Некоторые недоумевают: зачем Федор Конюхов переплыл океан на весельной лодке? Он уже немолод, ему 67 лет. Если бы что случилось, пришлось бы спасать, тратить бюджетные деньги. Научного или практического смысла в подвиге тоже нет — давно уже изобретены и реактивные самолеты, и океанские лайнеры, и прочие безопасные способы преодоления водных преград.

Тем не менее наши власти почему-то считают экспедиции господина Конюхова очень важными — про него регулярно рассказывали на федеральных телеканалах, а Владимир Путин на днях лично поздравил Федора Филипповича с успешным прибытием к мысу Горн.

На самом деле, конечно же, смысл в путешествиях Конюхова есть и он не сводится ни к банальной проверке возможностей человеческого организма, ни к разными интересным Книге Гиннесса достижениям. Все дело в том, что наш путешественник проходит маршруты не просто рискованные, но вдобавок еще и совершенно невозможные для других людей.

Легко представить себе какого-нибудь глупого студента, танцующего на стреле строительного крана. В весельной лодке на середине Тихого океана глупого студента уже представить нельзя — ему не хватит ни знаний, ни упорства, ни физической силы, чтобы сколько-нибудь далеко продвинуться по маршруту. Федор Конюхов — герой мирового масштаба не потому, что он смел, а потому, что он таки достигает своих целей. Ценят его и иностранцы. Вот, например, комментарии к статье в британской «Дэйли Мэйл» — обычно скептическая публика одобряет и поддерживает нашего путешественника.

Репутация русских за рубежом вполне однозначна: нас считают диковатыми опасными парнями, с которыми лучше не конфликтовать. Этот стереотип повсеместно встречается и в рекламе, и в фильмах, и даже в постах в соцсетях. Нашу склонность к риску часто высмеивают, однако всегда принимают во внимание.

С политической точки зрения это очень выгодно для России, и потому наши власти всячески поддерживают реноме русских как опасных варваров, всегда готовых при необходимости нажать на красную кнопку. По сути, Россия эксплуатирует имидж «Северной Кореи на стероидах». Все понимают, что с нами надо договариваться по-хорошему, ибо вступать в прямое военное столкновение с Россией — очень плохая идея.

Теоретически у наших западных друзей и партнеров есть масса возможностей осложнить нам жизнь — и сугубо финансовыми методами типа отключения от SWIFT, и при помощи силового вмешательства в наши дела в каком-нибудь нефтеносном регионе. Тем не менее каждый раз, когда какая-нибудь горячая голова на Западе предлагает что-то глупое, политики постарше ее осаживают: «Это русские, их лучше не провоцировать».

Помните, как оппозиционеры дружно взвыли, когда Владимир Путин заявил в прошлом году, что в случае ядерной войны наши враги «сдохнут», а россияне «попадут в рай»?

Регулярные пояснения такого рода на самом высшем уровне — лучшая гарантия от провокаций со стороны США. Американские политики прагматичны до мозга костей, они не мыслят в категориях порядочности и справедливости. Они мыслят в категориях «можно бомбить» и «нельзя бомбить». Югославия, Ирак и многие другие страны были в перечне удобных и безответных жертв. Нападение на Россию принесло бы Соединенным Штатам еще больший выигрыш, но Россия всегда готова нанести Америке неприемлемый ущерб, и потому американцам волей-неволей приходится держать себя в рамках приличия.

Разумеется, это не значит, что Москва может делать вообще все что захочет, не обращая внимания на коллективный Запад. Хоть военного нападения на Россию опасаться и не стоит, однако более серьезные санкции вполне могут навредить нашим планам. Так, например, и Северный морской путь, и железная дорога из Китая в Германию требуют хороших отношений с соседями. Если мы будем вести себя так, как предлагают некоторые горячие головы, мы сначала побьем тарелки с Европой, а потом, после закрытия «Северного потока — 2» и прочих важных проектов на западном направлении, окажемся слишком зависимы от Китая, чтобы выстраивать с ним равные партнерские отношения.

Российские власти ведут себя подчеркнуто надежно. В отличие от Дональда Трампа, обещаниям которого перестали верить даже ближайшие союзники, Владимир Путин скрупулезно выполняет договоренности и в тех случаях, когда они перестают быть выгодными для России. Это создает нам репутацию серьезного партнера, к которому можно повернуться спиной и с которым опасно ссориться.

Сейчас, например, мы спорим с США за Венесуэлу, страну с самыми большими запасами нефти на планете. Схватка для США принципиальная — американцы терпят последние годы унизительные поражения по всему миру и их огромная империя рискует умереть уже не от какого-то одного могучего удара, а от «тысячи порезов», как называют такую ситуацию китайцы. Если бы не Россия, проблемы не было бы никакой — можно было бы разбомбить Каракас и привести своего ставленника на кортиках американских морпехов. Москва, однако, крепко поддерживает Николаса Мадуро, и каждый военный чин, которому американцы предлагают поучаствовать в оранжевой революции, принимает это во внимание.

Доплывший до мыса Горн Федор Конюхов укрепил нашу репутацию именно в том регионе, в котором она нам была особенно нужна. «Если остальные русские хотя бы немного похожи на Федора Конюхова, — думают сейчас в Латинской Америке, — пожалуй, они и вправду смогут защитить нас от США». Чтобы компенсировать эффект от появления весельной лодки нашего путешественника, американцам придется отправить к берегам Венесуэлы как минимум авианосец.

Олег Макаренко, РИА

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен