Намечающиеся на 9 июня выборы президента Казахстана являются одним из важнейших событий в Центрально-Азиатском регионе в 2019 году. Создатель казахстанской государственности «елбасы» Нурсултан Назарбаев начал процесс мягкого транзита власти при жизни, чтобы Казахстан избежал рискованных сценариев после его смерти. Передача власти — тщательно подготовленный процесс, а первые шаги в этом направлении были сделаны несколько лет назад.

«Я принял решение прекратить свои полномочия в качестве президента. Безусловно, это непростое решение. В этом году 30 лет как я занимаю самый высокий пост в нашей стране», — сказал Назарбаев в обращении к нации.

Границы эпохи Лучшие описания Казахстана в художественной литературе принадлежат, вероятно, великому писателю Юрию Осиповичу Домбровскому, который был в Казахстан сослан.

А его роман «Хранитель древности», содержащий признание в любви казахскому городу Алма-Ата и собору, который в нем находится, полон историософскими соображениями. Домбровский размышляет о природе власти.

«В день своей кончины Август спросил пришедших к нему друзей, как они думают, хорошо ли он провел свою роль в комедии жизни, и продекламировал тут же заключительные стихи:

Так если нравится — рукоплещите

и с ликованьем проводите нас», —

так рассказывает Светоний.

Надо сознаться: если это придумано, то очень здорово. Так он и должен был сказать. Это «ловкое и счастливое чудовище», «человек без веры, стыда и чести» (Вольтер). Роль, комедия жизни… понравилась ли?… Рукоплещите… А что же он мог придумать еще? Главное свойство любого деспота, очевидно, и есть его страшная близорукость. Неисторичность его сознания, что ли? Он весь тютелька в тютельку умещается в рамку своей жизни. Видеть дальше своей могилы ему не дано».

Следовательно, если продолжить мысль Домбровского, мудрый правитель, даже обладая всей полнотой власти, желая избежать государственной катастрофы, должен уже при жизни начать передачу властных полномочий и работать над созданием политической реальности, которая будет после него.

Построивший государство

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев — действительно неглуп и в прозорливости ему не откажешь. Тому есть множество доказательств. От суждений о нем зарубежных лидеров до бесспорной статистики.

Бывший президент Израиля Шимон Перес говорил: «Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев – великий строитель нашего времени. Разрушать легко, трудно строить. Его строительство по-настоящему можно назвать великим».

Великий реформатор Сингапура Ли Куан Ю, который дал миру образцовый опыт жесткой авторитарной модернизации утверждал: «Лидер Казахстана в меру жесткий, практичный, быстрый и решительный человек, обаятельный, талантливый и настойчивый, который признан лидером и другими республиками бывшего Союза».

Маргарет Тэтчер заявляла: «Отцы-основатели государств практически всегда оказываются неординарными личностями, и Нурсултан Назарбаев в полной мере относится к этой категории». Тэтчер говорила, что в президенте Назарбаеве поражает правильное сочетание «дерзости и осторожности».

Достижения Назарбаева

Благодаря Назарбаеву приватизация в Казахстане произошла мягче и честнее, чем в других бывших союзных республиках. В процессе приватизации участвовало больше иностранного капитала. Казахская экономика более открыта для зарубежных инвестиций.

Назарбаев — единственный из постсоветских лидеров, который пошел на процесс переноса столицы, что было благотворно и для экономики страны, и для регионального перераспределения властных ресурсов, и для циркуляции элит.

Ему удалось примирить противоречия между Северным и Южным Казахстаном, которые в начале 90-х казались чуть ли не неразрешимыми. При нем была выстроена новая казахская идентичность — цивилизованных азиатов, «китайцев мусульманского мира», чингизидов, которые несут прогресс в тысячелетние степи.

В отличие от России, где есть почти неподконтрольная Чечня в качестве параллельного субъекта власти, Украины, которая не контролирует Луганскую и Донецкую область, Молдавии, которая уже почти смирилась с автономностью Приднестровья, Грузии, которая потеряла Южную Осетию и Абхазию, Азербайджана, который утратил Карабах и ещё семь районов… в Казахстане нет параллельного регионального центра силы.

Назарбаеву удалось справится с наступлением исламизма. Сегодня эта республика — главный форпост против наступления радикального Ислама в Центральной Азии. Если, для сравнения, посмотреть, как сильно деградировала и впала в дикость соседняя Киргизия, то успехи Казахстана будут выглядеть даже более наглядно.

Казахстан очень умело лавировал между Россией и Китаем, сохраняя хорошие отношения, но не позволяя собой командовать. При этом, ни с кем не ссорясь (кроме ушедшего киргизского неадекватного президента) из ближайших соседей, поддерживая корректные и конструктивные отношения с лидерами мусульманских стран, Назарбаев стал, пожалуй, самым уважаемым постсоветским политиком в западном мире.

«Мы поставили Казахстан на карту мира, где его не было как государства, — сказал Назарбаев в своей прощальной речи. — Свою задачу на будущее я вижу в том, чтобы подготовить новое поколение руководителей, которое продолжит проводимые в Казахстане преобразования».

Управлять — значит предвидеть

Чтобы хорошо управлять — нужно уметь предвидеть. Это значит: просчитывать ходы. Просчитывать результаты действий.

Если ходы просчитаны, то процесс — даже самый невероятный — становится более управляемым.

Назарбаев проанализировал опыт Узбекистана, где покойный президент Ислам Каримов не подготовил переходные процедуры, не обеспечил транзита при жизни. А после смерти… даже отец-основатель государственности в процесс вмешаться уже не может.

Поэтому Назарбаев стал готовиться заранее, хорошо понимая, что главное – это последовательность предпринятых шагов.

Создатель Пятой республики во Франции президент де Голль говорил, что самое главное для основателя той или иной политической системы «вылепить статую государства».

Статую государства надо вылепить так, чтоб она продолжала стоять и после того, как ваятель отойдет от неё.

Сбалансированная система

Первое, что сделал Назарбаев, он совершенно неожиданно в 2017 году отказался от президентских суперполномочий и перераспределил ответственность между ветвями власти. Законопроект «О внесении изменений и дополнений в конституцию Республики Казахстан» — был проверкой зрелости системы, которая уже не нуждается в ручном единоличном управлении.

Для большинства постсоветских лидеров характерно, наоборот, всеми силами наращивать собственные возможности вертикали власти. За год до этого решения Назарбаева, конституциям Таджикистана, Туркмении и Азербайджана в течение 2016 года были приняты поправки, укрепляющие власть президента.

А в Казахстане, наоборот, начался процесс передачи части президентских полномочий правительству и парламенту.

В большинстве бывших советских республик было сделано всё, чтобы парламентские структуры «не мешали» — не могли влиять. Госдума, которая в первые постсоветские годы претендовала на управление страной, ныне играет в Российской федерации чисто декоративную роль. Это «не место для дискуссий». Тем более для дискуссий об управлении страной.

А Назарбаев усилил роль казахского парламента — Мажилиса. Процесс законотворчества был отдан представительной власти. Президент отказался от права вносить законы.

Парламент получил право формировать правительство, полномочия по непосредственному управлению экономикой.

Благодаря этой конституционной реформе, лично президент может назначать только 3 министров — иностранных дел, внутренних дел и обороны, а премьер-министр слагает свои

полномочия не перед вновь избранным президентом, как было раньше, а перед вновь избранным Мажилисом (нижняя палата парламента).

От президента правительству было отдано утверждение государственных программ, систем финансирования и оплаты труда бюджетников. У президента было отобрано право отменять или приостанавливать действия актов правительства.

Оставаясь гарантом

Перестав быть президентом, Назарбаев остается гарантом преемственности и стабильности. Его прощальная речь стала прозрачным намеком на то, что, уйдя с поста президента, Назарбаев все равно будет контролировать ситуацию.

Передача власти и выстраивание новой политической реальности — это процесс, который в исполнении Назарбаева не будет резким. Главное, как мы уже говорили, последовательность шагов.

Назарбаев не до конца отходит от власти. Он пожизненно сохранит полномочия председателя Совбеза страны, а также останется лидером правящей партии «Нур Отан».

То есть, отдавая первое кресло страны, Назарбаев — остается лидером страны. И не только неформальным. Полномочия председателя Совбеза — в чем-то выше, чем у президента страны. «Нур Отан» — это полноценная партия власти, скроенная добротно, а не на скорую руку и белую нитку (как в свое время была создана Березовским путинская партия «Единство»). Назарбаев оставляет в своих руках рычаг и точку опоры.

Хотя, скорее всего, он сохранил бы абсолютное влияние на государство даже если бы не оставил в своих руках властные полномочия.

В то же время, предположение, что его преемник Касым-Жомарт Токаев — это только марионетка или техническая фигура — неверно. Токаев не только имеет внушительную биографию, огромный опыт, связи в большом мире. Он ещё известен как одно из самых доверенных лиц Назарбаева.

Важно отметить, что все происходит в соответствии с конституцией. Все в пределах правового поля.

Исторические примеры

На постсоветском пространстве такого ещё не было. Из мировых примеров память, прежде всего, подсказывает китайского Дэн Сяопина и польского Пилсудского.

В Польше, когда маршал Пилсудский был уже бывшим главой государства, все знали, что всё в политике делается именем законных республиканских властей, однако каждому мальчишке было известно, что вся неформальная власть в государстве принадлежит «дедушке» (так называли маршала легионеры).

Когда ЦК коммунистической партии Китая удовлетворило просьбу Дэн Сяопина об отставке, то в заявлении было подчеркнуто, что отставка свидетельствует о «широте мысли». Дэн не имел формальных должностей, но по-прежнему оставался политиком, каждый день ему по-прежнему приходили партийные и государственные документы, он знакомился с ними, делал пометки, отдавал секретарю, в случае несогласия отсылал свои предложения.

Иногда он обращался прямо к массам через головы пекинских руководителей. И достигал успеха. Принимал иностранных гостей, выразивших желание с ним встретиться. За границей его по-прежнему считали харизматическим лидером КНР, который определяет принятие важных решений.

Ибо подлинная власть — это вопрос национального консенсуса. И подлинно консенсусные лидеры остаются властителями хода событий, даже когда уступают бразды правления.

А Путин уйдёт?

ССценарий мягкого транзита власти в Казахстане вероятно может оказать влияние на соседние государства, а может быть, и все государства СНГ. «Учитывая высокий уровень запроса на новые лица в политике, имеющийся в России, Кремлю уход Назарбаева невыгоден. Он создает определенные общественные ожидания в отношении Путина по принципу: раз даже такие патриархи, как Назарбаев, уходят, то и нашему нечего засиживаться» — говорит политтехнолог Аббас Галлямов.

Давид Эйдельман специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен