Мексика пошла по пути обиженных европейских стран и заговорила о «деиспанизации» – по аналогии, например, с «декоммунизацией» Украины. Но это два принципиально разных процесса, которые не надо даже сравнивать.

Сначала мексиканский президент Андрес Мануэль Лопес Обрадор обратился к испанскому королю с требованием извиниться за убийства индейцев, совершенные во время завоевания Американского континента. Потом тему подхватили и депутаты от леволиберальных партий латиноамериканской страны, выступившие и вовсе с предложением снести памятники Христофору Колумбу и конкистадору Эрнану Кортесу, а также переименовать улицы, названные в их честь.

Ничего не напоминает? Извинения, сносы памятников, переименования улиц. Конечно же, в России многие тут же почуяли в мексиканских выступлениях до боли знакомый дух украинства. Ведь именно современная Украина так любит выступать с нескончаемыми требованиями извинений и компенсаций от нашей страны. Да и уничтожать собственное культурное наследие, оставшееся от «проклятых колонизаторов», украинцы любят, как никто другой в мире.

При несомненном наличии определенных сходств, параллели между требованиями Мексики и Украины все же не просто не совсем корректны, но и откровенно вредны.

К чему апеллирует Мексика?

– Переезд западноевропейских народов на территорию этой страны, как и всей Америки, был отнюдь не мирным переселением, а настоящим завоеванием. Собственно, испанские конкистадоры (в числе которых попавший в немилость мексиканского истеблишмента покоритель Мексики Кортес) не зря получили свое название, которое так и переводится: «завоеватели».

– Испанские и в целом европейские переселенцы притесняли, убивали, а порой и массово истребляли американских индейцев. Сложно обвинить мексиканцев в выдумках или искажении истории. Собственно, они не первые, кто об этом во всеуслышание напоминает. Ранее об этом не раз говорили и в других латиноамериканских странах, например в Венесуэле, а также в США и даже в Старом Свете.

Европейские колонизаторы отличались крайней жестокостью к коренному населению – не только в Новом Свете, но и в других уголках мира, куда ступала нога белого человека. Некоторые историки говорят о каких-то чудовищных цифрах – чуть ли не в 100 млн истребленного коренного населения Америки. По более умеренным подсчетам, за 400 лет после открытия Америки численность аборигенов сократилась с примерно 15 млн до пары сотен тысяч человек (стоит отметить, что эти цифры включают в себя погибших и от эпидемий, которые принесли с собой переселенцы, а также по другим причинам). Споры о том, считать ли это геноцидом, идут до сих пор.

Конечно, справедливости ради стоит отметить, что в плане зверств испанцы были далеко не впереди всех европейцев, англичане, например, отличались куда большей жестокостью. Кроме того, испанские власти, узнав о бесчинствах своих конкистадоров, даже приняли законы в защиту индейцев. Конечно, они не наделяли их какими-то гражданскими правами и уж тем более не делали равными самим переселенцам, но хоть немного снижали градус насилия. Насколько это вообще было возможно в жестоком XVI веке.

Кроме того, в отличие от тех же англичан, испанцы больше делали упор на ассимиляцию аборигенов, нежели на их выселение и истребление. Конечно, все это вряд ли может служить оправданием, но главным злодеем тех времен Испанию все же назвать сложно. К тому же Мексика как государство фактически была создана именно испанскими переселенцами. Да и прошло с тех пор уже более 500 лет. Неудивительно, что современный Мадрид ответил на все требования Мехико решительным отказом.

Тем не менее, что же мы видим? В случае с Мексикой, а точнее, индейцами вообще, действительно имели место и агрессия, и порабощение, и истребление. А вот агрессия России против Украины (которая как административно-территориальная единица в таких границах и под этим названием существует лишь около 100 лет, а как отдельное государство – и вовсе менее 30) или ее оккупация – это, наоборот, абсолютная выдумка. Она существует исключительно в головах современных киевских властей и прочих местных любителей искажения истории. Равно как и голодомор и прочий мифический геноцид русскими украинцев. А уж считать Украину бывшей колонией – это и вовсе какой-то феерический и сюрреалистический бред на грани безумия. Причем обо всем вышеперечисленном уже не раз напоминали и российские официальные лица, и историки, и другие эксперты.

И если мы начинаем говорить, что ситуации с Мексикой и Украиной идентичны, то мы просто-напросто противоречим сами себе. Ведь это фактически можно расценивать как признание украинских фантазий реальностью, что и вовсе ни в какие ворота. А уж политический и идеологический вред от подобной позиции, как говорится, налицо. Так что, как говорил один известный человек, такой хоккей нам не нужен.

Но вернемся к самим требованиям стран об извинениях и компенсациях за исторические события. А таковые в последние годы звучат из разных уголков мира просто с завидной регулярностью, в этом Мехико и Киев совсем не одиноки. Так, страны Прибалтики постоянно требуют компенсаций от России за «оккупацию», Польша – за Вторую мировую войну. Поляки также вместе с греками хотят репараций от Германии за преступления нацистов, Болгария – от Турции за принудительное переселение болгар в начале ХХ века, Венесуэла – от США, но не для себя, а для жертв американского вторжения в Панаму, обе Кореи ждут извинений от Японии за оккупацию и военные преступления и так далее.

#{author}Таким образом, все разговоры о компенсациях, репарациях и извинениях в последние годы превратились фактически в обычный инструмент политического шантажа. Он помогает властям государств (в подавляющем большинстве случаев не слишком крупных и влиятельных) отвлечь население страны от накопившихся внутренних проблем, имитировать активную и самостоятельную внешнюю политику, оказать давление (а заодно и привлечь внимание мирового сообщества) на другие страны, нарастить политические рейтинги, а то и – действительно, чем черт не шутит – добиться каких-то выплат.

Но дело в том, что во всех этих случаях речь о событиях (выдуманных или реальных), после которых прошел уже не один десяток лет, сменилось несколько поколений жителей стран и властей, а порой и сами государства стали абсолютно другими. И потому они должны уже давно стать достоянием истории. А в случае с фантазиями – исчезнуть.

Никита Коваленко, ВЗГЛЯД

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен