Польский политик Станислав Жарин на сайте правительственного телеканала TVP info выступил со статьей, где по косточкам разобрал «российскую версию истории» и её «опасность» для Польши. «Давайте оставим историю историкам — этот часто повторяющийся призыв предполагает, что история — это тема прошлого, которая не оказывает влияния на настоящее и будущее государств и наций, — пишет Жарин. — Однако любой, кто анализирует современную политическую ситуацию, должен признать, насколько неверным является это высказывание. В том, что история может определить наше настоящее и будущее, легко убедиться, проанализировав политическую и пропагандистскую деятельность России».

Автор обратил внимание на недавнее выступление российского президента Владимира Путина, который сравнил состоявшееся в 2014 году возвращение Крыма домой с солдатами Красной Армии, сражавшимися против нацистов, процитируем формулировку Жарина, «в так называемой «Отечественной войне». А «всего несколько дней спустя, комментируя решение польских властей не приглашать Путина на церемонию начала Второй мировой войны, Москва возмущалась, указывая на то, что «Польша игнорирует историческую логику», а также нападая на нас за то, что мы не благодарны России за ее вклад в свержение «гитлеровского рейха». Из чего делается вывод, что «использование исторических вопросов в российских пропагандистских материалах о Республике Польша направлено на дискредитацию отдельных сфер исторической национальной идентичности поляков и одновременно на создание положительной оценки России и ее истории», а «деятельность России в этой области напрямую служит политическим целям Кремля, в том числе легитимизации внешней политики, якобы во многом обусловленной необходимостью защиты исторической правды». Отсюда рекомендации под видом аналитики.

Обращается внимание на политическую, дипломатическую и журналистскую деятельность Москвы (МИД и Министерство культуры, Росархив, Российское историческое общество), которая призвана создавать «благоприятные толкования спорных вопросов в области исторической политики Республики Польша и России». Также нужно следить за тем, как российские представители, «вдохновленные российской разведкой», будут пробовать инициировать «публичные дебаты по польско-российским историческим отношениям», а также продвигать идею необходимости улучшения отношений Варшавы с Москвой. Ожидается, что эта работа сделает особый упор и на соседей Польши, среди которых выделяются Литва и Украина. «Не исключено, что Москва будет пытаться устраивать спорные публичные мероприятия на польской территории (пикеты, марши) с участием организаций и кругов, отстаивающих интересы Кремля, — заявляет Жарин. — Организации, связанные с Кремлем, которые годами активно задействованы в исторической политике России, вероятно, будут активны в этом году». Например, байкерские клубы с их акцией «Дорогами Победы», занимающиеся «прославлением роли советских солдат в борьбе с нацистским захватчиком». В первую очередь речь идёт о «Ночных волках».

И так далее, и тому подобное. Вроде бы, ничего нового. Так почему мы обращаем внимание на эту публикацию? Потому, что Жарин — не просто польский политик, один из многих. Он является представителем министра-координатора спецслужб Польши, соответственно, его «рассуждения» могут лечь в основу директив и циркуляров органов безопасности. При этом, на наш взгляд, это будет касаться внутренней польской политики. Варшава уже побила все возможные горшки в гуманитарных отношениях с Москвой, некоторые по второму разу, так что польский посол в России на фоне своих коллег в США и Израиле может скучать. Хотя российские телеканалы любят иногда подразнить поляков за их исторический антисемитизм, Государственная дума не принимала аналога американского закона №447 о выплатах наследникам польских евреев за потерянное во время Второй мировой имущество, а наш министр иностранных дел или его заместители не выступали — в отличие от израильских коллег и лидеров партий — на тему того, как поляки вели себя во время войны со своими еврейскими согражданами и что поляки «всасывают с молоком матери». А после отказа канцелярии президента Польши Анджея Дуды в приглашении президента России на мероприятия в память событий сентября 1939 года и на фоне многолетней кампании по сносу памятников благодарности Красной армии, что еще нового Москве может сделать Варшава?

Ничего. Но, судя по всему, это и беспокоит представителя министра-координатора польских спецслужб. Надо полагать, он и его коллеги осознают, что поддерживать высокий градус политической русофобии в инструментальных целях становится затруднительным. Правящая партия «Право и Справедливость» (PiS) оказывается в положении велосипедиста, поднимающегося в гору — он вынужден крутить педали все сильнее и сильнее, чтобы не свалиться на обочину или не покатиться вниз. А ведь PiS нужно в этом году выигрывать выборы, майские в Европарламент и осенние в сейм Польши. Правящая партия надеялась завоевать симпатии избирателей своей новой программой, в которой акцент ставится на популистские социально-экономические решения. Но этот ресурс сегодня выглядит исчерпанным, а повышать ставки дальше опасно. Поэтому «Право и Справедливость» добавляет сейчас огня, вбрасывая темы защиты польской семьи от ЛГБТ и представляя себя защитником свобод в интернете. Следующим на очереди может стать раздувание «угрозы» со стороны российской исторической памяти, «покушающейся» на польскую, чтобы приструнить оппозицию PiS в Польше.

В конце концов, этот номер уже отработан против Киева с его прославлением националистов, сотрудничавших с гитлеровцами. Однако эффективно применить эту технологию против Москвы будет гораздо труднее, ведь Россия последовательно осуждает нацизм и пособников Третьего рейха, не отрицает геноцид поляков на Волыни. К тому же многое может измениться и на Украине, особенно если во втором туре президентских выборов победит Владимир Зеленский. Некоторые польские эксперты начинают задумываться о том, не пойдет ли Зеленский на отказ от прежней украинской исторической политики. Вдруг отменит прежние решения, которыми возвеличивали националистов-коллаборантов, признает их зверства в отношении поляков, но также и предъявит самой Польше счет за антисемитизм её «героического подполья» времен Второй мировой войны? В этом случае ряд российских аргументов получит дополнительное признание уже со стороны Киева, который будет также способен нанести по польской исторической политике самостоятельный удар. Так что в чем-то прав Жарин, когда говорит, что «для Москвы вопрос истории — это не прошлое, а попытка повлиять на будущее, в том числе будущее Польши». Но в эту игру первой начала играть Варшава.

Станислав Стремидловский, Regnum

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен