Во втором сезоне американского сериала «Хорошая борьба» есть эпизод, который довольно точно отражает весь спектр мнений, имеющихся в либеральной среде, относительно того, что же делать с «невозможным» Дональдом Трампом. На дворе 2018 год. Демократы уверены, что вскоре получат контроль над обеими палатами конгресса. В офисе чикагской адвокатской конторы появляется женщина-оперативник из Демократического национального комитета и предлагает руководству фирмы подумать над юридической стратегией импичмента президента.

Начинается жаркий спор. Одни говорят, что сговор с русскими недоказуем по определению, так что главу государства следует ловить на лжи под присягой и на препятствовании правосудию. Другие убеждены, что Трамп никогда не пойдёт на очную дачу показаний (так что и лжи от него не дождаться), а Конституция не позволяет считать помехами расследованию любые действия хозяина Белого дома, соответствующие его полномочиям. Третьи и вовсе считают всю затею нестоящей: мол, если так хочется победить Дональда, сделать это надо на следующих выборах.

Но высказывается и четвёртая точка зрения. Она звучит особенно сюрреалистично, учитывая, что дискуссия ведётся между юристами. Одна из сотрудниц с жаром доказывает, что 45-го президента США следует судить — и не по формальным основаниям, а «честно и открыто» — за то, что он расист, сексист, гомофоб и вообще испорченный, дрянной человек. Его отстранение от власти послужит общественному благу, а этот фактор всегда учитывался американской Фемидой, так что игнорировать его не сможет даже старший судья Верховного суда. В общем, к чёрту презумпцию невиновности! Будем катать Трампа за аморалку.

Представитель партийного руководства демократов внимательно всех выслушивает и с загадочной улыбкой удаляется, обещав перезвонить…

В реальном мире такие споры вспыхивают уже два с лишним года на всех либеральных телеканалах и, как несложно догадаться, в самых разных политических кружках, близких к Демократической партии. Публикация полного текста доклада спецпрокурора Роберта Мюллера по большому счёту никак на ситуацию не повлияла. После шока, пережитого либералами, узнавшими, что следователи не нашли никаких доказательств сговора Трампа с Кремлём, всё вернулось на круги своя. Демпартия, как и в 2017 году, стоит перед вопросом, начинать ли процедуру импичмента по политическим основаниям. За то, что президент — «плохой человек».

Ключевое слово здесь — «начинать». Чтобы запустить процедуру, необходимо заручиться простым большинством членов палаты представителей. Это сделать несложно. Вряд ли много демократов отважится проголосовать против. И тогда судьба Трампа окажется в руках сената, где состоится настоящий суд.

В качестве арбитра с правом решающего голоса по процедурным вопросам выступит старший судья Верховного суда.

Поддерживание обвинения ляжет на плечи группы конгрессменов нижней палаты. Защищать президента будут адвокаты. Ну а сенаторы станут присяжными.

Для осуждения главы государства потребуется две трети голосов этих присяжных. Собрать столько голосов при нынешнем (да и при любом другом) составе верхней палаты нереально. И не только потому, что республиканцы вряд ли захотят злить своих избирателей. Против проголосуют и многие сенаторы-демократы, если только вину хозяина Белого дома (вину не в чём-то, а в особо тяжком преступлении) не удастся доказать вне всяких обоснованных сомнений.

Да, Минюст, спецслужбы и даже некоторые суды федеральных юрисдикций стали в последнее время настолько политизированными, что, кажется, система американского правосудия полностью рухнула. Но мало кому из политиков хочется лично приложить к этому руку. Даже спецпрокурор Мюллер, чьей задачей было доказать вину Трампа во что бы то ни стало, поступил осторожно. Он оправдал президента по обвинению в сговоре, а вопрос о препятствовании правосудию оставил без решения, сбросив груз окончательного вердикта на конгресс.
Вообще говоря, Мюллер нарушил процессуальные нормы. Прокурор обязан или предъявить обвинение, или полностью закрыть дело. Нельзя написать 450-страничное сочинение на тему «Что я думаю о Дональде Трампе» (или о другом имяреке), порассуждать о конституционном праве и заявить, что по одному из пунктов он решать ничего не будет. Но многоопытный прокурор счёл, что не его это дело, а конгресса. Говоря точнее, конгрессменов от Демократической партии.

Понятно, что все демократы хотели бы, чтобы Трамп вообще никогда не переступал порога Белого дома. Но теперь им нужно принять очень сложное тактическое решение. И согласия в их рядах нет. Казалось бы, что мешает попробовать? Ведь процедура импичмента, даже закончившаяся неудачно, будет длиться достаточно долго и должна негативно повлиять на рейтинг действующего президента. Чем не способ обеспечить агитацию перед выборами 2020 года за государственный счёт? Не получится довести дело до конца в сенате — не беда! Незадолго до дня голосования можно вбросить лозунг о «народном импичменте у избирательных урн».

Но не всё так просто. Практика показывает, что больнее всего импичмент бьёт по тем, кто его затеял. В истории Соединённых Штатов процедура отстранения главы государства от власти была запущена лишь дважды — в 1868-м против Эндрю Джонсона и в 1998-м против Билла Клинтона. Очень часто, говоря об импичменте, упоминают республиканца Ричарда Никсона. Однако он сам ушёл в отставку в августе 1974-го, не дожидаясь формальных шагов со стороны палаты представителей. Историки до сих пор спорят, что было бы, если бы Никсон защищал своё президентство до конца. Ведь его рейтинг в ходе всего Уотергейта оставался довольно высоким.

В 1998-м настойчивость республиканцев в их безнадёжном деле против Клинтона привела к тому, что на очередных выборах они потеряли значительное число мест в обеих палатах конгресса, а спикер нижней палаты и главный локомотив импичмента Ньют Гингрич был вынужден подать в отставку.

Рейтинг же фигуранта «моникагейта» вырос до таких размеров, что он легко избрался бы на третий срок, если бы не законодательные ограничения.

«Наезд» на Никсона тоже обошёлся его противникам недёшево. Да, его преемник Джеральд Форд проиграл перевыборы, но не потому, что ассоциировался с Никсоном, а потому, что был слабым кандидатом и неизбранным человеком в Белом доме (он был назначен Никсоном незадолго до отставки). Если бы на партийной конференции 1976 года в президенты был выдвинут Рональд Рейган, он уже тогда почти наверняка стал бы президентом. Ну а демократ Джимми Картер, выигравший у Форда, пробыл на посту всего лишь один срок. Избиратель заменил его на истинного преемника Никсона — Рейгана — в 1980-м.

Нынешние лидеры Демпартии разумно опасаются негативных последствий импичмента, да и в целом сведéния всего политического дискурса к «исправлению ошибки 2016 года». Им удалось немного подвинуть республиканцев на промежуточных выборах в конгресс в 2018-м, настойчиво продвигая социальную повестку. При этом партийное руководство работало с наиболее сложными штатами и избирательными округами, а в либеральных вотчинах обоих побережий в Капитолий прорывались левые ультрас с их социалистическими идеями и требованиями немедленно свергнуть ненавистного «белого супрематиста».
Какое-то время спикеру палаты представителей Нэнси Пелоси и лидеру демократического меньшинства в сенате Чаку Шумеру удавалось сдерживать внутрипартийные распри. Однако после публикации доклада Мюллера раскол оформился окончательно. Так, Пелоси заявила, что «призвать Трампа к ответу» можно и без импичмента, а один из кандидатов в президенты от Демпартии, сенатор Элизабет Уоррен, потребовала начать процедуру отстранения главы государства от власти незамедлительно.

В интервью телеканалу MSNBC Уоррен, отстаивая свою позицию, посетовала на то, что слишком многие в конгрессе думают о политических последствиях импичмента, в то время как «это не политический вопрос, а вопрос принципа». Другие кандидаты-демократы пока не высказываются столь же однозначно, но уже понятно, что в ближайшие пару месяцев им это сделать придётся. Это вынуждена была признать и Нэнси Пелоси.

Стоит отдать проверенному ветерану партии должное. Она неустанно маневрирует, пытаясь обеспечить президентским кандидатам-демократам максимально выгодные условия для участия в выборах 2020 и 2024 годов. Ей также приходится заботиться о законодательных перевыборах 2020 года. Если Трамп не только переизберётся на второй срок, но и обеспечит республиканцам большинство в обеих палатах, сдержать его станет практически невозможно.

Пелоси пытается играть вдолгую. Но, похоже, новое поколение Демпартии её уже не слушает. И либеральные медиа постепенно склоняются на сторону «молодёжи».

Политический обозреватель издания Slate Жамель Бои утверждает, что в 2020-м, в отличие от 1998-го, импичмент можно превратить в политическое оружие. Партийное руководство он обвиняет в «сверхосторожной позиции». По сути дела, это эвфемизм трусости. Ему вторит политический аналитик Джулиан Зилайзер.

На сайте телеканала CNN он опубликовал статью под броским заголовком: «Сейчас не 1998 год. Демократы не должны бояться импичмента».

Впрочем, импичмента не боится и Трамп. Когда в ходе пасхальных мероприятий на лужайке Белого дома ему задали вопрос, опасается ли он начала процедуры отстранения его от власти, он коротко ответил: «Нисколечко!»

Причины подобного настроя президента США понять несложно. Нет практически ни единого шанса, что импичмент увенчается успехом. Упорство радикальных демократов почти наверняка разозлит электоральную базу Трампа точно так же, как в 2016-м её разозлила барская уверенность Хиллари Клинтон в своей «неизбежной победе». Пелоси не удастся урезонить всех своих однопартийцев (как она это сделала перед промежуточными выборами 2018-го), во всяком случае тех, что участвуют в президентской гонке. Демократы будут жарко спорить (как сотрудники юридической конторы из сериала «Хорошая борьба»), и республиканцы будут играть на их противоречиях.

Не боятся начала процедуры импичмента и левые ультрас. Вряд ли радикалы свято верят в успех импичмента (и как юридической процедуры, и как политического шоу). Но призывы к нему и диспут с Пелоси, Шумером и другими партийными бонзами — хороший повод обвинить последних в трусости и беспринципности. Главная цель Уоррен и других представителей левых ультрас сегодня не спровадить 45-го президента из Белого дома раньше срока, а захватить власть в Демпартии.

Так что бояться разговоров об импичменте, как это ни парадоксально звучит, следует лишь Нэнси Пелоси и иже с ней. А ещё Джо Байдену, который на днях должен решить, принимать ли ему участие в президентской гонке.

Бедная Нэнси! Бедный Джо!

Дмитрий Дробницкий? RT

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен