Европейцы хотят империю, но как-нибудь так, чтобы даром и без драки

На данный момент в Европе наблюдаются две прямо противоположные тенденции. С одной стороны, ее ведущие страны громко заявляют о перспективах Евросоюза и его возврата к геополитической субъектности. Собственная независимая валюта. Своя, отдельная от НАТО, общая армия. Дисциплина и единый для всех имперский орднунг. В том числе ценой выбрасывания лишних за борт и урезания прав остальным.

С другой, полная бесхребетность при столкновении практически со всеми угрозами, как внешними, так и внутренними. Даже откровенный идиотизм поведения британской правящей верхушки не привел к решительным мерам со стороны Брюсселя. Почему так — становится ясно из череды публичных высказываний нескольких серьезных официальных лиц Пятой республики.

Например, французский министр финансов Брюно ле Мэр высказался об угрозах, внезапно вставших перед общей валютой — евро. Причем сделал это в весьма интересной форме. По его мнению, европейской финансовой системе грозит кризис из-за американо-китайских торговых войн и (барабанная дробь) «политики ряда европейских лидеров, которые хотят исчезновения евро и возвращения к национальным валютам».

Вот все бы с евро было хорошо, но «некоторые злые люди» (в скобках – Марин Ле Пен и вице-президент Итальянского совета Маттео Сальвини) вместе с прочими радикальными консерваторами слишком сильно мутят воду.

И ведь правильно сказал. Действительно мутят, так как недовольны экономическими результатами общей Европы. Профит где? Почему больше всех трудятся «старые европейцы», а темпы роста ВВП самые высокие у всяких там восточных лимитрофов? Почему они финансовую и бюджетную дисциплину не соблюдают, но при этом являются крупнейшими получателями дотаций из центральных фондов поддержки ЕС?

Вот только почему-то умолчал, что мутят не из вредности, а по причине отсутствия на их вопросы внятных ответов со стороны общеевропейских структур. Уж если строить Единую Европу, то строить, а не сопли жевать! Проблемы требуют решения, поиск которых теснейшим образом зависит от степени решительности самих европейских элит.

А ее как раз и не наблюдается. Установленный срок британского ухода давно прошел. И что? И ничего. Никто не рискнул вызвать приставов и вывести «теперь уже бывшего члена» за периметр. Наоборот, дружно «еще чуть-чуть подвинулись» даже вопреки политическому здравому смыслу и собственных бюрократических регламентов. Министр финансов тут на угрозы европейской валюте жалуется, но даже словом не обмолвился о том, что и зачем следует делать для решения проблемы.

Впрочем, не он один. Не так давно, в ноябре 2018 года, точно в таких же интонациях на жизнь жаловался Эммануэль Макрон. Вроде президент Франции, партнер Берлина по недавно подписанному союзу, предполагающему строительство «Европы двух скоростей». Казалось бы, он больше прочих должен демонстрировать энтузиазм и решительность. Но нет. В интервью телеканалу CNN глава Пятой республики сетовал на отсутствие в Европе альтернативы доллару.

И никто, ни одна значимая медийная политическая фигура его паникерские разговорчики в строю пресечь даже не попыталась! Ни своя, оппозиционная французская, ни из других партнерских стран. Ни, тем более, немецкая. В Германии сегодня вообще стоит тишина почти кладбищенская. Как Меркель из обоймы выпала, так и все. Немцы попрятались по шхерам и перестали отсвечивать хоть сколько-нибудь. Словно их в Европе вообще нету.

Нужен ли им всем орднунг, дисциплина и «две скорости»? О, да, несомненно! Особенно Берлину. А то фактически четверть общих расходов Европы за всех платят, треть инвестиций в европейских, особенно самых отстающих странах – немецкие, а политических прав в общем колхозе «только на ровне со всеми прочими», вроде греков с прибалтами. Впрочем, Париж в соправители Новой Европы тоже буквально всей душой.

Иными словами, «новая империя» им более чем симпатична и желанна. Да и жизнь к ней в полный рост вынуждает. Американские санкции, вашингтонские беспардонные выкрутасы с иранской ядерной сделкой… а история с венесуэльской нефтью чего стоит? Сначала Трамп санкционным хлыстом больно дал по европейской хребтине, мол, нельзя покупать нефть у деспота, а потом сам же у него начал ее покупать, не моргнув глазом!

Нет, империя Европе нужна буквально как воздух, но… как-либо напрягаться ради ее обретения, вставать в атаку на пулеметы, идти в штыки под градом картечи, вот всего этого европейские элиты очень откровенно не желают. Тот же самый Ле Мэр, на презентации своей книги «Новая империя: Европа в XXI веке» высказался в том смысле, что империя нужна, но как-нибудь так, чтобы без чьего бы то ни было в ней доминирования. Да, империя, но чтобы непременно мирная. Вот еще вчера ее не было, а тут сразу — раз, — утром просыпаемся, а она уже есть. Во всей красе, могуществе и блеске. Успешно противостоит американским и китайским попыткам вассализации Европы.

Как такое возможно, кто, как и за счет чего преодолеет сопротивление «разных всяких прочих» — этот вопрос, судя по всему, задавать бесполезно. Наполеоны в Европе закончились. Остались одни халявщики. В хитрые подковерные бюрократические игры они играть еще умеют, даже неплохо, но противостоять глобальным процессам уже нет. Выродились.

Причем уже без разницы, кто конкретно победит на нынешних выборах в Еврокомиссию. Даже если еврооптимистам, таким как этот финансовый министр или его босс, в этот раз и выйдет победить, не допустив туда евроскептиков, империи все равно уже не будет. Потому что скептики свое из общего отжать сумеют.

Для этого им достаточно инициативы оптимистов просто не поддерживать. И процесс распада ЕС покатится сам собой. А уж если скептики в Брюсселе возьмут большинство, то с такими настроениями у главных евромодернизаторов про какие бы то ни было перспективы на успех можно будет забыть сразу. Без наполеонов империи не возникают.

Александр Запольскис, ИА REX

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен