Когда глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров сообщил, что американцы предложили следующую встречу с его армянским коллегой Зограбом Мнацаканяном провести в Вашингтоне и последний ответил «почему бы нет?», стало казаться, что США как одна из стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ готовы внести свой вклад в дело урегулирования нагорно-карабахского конфликта. А переговорный процесс набирает не только динамику, но и может приобрести новое качество.

Как ни крути, но многое из того, что происходило до этого во взаимоотношениях между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном, осуществлялось при личном посредническом участии президента России Владимира Путина. Теперь эту эстафету вроде бы готов принять президент США Дональд Трамп, а предполагаемая встреча в Вашингтоне глав МИД Азербайджана и Армении могла бы стать предтечей «треугольного» саммита Трамп — Алиев — Пашинян. Тем более заместитель помощника государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии Джордж Кент подтвердил, что Вашингтон может организовать встречу армянского и азербайджанского министров по урегулированию карабахского конфликта, «поддержать процесс, который приведет к мирному его решению». Но когда именно? Если учитывать то, что Мамедъяров и Мнацаканян уже встречались в Париже и Москве с небольшим временным лагом.

Вполне резонно, что дата следующих переговоров в Вашингтоне в принципе должна вписываться в уже сложившийся контекст. Однако американцы начали говорить только о «неопределенном будущем», избегая называть даже приблизительно дату начала переговоров. По словам Кента, она «пока не установлена». Это приобретает важное значение, так как затягивание сорвет наметившуюся динамику в переговорном процессе, может спустить на тормозах даже то минимально позитивное, что было достигнуто в последнее время во взаимоотношениях между Баку и Ереваном. Поэтому вопрос, поднятый некоторыми азербайджанскими изданиями относительно главного инициатора проталкивания вашингтонской встречи, приобретает заметную остроту. Если это США, то логично предполагать наличие у них какого-то своего сценария по урегулированию конфликта. Если это не так, то анонсирование Баку вашингтонской встречи без определения даты после переговоров в Москве 15 апреля с главой МИД России Сергеем Лавровым и сопредседателями МГ ОБСЕ выглядит элементом определенной игры.

При этом она совпадает с моментом заметного охлаждения со стороны Вашингтона в отношении правительства Пашиняна. Тогда становятся понятными настроения части бакинского экспертного сообщества, которые связывают с американцами определенные надежды в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Насколько они оправданы? В Баку указывают на «план Болтона», как бы противопоставляя его «плану Лаврова». Но проблема в том, что на публичном уровне таких проектов не существует, а содержание «плана Болтона» преподносится исключительно в общем описательном характере: территориальная целостность Азербайджана и вывод «армянских войск» из районов. Бакинский портал Minval.az уверяет, что «это воодушевляет многих в Баку». Однако тогда почему американский сопредседатель в МГ ОБСЕ вообще игнорирует «проект Болтона» и не продвигает его? Ответ прост: это взорвет ситуацию и сорвет работу Минской группы, что, кстати, «развязало бы руки» и Москве.

Есть и другой важный нюанс, на который в свое время призывала обратить внимание сотрудник Гарвардского университета Бренда Шаффер. Она, говоря о позиции США в отношении нагорно-карабахского конфликта, отмечала, что, во-первых, карабахское направление никогда не было приоритетным направлением американской политики в Каспийском регионе, и, во-вторых, на этом направлении в нескольких государственных структурах существуют несовместимые подходы. Согласно официальным документам, Вашингтон признает Нагорный Карабах частью Азербайджанской Республики, именно так территория представлена на официальных картах Государственного департамента США. Но в других внешнеполитических документах декларируется, что «будущий статус Нагорного Карабаха является предметом переговоров между сторонами — участницами Минского процесса».

И сегодня при Трампе ничего не изменилось. Поэтому у нас сохраняется полная уверенность в том, что Вашингтон не будет предпринимать попыток возглавить в одиночку усилия по решению нагорно-карабахского конфликта, а продолжит согласовывать свои действия с другими странами, имеющими интересы в регионе конфликта. В первую очередь — с Россией. Более того, велика вероятность, что Трамп может сделать заявление по вопросам, которые важны для американских армян. Вполне вероятно, на пороге новой избирательной кампании. Так что остается лишь гадать, какие решения Баку связывает с США в отношении конфликта и в чем смысл затеваемого им дипломатического торга, хотя не исключено, что какая-то логика диктуется в связи с американскими санкциями против Ирана.

Станислав Тарасов, Regnum

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен