История много раз нас учила и до сих пор учит, что не надо силой навязывать какую-то социально-экономическую модель, — лучше дать широкую возможность для справедливой конкуренции и свободы сознания. Лишь в этих условиях не будет помех и преград для общих целей управления государством и обеспечения экономического роста в стране

Однако снова бедные украинцы должны будут за все заплатить. Когда вчера 25 апреля слушал трансляцию из Рады, на что в своих речах делали акцент отдельные народные депутаты, невольно спрашивал себя: а они вообще понимают мотивацию украинцев к этому «языковому закону», к новым способам выживания в условиях этого масштабного экономического кризиса в Украине? Они вообще понимают нашу ментальность, они знают, как создавать стимулы для украинского бизнеса, чтобы, например, сферу услуг перевести на государственный язык (в ресторанах, парикмахерских, магазинах, автомойках и пр., где сотрудники должны будут общаться только на украинском)? Сайты, где продают товары и предлагают услуги, также надо перевести на украинский язык.

Проблемы архиважные для малого и среднего бизнеса, но ответов на них у нардепов нет. И что нас ждет? Сегодня мои знакомые крупные чиновники чаще всего в ответ лишь усмехаются. А вот предпринимателям не до смеха. Например, руководитель компании в сфере энергоэффективности из Северодонецка Сергей Бондарь откровенно говорит: «Чтобы вычитать наш корпоративный сайт, надо примерно 36-48 часов. Теперь затраты на перевод текстов составят не меньше 3000 долларов США. Кто будет отплачивать? Далее, оставив для рекламы одного монополиста Google и убрав Яндекс, мы ощутили существенное сокращение заказчиков на нашу продукцию. Обещанную альтернативу так никто и не создал, даже попыток не было».

Конечно, при желании и профессиональном подходе к национальным программам и стратегиям подобные проблемы эффективно и быстро решаются. Многие страны это уже проходили, правда, индивидуально и исходя из своего исторического опыта, сложившихся тенденций и особенностей текущего момента. И не надо далеко за примерами ходить. Взять хотя бы Польшу. Как отмечают ведущие аналитики, после успешно проведенных реформ в их стране доля малого и среднего бизнеса в ВВП Польши достигла 47% или около 206 млрд долл. США, тогда как у нас в Украине этот вклад предпринимателей едва дотягивает до 10% или не более 11 млрд долл. США. Нам самим для подъема украинской экономики уже сейчас остро не хватает квалифицированных специалистов и работников. Нужно привлекать их из-за рубежа, однако в закон внесли норму о том, что уполномоченный имеет право составлять протоколы на субъектов предпринимательской деятельности за нарушение требований обязательного использования украинского языка.

Так где масштабно брать квалифицированные кадры, хорошо знающие украинский язык? И это в условиях, когда президент Всеукраинской ассоциации компаний по международному трудоустройству Василий Воскобойник с тревогой отмечает: «Европе в ближайшие годы необходимо 14 миллионов трудовых мигрантов. И надо признать, что доля украинцев, работающих легально за рубежом, постоянно увеличивается. Также и количество нелегальных трудовых мигрантов из Украины достаточно высока в Европе и составляет примерно 40%. Но во время президентской кампании 2019 года кандидаты почти полностью игнорировали тему трудовой миграции. Потому что украинцы за границей не интересны им, лишь небольшой процент из них голосует на выборах (50-60 тыс. человек). Однако тему трудовой миграции нужно поднимать, в том числе во время парламентских выборов. В ситуации, когда украинцы массово едут работать за границу, говорить о перспективах развития украинской экономики очень сложно. Ведь без рабочих рук экономического роста не произойдет».

Правда, нардепы не забыли себя любимых и подготовили себе, так сказать, запасные «аэродромы» на случай, если осенью их не выберут в Верховную Раду. Поэтому в законе предусмотрено создание двух новых государственных органов – Национальной комиссии по стандартам украинского языка, которая будет определять необходимый уровень владения им для занятия определенных постов и должностей. А также должен быть создан госорган – Уполномоченный по защите государственного языка, который будет контролировать соблюдение языковой политики, то есть следить и пресекать использование других языков там, где предписано использовать украинский.

Соответственно, если есть контролирующие государственные органы, то традиционно невыполнение требований «языкового закона» будет наказываться штрафами. Так, например, в бизнесе сферы обслуживания за нарушение языкового законодательства сначала будет объявляться предупреждение и даваться 30 дней для устранения нарушения. В случае еще одного нарушения в течение года — штраф 5100-6800 гривен. Повторное административное нарушение в течение года – штраф 8500-11 900 гривен. А кто из народных депутатов назовет цену вопроса, сколько мы потеряем и сколько приобретем от нововведений (только без эмоций и пафоса)? Но самое главное, где те рынки, на которых украинские производители будут продавать свои товары и услуги? И как масштабно наращивать ряды бизнесменов у нас в стране? Если не будем решать эти ключевые проблемы и не начнем привлекать новых людей в украинский бизнес – будет катастрофа для экономики. И это не признание собственного бессилия, а скорее всего – собственного нежелания Кабмина и законодателей что-либо менять в экономике и политике.

И все же, что нам нужно делать? Ответ я получил от управляющего партнера юридической компании Quantum Attorneys Владимира Воробьева, который, в частности, подчеркнул: «Вообще пока в основу национальной идеи не ляжет материальное благосостояние каждого гражданина и богатство нации в целом, ничего в этой стране не изменится. Вся государственная идеология, идеология каждого государственного органа, и в первую очередь Верховной Рады и правительства должны базироваться на том, чтобы сделать наш народ богатым в Европе. А образование должно вживлять эту идею богатства как материального, так и духовного, в мозги каждого ребенка со школьных лет».

От себя добавлю, что малому и среднему бизнесу сейчас оставаться в стороне категорически нельзя. Понятно, молодой команде политиков надо помочь принять сильные и верные решения, в том числе и по языковому законодательству. При этом и сама новая власть должна как бы облегчить риски для бизнеса. Именно облегчение различных рисков для бизнеса – это и есть институциональная политика государства. Для этого предстоит создать в Украине соответствующие институты, чтобы разделить бремя рисков. Например, риски можно разделить технически (бюджетные гарантии, субсидирование процентных ставок и т.д.), а можно – фундаментально (защита прав собственности, справедливая судебная система и пр.). Но главное, о чем не устаем повторять: в стране очень важны мир и низкие налоги. Все остальное сделает естественный ход событий, включая дальнейшее развитие украинского языка.

Александр Гончаров, «112»

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен