Приём заявлений четыре дня в неделю. Отметка в очереди – два раза в день. Фото на паспорт с закрытым ртом.  О том, что именно за гражданство своей Родины – России Донбасс голосовал на референдуме и воюет уже пять лет, обозревателю ПолитНавигатора рассказала донецкий журналист и политолог, не согласная на фиктивный брак гражданка ДНР, Екатерина Игнатова.

Валентин Филиппов: Я хочу напомнить, что Владимир Зеленский заявил, что российские паспорта никому не нужны. И никто за этими паспортами не придет. Мы попытались найти людей, которые пошли за паспортом. Мы искали долго. До 2-3 секунд. Перед нами.…

Екатерина Игнатова: Я – Екатерина Игнатова.

Валентин Филиппов: У нас в гостях Екатерина Игнатова, которая явилась на пункт подачи документов в ДНР для получения российского паспорта. Здравствуйте, Катя!

Екатерина Игнатова: Добрый день!

Валентин Филиппов: Екатерина, скажите, вы шли на пункт ФМС ДНР под конвоем автоматчиков, или ваших родных захватили рептилоиды, угрожали вам чем-то? Или вы случайно там оказались, на пункте приема документов на паспорт РФ?

Екатерина Игнатова: Я обратилась в Миграционную Службу Донецкой Народной Республики с чувством гордости и радости, что я, наконец, могу подать документы на российский паспорт. Наконец-то наступил тот самый момент, когда мы дождались опубликования закона, который позволяет нам подать документы и стать полноценными гражданами России. И это то, чего мы хотели, это то, за что выходили на референдум.

Я хочу жить в полноценной стране, в которой не национализм, не какие-то непонятные «европейские ценности». А в которой действительно наша культура, в которой мне не запрещают говорить на языке, на котором я говорю с рождения, в которой не притесняют. Где нет непонятных неонацистов, где нет непонятных людей с автоматами. Я хочу жить в полноценной стране и поэтому это мой выбор сегодня, я вот обратилась в паспортный стол, заняла очередь на подачу документов. Отмечу, что людей очень много…

Валентин Филиппов: Украинцы зацепятся сразу за «непонятных людей с автоматами». У вас нет непонятных людей с автоматами разве?

Екатерина Игнатова: Это защитники родного Донбасса.

Валентин Филиппов: Хорошо, Катя, там вот очередь, да? Я слышал, что … есть такой товарищ Tымчук, «Информационное сопротивление» на Украине, и он сказал, что он составляет списки тех, кто приходит попросить паспорт Российской Федерации. Составлялись ли там какие-то списки для Tымчука?

Екатерина Игнатова: Не знаю – не знаю, какие там списки ожидает украинская сторона.… Здесь есть, конечно, список очереди, для того, чтобы организовать людей, для того, чтобы не было никаких столпотворений, чтобы люди могли организоваться, так как нет возможности сейчас принять то огромное количество людей, которые уже сегодня стоят под дверями паспортного стола в ожидании документов.

Соответственно, да, люди составляют списки. Но это – ни что иное, как просто организация, самоорганизация.

Валентин Филиппов: Может, Тымчук подрабатывает организатором очередей.

Екатерина Игнатова: Я тоже надеялась его там увидеть, но, эх, не сложилось…

Валентин Филиппов: Слухи ходят, что для получения российского паспорта нужно иметь украинский паспорт, а не паспорт ДНР. Это как-то подтверждено или это пока непонятный момент?

Екатерина Игнатова: Скорее это непонятный момент. Сейчас много нюансов есть в трактовке указа Владимира Владимировича, но в том отделении, куда я обратилась, там требуют украинский паспорт и паспорт ДНР. И это обязательное условие. Если у человека нет украинского документа и паспорта Республики, соответственно, ему на данном этапе отказывают в подаче заявления.

Валентин Филиппов: Вам не хватило немного времени до совершеннолетия для участия в референдуме. Получается что вы, скорее всего, не успели получить и общегражданский украинский паспорт. Tо есть, вы уже из того поколения, которое при совершеннолетии получает паспорт ДНР, а украинского паспорта и в руках никогда не держало?

Екатерина Игнатова: Нет, украинский паспорт получают в 16 лет, и я получила в 16, так же, как и все остальные. Но в очереди тоже достаточно много ребят, которые вот сейчас недавно только получают документы, и для них актуальным является вопрос, что же делать дальше. Они хотят поступать в российские ВУЗы, они хотят точно такие же российские документы, они хотят быть гражданами Российской Федерации, но при этом у них нет украинского паспорта.

Как с этим быть на сегодняшний день, ответа пока мы не услышали.

Естественно, должно быть разъяснение и от ФМС России, и от Миграционной службы Донецкой Народной Республики. Я бы очень хотела написать запрос в российский ФМС и уточнить вот эти вот нюансы. Я узнавала, можно ли подать заявление о получении гражданства в упрощенном порядке на территории России?

Валентин Филиппов: Да.

Екатерина Игнатова: Как пишут пользователи в Фэйсбуке … я понимаю, что это, конечно, не авторитетное, возможно, мнение для кого-то, но люди говорят, что обращаются в ФМС, и пока что им отказывают, так как определены указом уполномоченные лица на территории Республик Луганской и Донецкой. Но, в ближайшем будущем, я думаю, что откроются центры, где мы сможем напрямую обратиться в российский уполномоченный орган и подать документы на территории Российской Федерации. Чтобы люди, которые не получили РВП, вид на жительство, жители Донбасса, которые проживают и работают сейчас на территории России, им не обязательно было ехать сюда в Донецк или в Луганск и подавать по месту регистрации.

Это тоже вот такой нюанс, который требует рассмотрения и детального изучения, чтобы какой-то был выработан порядок. В любом случае, ничего не бывает за один день или за неделю. Невозможно вот так вот взять и разработать, что в один момент все получат паспорта, все получат документы, все нюансы учтут. Это оттачивается годами.

Валентин Филиппов: Ну, и в Крыму не сразу получили все, хотя очень старались, очень сильно. И меньше ж было проблем – надо было всего лишь прийти и поменять паспорт.

Екатерина Игнатова: Указу ещё нет даже месяца, а уже принято больше 2000 документов.

Валентин Филиппов: Я так думаю, что, пока Россия официально не признает ДНР и ЛНР, пока ДНР и ЛНР не станут субъектами Российской Федерации, до этого времени вы будете считаться гражданами России, проживающими за границей постоянно. Обычно таких людей ставят на консульский учет.

Екатерина Игнатова: Очень любопытно то, что я смотрела статистику людей – наши местные адвокаты проводили в социальных сетях соцопросы: «Для чего же вам нужны российские документы?». И большинство людей отвечали или же «Я хочу работать в Российской Федерации», или же «Я хочу быть гражданином страны России, я не признаю Украину, как государство». И был ещё такой вариант, что: «Я хочу поехать отдохнуть». Мы же все люди. Конечно, говорить в военное время об отдыхе, это неправильно, с моей точки зрения, но, тем не менее…

Пять лет мы живем в состоянии войны. Многие люди тяжело работают, что-то происходит, мы стараемся поддерживать мирную жизнь в центре, но это же как-то ещё продолжается. Кто-то хочет поехать к родственникам, кто-то хочет поехать что-то посмотреть. В работе какие-то нюансы есть, это все тоже нужно учитывать.

А Украина, получается, нас лишила какого либо права в принципе – мы не граждане, мы не люди. Вот, к примеру, даже я, почему бы не взять меня за пример, я жила и живу в Донецке, я родилась в Донецке, почему я не могу получить заграничный паспорт Украины?

Валентин Филиппов: Теоретически можешь, но практически в тюрьме будешь сидеть.

Екатерина Игнатова: Да, практически буду в тюрьме сидеть. Как-то вот не очень хочется. Даже не хочу рисковать. Не вижу в этом смысла.

Почему мои родители не смогли продолжать работу? Потому что бросили город те учреждения, которые работали здесь! Они же выехали, они же бросили нас. Вся властная структура, она же развернулась и уехала туда, где просто платят, а остальные обычные люди, они же просто остались без ничего. Ни документов, ни социальных пособий, ни каких-то гарантий. Всё, ты выброшен.

Валентин Филиппов: Насколько близки ЛНР и ДНР, ДНР в частности, к тому, чтобы уже считаться субъектом Российской федерации? По законам местным, по совместимости с российскими регионами? Как там сейчас дело обстоит?

Екатерина Игнатова: Россия … я ещё не гражданка России. Но почему-то Россия переживает больше о том, что происходит сейчас в Донецке, чем та же Украина, которая говорит что Донбасс – это Украина. Какая же это Украина, если нам Россия оказывает гуманитарную помощь, Россия сейчас издала указ о том, что дети, которые в 14 лет, в 16 лет и остальные люди могут получать российское гражданство и российские паспорта. Почему Россия беспокоится о том, что у нас происходит с медикаментами, когда идет гуманитарка на больницы, помощь идет. Почему это происходит в культурной сфере, в образовании нас поддерживает. Россия поддерживает, но никак никто другой?

Валентин Филиппов: Вам на Украине скажут: «Потому что Россия оккупант и агрессор».

Екатерина Игнатова: А,  вот оно что. Очень интересно. Оккупант, агрессор, а мы сепаратисты, на своей родной земле …

Валентин Филиппов: Очереди большие ты говоришь?

Екатерина Игнатова: Не могу сказать, что очереди невероятно большие. Я сегодня пришла в 6 утра, и я была 39-й. Принимают 4 дня в неделю. Передо мной люди, которые записались ещё в среду. Сегодня я пришла после четверга, не приемного дня. В пятницу передо мной 38 человек, из которых часть приходит повторно, чтобы донести квитанцию об оплате пошлины за получение гражданства и выдачи паспорта. То есть, где-то половина людей пришли первично, чтобы подать документы на проверку, на соответствие всего пакета документов. Ну, я считаю, что для райотдела 15 человек в день – это не такая огромная очередь, можно вполне потерпеть. Люди приходят постоянно. На паспорт ДНР получение стоит 130 человек.

Валентин Филиппов: Спохватились.

Екатерина Игнатова: Спохватились, конечно. Все, кто пока не решался, хотел подождать, пока очереди спадут. Вот сейчас мы имеем, что все стоят смирненько за получением донецкого документа для того, чтобы гражданство российское долгожданное получить.

Валентин Филиппов: Чувствую, скоро объявления будут в газетах: «Женюсь на гражданке ДНР, вознаграждение гарантирую».

Екатерина Игнатова: Не исключено.

Валентин Филиппов: Фиктивные браки. Я к чему про очереди спросил. Катя, ты не думаешь, что возможны какие-то провокации со стороны Украины, какие-то теракты в отношении именно пунктов приема документов. Им, безусловно, известны координаты этих РОВД, этих ФМС ДНР. Им известно, когда там люди собираются. Мы же помним, они же любят такие штуки, троллейбусные остановки, автобус какой-то на границе, то ещё что-то.

Екатерина Игнатова: Ничего не исключено. Для этих людей нет ничего святого. Сколько раз было, идешь по городу, где-то слышишь какой-то шум-гам, и выясняется что недалеко от тебя где-то произошел очередной теракт.

Когда произошел теракт и убили Александра Захарченко, в этот момент я была, может быть, в 3-х, 4-х километрах от города. Я даже и подумать не могла. Был теракт, когда на бульваре Пушкина в центре Донецка. Аналогично, я вышла из дому, я направлялась туда, это произошло за полчаса. У меня поменялись планы, я туда не поехала, за полчаса на этом месте произошло такое неприятное событие.

Для Украины нет ничего удивительного, если они где-то что-то там придумают. Ведь мирная жизнь на картинке, мы стараемся не говорить о войне в жизни, потому что это все невероятно давит, это все психологически очень тяжело, это не описать, как жить в состоянии постоянного психологического напряжения, постоянной тревоги, что вот сейчас снова начнут стрелять, как это было в 14-м, в 15-м году. Это же ничего не уходит.

По окраинам Украина постоянно обстреливает. Я каждый день смотрю в сводке, что у нас происходит. И по всем направлениям, горловское направление, бедное Зайцево, бедный поселок Гольмовский, там постоянные взрывы и обстрелы, постоянно что-то происходит, минометные обстрелы. Сторона аэропорта, честно говоря, – просто жуть. Ничего удивительного не будет, если, не дай Бог, что-то произойдет в городе.

Валентин Филиппов: По поводу «замечательного» ролика с предложением мира жителям Донбасса и Крыма (хотя Крым вроде не воюет). Как вам это творечство?

Екатерина Игнатова: Хотите я честно признаюсь?

Валентин Филиппов: «Я его не смотрела».

Екатерина Игнатова: Я даже не в курсе, о чем речь. Это вот доказывает, как они хотят мира. Пожалуйста, вот дончанка, которая … я же постоянно слежу за новостями, смотрю, что происходит в информационном пространстве, но при этом я даже не в курсе, что есть такой ролик.

Валентин Филиппов: Там священнослужители, различных конфессий обращаются к Донбассу и говорят: «мы хотим строить великую демократическую Украину. Мы без вас не можем, дончане, мы вас любим»

Екатерина Игнатова: Замечательно. «Мы вас любим», но мы в вас стреляем, мы убиваем ваших детей, ваших мужей, ваших сыновей, прекрасная любовь, замечательная. Но, пожалуй, Донбасс обойдется без такой любви.

Валентин Филиппов: Хорошо. Спасибо тебе.

Екатерина Игнатова: Спасибо вам большое, было приятно пообщаться, было приятно рассказать, что на самом деле происходит сейчас в Донецке и невероятно приятно, что мы  тоже станем, наконец, российскими гражданами.

Валентин Филиппов: Ура!

Екатерина Игнатова: И на этой позитивной ноте…

ПолитНавигатор

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен