Теперь у нас храмов, как известно, строят по три штуки в день (что, на мой взгляд, замечательно), но обычай в религиозный праздник ехать на кладбище и пить там водку так никуда и не делся.

Что бы православные иерархи каждый год ни говорили по этому поводу — и что это противоречит традиции, и что в священных книгах об этом ничего не написано… И тут мы переходим ко второй важной составляющей религиозности — её наследственной передаче.

Вера, как я сказал выше, исходит из опыта. У ребёнка опыта нет. Но у него есть родители, которые и передавали ребёнку своё отношение к высшим силам. Как только в силу советских перемен традиция прервалась, так и произошли все эти метаморфозы, констатируемые опросами. Про причастие, про пост и про всенощное бдение. И чтобы ситуация исправилась, нужно несколько поколений.

В том же, что ситуация непременно исправится, лично у меня нет сомнений. И дело тут не в трёх храмах в день. А в том, что без веры взрослому человеку довольно трудно не только объяснить себе многие происходящие вокруг вещи, но и удержать себя в рамках морали. Жить в ощущении, что Боженька всё видит, — это, знаете ли, весьма тонизирует. Хотя, конечно, и среди самых религиозных людей есть подонки, но всё же показная религиозность — не вера. Впрочем, да, учёные же доказали, что атеисты не хуже.

В общем случае, видимо, да. Атеисты не хуже. По крайней мере у меня нет на руках доказательной базы, с помощью которой я мог бы показать, что это не так.

Все мои примеры из жизни, которые касаются людей, рассказывающих нам о морали в изрядно порядочных СМИ, а на деле оказывающихся последними подлецами, — это только мои примеры. И, конечно, выводы на их основе останутся лично моими.

Но, как я сказал выше, вера — это механизм объяснения необъяснимого. И если человек в зрелом возрасте остаётся атеистом, это значит, что в его жизни не происходило ничего необъяснимого. И, честно говоря, так жалко его.

Мне, человеку одной из самых приземлённых профессий (специальность 230101 «Вычислительные машины, комплексы, системы и сети») именно в рамках своей профессиональной деятельности по специальности довелось встретиться с необъяснимыми вещами достаточное количество раз, чтобы перестать быть атеистом. И, оглядываясь назад, я уверенно могу сказать, что если бы этого необъяснимого в моей жизни не было, то и жизнь моя оказалась бы гораздо более унылой.

А так-то, конечно, нет оснований не доверять докладу учёных.

Максим Кононенко, RT

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен