Поставка турецкой бронетехники противникам Хафтара в Ливии не обязательно является признаком разногласий между Россией и Турцией 

Тем читателям, кто на дух не переносит любое упоминание о так называемой «конспирологии», как о допущении существования неких тайных, скрытых от широкой общественности, закулисных и подковёрных комбинаций, сговоров, конфликтов и совпадений интересов, очень рекомендую обратить внимание на нынешние события в Ливии и вокруг неё.  Динамическая и противоречивая подоплека которых настолько запутана и закрыта от праздного любопытства, что даже видавшие виды эксперты-международники порой теряют дар речи.

Чего стоит, например, один только кульбит политики официального Вашингтона, который в начале апреля с.г. молниеносно вывел свои части морской пехоты из ливийского Триполи под невразумительным предлогом угрозы их безопасности! Как будто речь идет о детском приюте, а не о вооруженных до зубов «дубленых загривках».

Американские десантные корабли на воздушной подушке были использованы для экстренного удаления морской пехоты США из Ливии. (апрель, 2019 г.)

И это не говоря уже о том, что президент США Дональд Трамп столь же внезапно сменил гнев на милость в отношении главы Ливийской национальной армии фельдмаршала Халифы Хафтара. И вместо гневного осуждения его наступления на Триполи, стал говорить о  выдающейся роли этого полководца в борьбе с терроризмом. И даже приказал заблокировать антихафтаровскую резолюцю в СБ ООН. Которую, что примечательно, одновременно заблокировала и Россия!

Одновременно американским авианосцам «Джон Стеннис» и «Авраам Линкольн», а также французскому «Шарлю де Голлю» срочно стянутым к берегам Ливии для возможного нанесения массированного удара по силам Хафтара, был дан отбой, а сама авианосная группировка расформирована.

Кстати, Москва в отличие от вечно кидающегося в крайности Вашингтона, никогда не спешила складывать все ливийские яца в одну корзину. И, несмотря на определенное сближение с тем же Хафтаром, отнюдь не ставила крест и на своих отношениях  с его оппонентом в Триполи – главой т.н. называемого «правительства национального согласия» Фаизом Сарраджем.

Делегации противоборствующих сторон попеременно наведываются в Москву. А министр иностранных дел РФ Сергей Лавров  по итогам этих визитов всегда говорит примерно одно и то же – о поддержке Россией всех политических сил в Ливии, которые должны достигнуть взаимопонимания без всякого навязывания каких-либо решений извне.

Достаточно очевидно, что крайняя сдержанность и осторожность великих держав в отношении ливийских событий, мотивируется, в первую очередь, их естественным желанием сохранить максимум своего влияния и интересов в этой стратегически и экономически важной стране Арабского Востока, после неизбежной, в конечном счете, стабилизации Ливии и её государственного воссоединения.

Однако ситуация на ливийском треке осложняется наличием огромного количества других заинтересованных сторон, прежде всего, из числа влиятельных региональных держав. Список которых практически равен общему количеству государств Большого Ближнего Востока. Что нисколько  не удивительно с учетом того, какую весомую роль играла Ливия в  ближневосточных делах в свои лучшие времена и еще может сыграть в недалеком будущем.

В контексте этого противостояния региональных стратегий, особое внимание привлек факт военных поставок правительству Триполи со стороны Турции.

Сообщалось, в частности, следующее:

«Эрдоган с размахом начал выполнять недавнее обещание оказать всю возможную поддержку Правительству национального согласия (единства) во главе с Фаизом Сарраджем против Ливийской национальной армии фельдмаршала Хафтара. Напомню, что в конце апреля в разговоре с Сарраджем Эрдоган пообещал твердо стоять на стороне ПНС и использовать все возможности Турции, чтобы по его словам: «предотвратить заговор против ливийского народа».

Судя по появившимся 18 мая 2019 года фотографиям и видео, в рамках реализации этих обещаний, на прибывшем в порт ливийского Триполи из Турции судне Amazon была доставлена партия новеньких бронемашин Kirpi II производства турецкой BMC. Таким образом, в Ливии турецкие бронемашины будут воевать против поставляемых Объединенными Арабскими Эмиратами для войск Хафтара бронемашин Panthera T6, Panthera F9 и пр.»

Некоторые наблюдатели расценили сообщения о турецких военных поставках правительству Сарраджа как признак неблагополучия в российско-турецких отношениях. Мотивируя такой вывод тем, что Россия, дескать, выступает в Ливии на стороне Хафтара,  в то время как её стратегический партнер – Турция, встала на сторону его главного местного оппонента.

Думаю, однако, что данная версия страдает некоторой упрощенностью и поверхностной оценкой происходящих событий. Между тем, как мы уже показали в начале статьи, ливийский клубок настолько запутан, что даже изощренный в таких неоколониальных играх англосаксонский Запад вынужден менять свои приоритеты и акценты буквально в режиме «он-лайн».

В действительности же, поставка весьма ограниченной партии турецкой техники в Ливию (речь идет о двух-трех десятках фактически полицейских бронемашин), вряд ли может рассматриваться как серьезная заявка Анкары на противостояние стратегическим интересам  таких мировых грандов как США и Россия, не говоря уже о бессчетном количестве региональных игроков.

Более того, такие действия турецких властей вполне могут быть реализацией некоего общего для России и Турции понимания  перспектив ливийской политики, которая, в конечном счете, наверняка будет представлять собой продукт того самого широкого национального согласия,  о котором говорит Сергей Лавров.

В данном контексте стоит обратить внимание и на тот факт, что турецкие вооружения прибыли в Ливию, причем это прибытие было обставлено максимально демонстративно, не когда-нибудь, а спустя ровно месяц после того, как США стали  самым бесцеремонным образом обхаживать Хафтара и всячески выказывать ему свое расположение. Такая «многовекторность» престарелого ливийского фельдмаршала, у которого к тому же давние личные связи с Вашингтоном, вряд ли была с энтузиазмом воспринята в Москве.  А равно и в Анкаре, отношения которой с США находятся вблизи точки полного замерзания. И которой явно не нравится перспектива ухода Ливии под крыло Америки и её сателлитов на Ближнем Востоке.

И в этом смысле турецкие бронемашины, прибывшие в Триполи, в распоряжении военных противников армии Хафтара, могут быть вполне определенным сигналом фельдмаршалу о неприемлемости его политического двурушничества.

Вообще следует сказать, что стратегическое партнерство России и Турции, которые, в силу объективных геополитических причин, начинают все больше тяготеть друг к другу, очень многим в этом мире не по душе.  И, прежде всего, разумеется, Западу во главе с США.

Поэтому не приходится удивляться постоянным попыткам ставить этим отношениям палки в колеса. В том числе и со стороны  «съевших собаку» на этом поприще западной дипломатии и пропаганды. В том же ключе, например, следует рассматривать и нынешние медийные инсинуации вокруг якобы «стремительно нарастающих российско-турецких противоречий» в Сирии. Где активное противодействие сирийских и российских сил действиям террористических бандформирований, носящее крайне избирательный и точечный характер,  безосновательно  толкуется западной прессой не иначе, как «полный срыв договоренностей» между Москвой и Анкарой.

Атмосфера нагнетания всевозможных слухов и откровенных фейков, нацеленная на максимально глубокое вбивание клиньев в российско-турецкие отношения, вполне ожидаема и закономерна  в условиях, когда развитие этих отношений полностью противоречит геополитическим интересам Запада. По-прежнему стремящегося  контролировать и направлять к своей выгоде все значимые процессы современной международной политики. И которому эти попытки, в силу его общей и необратимой деградации, удаются все хуже.

Юрий Селиванов, специально для News Front

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен