Задержание основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа в Лондоне остаётся в топе мировых информационных трендов. И неудивительно: семилетнее добровольное заточение разоблачителя в посольстве Эквадора кончилось тем, что его сдали британским властям. Однако спустя два дня после этого громкого события наступает отрезвление и об Ассанже говорят уже не только как о преступнике

Облетевшая весь мир новость о задержании Ассанжа всколыхнула международное сообщество и не оставляет его в покое вот уже вторые сутки. Тематический информационный поток по силе можно сравнить разве что с выборами президента США в 2016 году или бегством в 2013 году из Штатов экс-сотрудника Агентства национальной безопасности (АНБ) Эдварда Сноудена. То есть это событие мирового масштаба, и никак иначе.

Самое интересное, что за годы, которые Ассанж провёл в добровольном заточении в эквадорском посольстве, о нём, Ассанже, почти позабыли. Западная общественность наклеила на него ярлык преступника, который нечестными способами получал секретную информацию и предавал её огласке. Причём у многих были и сомнения в достоверности публикуемых WikiLeaks сведений.

Один из сотрудников штаба Трампа, некто Роджер Стоун, в период предвыборной кампании 2016 года неосторожно хвастался своими «каналами связи» с основателем WikiLeaks. Мюллер подозревал, что именно Стоун стоял за публикацией тысяч электронных писем членов Демократической партии почти непосредственно перед президентскими выборами. И что с этим связан Ассанж.

Казалось бы, пазл сложился, и кольцо вокруг Стоуна, Ассанжа и Трампа сомкнулось. Но Роберту Мюллеру не удалось доказать эту связь. И это крайне важное заключение легло в основу действительной апологии Ассанжа, о котором теперь стали говорить совсем другое, называя его борцом за свободу слова, безвинно пострадавшим журналистом, которого сгноят в тюрьме за то, за что другие в своё время получали Пулитцеровскую премию.

Журналист или шпион?

Первый и самый главный вопрос, которым задаются сейчас СМИ и представители истеблишмента, — а является ли Ассанж журналистом? Как известно, судить австралийца хотят по американским законам, а в праве США есть чёткое понятие о Первой поправке к Конституции — гарантии свободы слова. Если рассматривать Ассанжа как журналиста, то он находится под защитой этой поправки. А если как шпиона или хакера — ничуть.

Washington Post очень остро ставит этот вопрос.

«Джулиан Ассанж — журналист? Министерство юстиции обошло этот вопрос, предъявив обвинение Ассанжу. Но его дело всё ещё вызывает споры о том, заслуживает ли основатель WikiLeaks защиты в соответствии с Первой поправкой,» — пишет газета.

Суть предъявляемых австралийцу обвинений сводится не к тому, что он незаконно опубликовал какие-либо сведения, а к тому, что он содействовал бывшему военнослужащему Брэдли Мэннингу во взломе компьютерных систем военного назначения.

Так значит, Ассанжа будут судить как шпиона? Опять же нет. В том-то и дело, что ему пока не были предъявлены обвинения в шпионаже. Эта путаница в преддверии какого-либо чёткого обвинительного заключения и открывает широкое поле для дискуссий. «Когда вы читаете обвинительное заключение, оно не выглядит так, будто Ассанж является журналистом», — сказал исполнительный директор американского Комитета журналистов по борьбе за свободу слова Брюс Браун.

Адвокат Ассанжа Барри Поллак считает, что с Ассанжем следует обращаться именно как с журналистом, несмотря на то что пока его статус не очевиден. Юрист уверен, что австралиец получал и распространял информацию, которая пользуется общественным интересом, а это и есть журналистика.

Кража секретов

Однако сторона обвинения очень хитро строит своё заключение: Ассанжа обвиняют не в распространении секретной информации, а в её краже и укрывательстве Брэдли Мэннинга. New York Times не видит в этом особенного преступления.

«Если Ассанж может быть привлечён к уголовной ответственности только за публикацию утечек секретных документов, все СМИ в той же степени подвергаются риску преследования за то же самое,» — приводит газета мнение юриста Брэдли Мосса.

Далее — по пунктам. Отмечается, что в обвинительном заключении Ассанжу предъявлены такие положения, в которых легко можно обвинить любого журналиста. «Частью заговора» названо то, что Ассанж принял меры, чтобы скрыть от следствия Брэдли Мэннинга как информатора WikiLeaks.

«Большинство, если не все журналисты-расследователи принимают такие меры для защиты своих источников. В обвинительном заключении также говорится: «Это было частью заговора, когда Ассанж призвал Мэннинга предоставить информацию и записи из департаментов и агентств Соединённых Штатов». Но журналисты часто делают это, когда они призывают разоблачителей выступить», — подчёркивает газета.

Ещё один пункт обвинения — Ассанж и Мэннинг пользовались общей папкой в облачном хранилище WikiLeaks для передачи секретной информации.

«Как и многие новостные организации, мы в The New York Times делаем нечто похожее, консультируясь через зашифрованную систему под названием SecureDrop», — отмечает издание.

Одним словом, несмотря на то что в фокусе — кража секретов, следствию не удалось уйти от обвинений Ассанжа в том, в чём виновны подавляющее большинство журналистов.

Борец за свободу

Новое амплуа Ассанжа — это не только журналист, которого будут судить за то, что он журналист. Звучат мнения о том, что фигура Ассанжа сейчас становится символом двойных стандартов, к которым прибегают западные СМИ.

И действительно, давайте вспомним, как его дружно очерняли все кому не лень. Повод — расследование Мюллера против Трампа. И австралийский разоблачитель де-факто стал звеном в цепи обвинений против главы Белого дома. Затем Мюллеру ничего не удалось доказать, и вот уже на страницах СМИ после задержания Ассанжа появляются статьи, подобные приведённой выше в New York Times.

Но ситуация неоднородна. Часть общественности ранее обеляла Ассанжа, а теперь нападает на него, а часть — была его открытыми врагами, а теперь говорят о свободе слова.

«Стоит уделить минутку, чтобы рассмотреть абсурдность ситуации. Трампа в течение многих лет обвиняли в том, что он является российским агентом, работающим совместно с Ассанжем и WikiLeaks. Трамп теперь выдвигает секретные уголовные обвинения против Ассанжа, которые наконец раскрыты. Между тем в течение более чем двух лет американские СМИ и противники Трампа беспокоились о том, что президент США нападает на свободу прессы. Они полагали, что пресса — это последний бастион, стоящий между американской демократией и полномасштабным авторитаризмом. Они кричали о свободе слова и ликовали, когда получали компромат на Трампа. Теперь же они приветствуют намерение Трампа криминализировать деятельность журналистов,» — написал американский журнал Jacobin.

На страницах британской Independent за Ассанжа вступился знаменитый словенский политолог и философ Славой Жижек, автор известного разоблачения о демократии под названием «Хрупкий абсолют, или Почему стоит бороться за христианское наследие».

«На первом этапе нападок на Ассанжа его бывшие друзья и сотрудники обнародовали заявления о том, что WikiLeaks начинал хорошо, но затем сайт увяз в политических предрассудках Ассанжа (его «анти-Хиллари»-одержимости, его подозрительных связях с Россией и т.д.). За этим последовала более прямая личная клевета: он параноик и высокомерен, одержим властью и неконтролируем,»— напомнил политолог.

Он задался вопросом — «а вы не были бы параноиком, если жили бы в помещении, которое прослушивается сверху донизу?» или «если глава ЦРУ объявляет ваш арест приоритетом номер один?».

Наконец, посольство Эквадора подло лгало о том, что выдачи Ассанжа не будет, и вот это случилось, отмечает Жижек. Апофеозом этой подлости, продолжает он, стали совершенно надуманные и глупые оправдания таких действий Эквадора: Ассанжа выставили вон в том числе якобы из-за «плохого запаха» и «грязной одежды».

На данном этапе важно констатировать главное: фигура Ассанжа постепенно приобретает символический характер.

Ассанж — это уже не просто задержанный австралиец, основатель WikiLeaks, но для одних — виновник неких краж секретной информации, а для других — символ борьбы за свободу слова. И в западном мире уже намечается переосмысление этого образа, отрезвление. Однако избавит ли это Ассанжа от экстрадиции в США и тюремного срока длиной в жизнь? Едва ли.

Егор Кучер, Царьград

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен