Изменит ли Макрон «социалистическое лицо французского капитализма»?

9 мая во Франции был знаменательный день. Почти 110 тысяч работников государственного сектора приняли участие в общенациональной забастовке, 18 тысяч протестующих вышли на улицы Парижа. По данным профсоюза ВКТ, всего в забастовке участвовали 250 тысяч человек.

Бастовали девять профсоюзов: CGT, CFDT, FO, FSU, Solidaires, UNSA, FA-FP, CFE-CGC, CFTC. Поводом для недовольства стал законопроект о реформе государственной службы, который поставят на голосование в Национальном собрании 28 мая. Как заявляют власти, цель законопроекта – сделать государственную службу «более привлекательной», сократив к 2022 году 120 тысяч госслужащих.

Профсоюзы против. «Законопроект не отвечает текущим потребностям, высказанным французами…которые хотят, чтобы государственная служба была более доступной, более человечной по всей стране. Эти реформы обусловлены не стремлением улучшить государственную службу, а принципами сокращения бюджета», – говорится в пресс-релизе профсоюзных организаций. Официальные представители профсоюзов уже заявили о готовности «мобилизоваться на долгосрочную перспективу» борьбы против законопроекта.

По замыслу Макрона, предлагаемая реформа должна оптимизировать работу госаппарата, сократив число госслужащих и привлекая к работе временных сотрудников без статуса государственного служащего. Сегодня во Франции насчитывается пять с половиной миллионов служащих всех уровней, эта пятая часть рабочих мест в стране. Государственные служащие имеют особый статус, включая пожизненную гарантию занятости, строгие правила найма и служебного роста.

Сократив количество чиновников на 120 тысяч человек, власти собираются увеличить число контрактников, нанимаемых по обычным трудовым договорам. Сейчас по таким временным контрактам в госструктурах страны работает 1,3 млн человек (20% всех штатных должностей).

Предполагается ввести новый тип временного контракта сроком на 1-6 лет с возможностью увольнения «контрактников» по обоюдному согласию с начальством, как в частном секторе. Предполагается также расширить возможности переобучения служащих с целью их перевода в частный сектор экономики. Реформа «упрощает» также структуру профсоюзов госслужащих, урезая права профсоюзных организаций.

Профсоюзы обвинили правительство в «бухгалтерском подходе» к реформе с целью сократить государственные расходы бюджета и с покушением на французскую традицию – особый статус госслужащих, не зависящих от смены политической власти.

Выступления 9 мая были беспрецедентны по масштабу, это обещает правительству Макрона нелёгкую жизнь, хотя не гарантирует победы и профсоюзам.

В забастовке 9 мая не принял участия профсоюз SNCF (Société Nationale des Chemins de fer Français – Национальная компания французских железных дорог). В 2018 году эта государственная компания была преобразована в публичное акционерное общество. Для правительства Макрона это было пробным камнем в отработке технологии преодоления протестов против реформы госслужбы.

Правительство предполагало перестроить железнодорожную систему в интересах либерализации рынка и открытой конкуренции с иностранными железнодорожными операторами. Были предложены 43 меры, включавшие преобразование в акционерные общества госпредприятий SNCF Mobilites и SNCF Reseau, отвечающих за перевозки и инфраструктуру. От обслуживания части железнодорожной сети предполагалось отказаться.

Наибольший протест профсоюзов вызвали предложения по изменению кадровой политики SNCF (отказ от предоставления льгот сотрудникам при найме; изменение социального контракта; сокращение 5 тысяч рабочих мест). И ВКТ, объединяющая большую часть из 260 тыс. сотрудников SNCF, призвала к всеобщей забастовке.

В первые недели в забастовке участвовали примерно 30% железнодорожников, во многих районах они парализовали движение поездов. Правительство вступило в переговоры с профсоюзами, раскалывая их и проталкивая реформу в парламенте. Одновременно власти пошли на уступки. Было увеличено государственное финансирование работ по ремонту и обслуживанию железнодорожной сети. Были отклонены рекомендации о закрытии 9 тыс. км железнодорожных линий. Отменили пересмотр пенсий железнодорожных работников. И было решено не приватизировать SNCF. К июлю 2018 года протесты выдохлись, забастовка железнодорожников прекратилась.

Между тем экономика Франции стагнирует уже два десятка лет. За всё это время экономический рост едва превышал 1% в год (меньше, чем в остальных странах G7). После финансового кризиса 2008 года безработица ни разу не снижалась ниже 10%, что почти вдвое выше, чем в Германии и Великобритании. Макрон, обязанный своей политической карьерой семье Ротшильдов, считает, что корень зла – перекос французской экономики в сторону «чрезмерных» социальных гарантий.

В результате многолетней профсоюзной борьбы французский трудовой кодекс включает три с лишним тысячи страниц сложнейших регламентаций взаимоотношений работников и работодателей. Не менее сложна пенсионная система, насчитывающая более 40 вариаций. На зарплаты бюджетникам Франция тратит около 13% ВВП, в полтора раза больше, чем, например, в Германии. В целом госрасходы составляют более половины ВВП – это самый высокий показатель в Европе. Налоговые сборы (46,2% ВВП) на треть превышают средний показатель трёх десятков членов ОЭСР – клуба богатых стран. Из-за высоких налогов с начала XXI века Францию покинули десятки тысяч миллионеров. Однако, несмотря на «социалистическое лицо французского капитализма», почти 9 млн французов (14% населения), по данным Национального института статистики и экономических исследований, живут в бедности.

В первый год у власти Макрон попытался либерализовать налоговую систему, рынок труда и железнодорожный транспорт. На следующем этапе, как было заявлено перед началом протестов «желтых жилётов», будут затронуты здравоохранение, пенсионная система и госслужба.

Реформы Саркози и Макрона, проходящие «на волне нового менеджеризма и создания французской модели цифрового государства», зачёркивают социальные завоевания, достигнутые за годы правления социалистов (Ф. Миттеран) и голлистов (Ж. Ширак).

Саркози в 2009 году решил сократить 30 600 государственных рабочих мест и приступил к пенсионной реформе, но на волне начавшихся забастовок скорректировал планы и призвал восстановить «регулируемый капитализм», в котором финансовая активность не полностью отдана на откуп рынка. Макрон тоже уже сделал ряд серьёзных уступок «жёлтым жилетам». Вместо сокращения госрасходов он объявил об их увеличении, заморозил цены на бензин и поднял минимальную зарплату на 100 евро в месяц. Ему пришлось также отменить повышение налогов на малоимущих пенсионеров. Может быть отложено и снижение налога на прибыль для крупных компаний.

В целом либеральные реформы Макрона приостановлены. К очевидным «структурным проблемам Франции прибавилась еще и политическая нестабильность», пишет BBC. Французские СМИ сообщают, что законопроект о реформе госслужбы может зависнуть в парламенте при рассмотрении многочисленных поправок. Голосование по законопроекту намечено на 28 мая.

Франция вступает в полосу социального кризиса. В ближайшие два года в стране состоятся региональные, муниципальные и европейские выборы. «Жёлтые жилеты» вместе с профсоюзами в состоянии превратить любые из этих выборов в общенациональный референдум о доверии Макрону.

Владимир Прохватилов, ФСК

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен