Каждый второй россиянин выступает против объединения с Белоруссией — таковы данные опроса ВЦИОМ, проведенного к годовщине подписания Договора о Союзном государстве. Больше половины (51%) вообще впервые услышали о существовании такого договора между двумя странами. Почти половина (48%) считает, что достаточно иметь просто добрососедские отношения. Реализация идеи объединения государств вызывает у большинства настороженность. Дмитрий Лекух — о том, почему россияне и белорусы не хотят объединяться

В 1996 году тогдашние лидеры двух «молодых постсоветских республик» Борис Ельцин и Александр Лукашенко подписали договор «Об образовании Сообщества России и Белоруссии». И именно сам факт подписания этого документа и положил начало процессу взаимной интеграции стран (иногда, правда, буксующему). А ровно через год, 2 апреля 1997 года, Ельцин и Лукашенко подписывают Договор о Союзе России и Беларуси. В качестве целей декларируются стремление повысить уровень жизни народов, укрепить отношения братства, дружбы и сотрудничества в политической, экономической, социальной и других областях, обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие государств-участников на основе объединения их материальных и интеллектуальных потенциалов. Ну и вообще «все хорошее против всего плохо».

Но что-то пошло не так, как говорится в таких случаях. В самом конце своего правления Борис Ельцин успел подписать все с тем же Александром Лукашенко Договор о создании Союзного государства и программу действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений Договора о создании Союзного государства. Многие положения всех этих документов оказались «не рабочими» и во многом декларативными. Но, надо отдать должное, некоторые вполне успешно работают до сих пор.

Тем не менее Союзное государство получилось у нас с белорусами, мягко говоря, половинчатое. И движение в сторону интеграции идет в режиме «быть немного беременной». И это уже даже отражается и в социологических замерах, демонстрирующих в настоящее время склонность к довольно неожиданным трендам. К примеру, стремление к российско-белорусской интеграции выказывает все меньшее количество граждан России.

По данным опроса, проводившегося ВЦИОМ, даже о самом существовании Союзного государства Белоруссии и России знает меньше половины российских граждан (49%). При этом, по мнению 48% опрошенных, государствам вообще не требуется объединение, а нужны всего лишь «хорошие добрососедские отношения». И только 18% опрошенных выступили за объединение двух государств в единое государство на равноправной основе, а 17% высказались за вхождение Белоруссии в состав России на правах одного или нескольких субъектов Российской Федерации.

30% респондентов называют отношения между странами нормальными и спокойными, еще 22% — дружественными, 15% — добрососедскими. В то же время около 15% оценили отношения между Россией и Белоруссией как прохладные. А 9% опрошенных назвали их вообще напряженными. Но в большинстве своем граждане Российской Федерации «оценивают отношения России и Белоруссии как позитивно-нейтральные и считают, что странам нужны хорошие добрососедские отношения». Но вот интегрироваться что-то не хотят.

Социологи полагают, что все дело в экономике — люди боятся последствий реализации интеграции. Но скорее тут работают другие вещи: гражданам Российской Федерации, справедливости ради (за исключением славного исторического прошлого) особо не за что любить своих соседей из числа «бывших советскоподданных». Так уж исторически сложилось, что у русских (мы тут говорим не об этнической, а о гражданской принадлежности, в конце концов для соседей мы все, хоть ты татарин, хоть еврей, хоть якут, одинаковые «русские оккупанты») нет ничего, вызывающего большее отвращение, чем чувство неблагодарности. И если в каких других обстоятельствах деревенские хитрости белорусских властей типа «белорусских национальных креветок и авокадо» вызвали бы добродушную усмешку, то сейчас добавляют яркости в маркер, разделяющий на «мы» и «они». Собственно, здесь белорусы страдают не совсем по своей вине, они просто оказываются в одном общем ряду.

Кстати, что особенно забавно: если смотреть социологию по отношению жителей Белоруссии к россиянам, то ситуация приблизительно симметрична. Свежих данных, правда, в открытом доступе нет, есть почти трехлетней давности опрос белорусско-литовского оппозиционного как России, так и нынешней белорусской власти НИСЭПИ («грантовый» Независимый институт социально-экономических и политических исследований, после конфликта с белорусскими властями действует на деньги «международных организаций» в Литве). Но даже и из него видно, что белорусы считают Россию самой дружественной страной (61,6%).

Россию очень активно не любят так называемые представители национально-демократической интеллигенции. И вообще по всем поведенческим стереотипам они максимально похожи на соседей-украинцев. К сожалению, часть нынешних белорусских элит идет тем же путем. Что популярности им в России тоже особо не добавляет. Особенно если учитывать, что те же самые белорусские элиты постоянно просят денег у русских (только «базовый» суверенный долг перед РФ $6,5 млрд.). Да еще и не связанные с этим инвестиции прилично растут: даже местная АЭС возводится на понятно какие деньги. И их тоже нужно бы посчитать. Необходимый объем финансирования БелАЭС заявлен в $9 млрд. И эти деньги уже в Белоруссии (срок окупаемости определен в 15-20 лет, в зависимости от роста экономики республики). И вот русские с белорусами относятся друг к другу очень неплохо, но интегрироваться в настоящий момент времени не хотят.

С точки зрения именно государственной логики, особенно в текущих условиях, интеграция не только с Белоруссией (не обязательно с включением ее в состав Российской Федерации), но и еще с несколькими постсоветскими образованиями — процесс не только необходимый, но и вполне объективный. Те же белорусы — это не какой-то «братский народ», это мы и есть. А когда некая часть нас самих начинает карикатурно «самоопределяться», это, во-первых, очень смешно. Во-вторых, не может быть не кроваво: смотри украинский опыт.

И Российская Федерация, если она действительно начинает вспоминать о том, что она великая держава, не имеет права ничего подобного более в своей зоне ответственности допускать. И речь идет отнюдь не только о чем-то подобном очередному кредиту на $0,6 млрд., уже яростно раскритикованному повсюду. Во-первых, это чисто «технический кредит», необходимый Белоруссии исключительно для того, чтобы перекредитоваться, вернув нам же предыдущий займ. А во-вторых, просто смотрите на бюджет строительства того же Крымского моста: сооружения, конечно, технически и инженерно совершенного и вызывающего совершенно законную гордость. Но с точки зрения логистики вынужденного: на полуостров были обрезаны все другие пути. И тогда становится сразу понятно, что такие кредиты иной раз все-таки лучше давать, даже если это немного «не по бизнесу».

Но, конечно, и забывать «на фоне ширящейся интеграции» о некотором региональном своеобразии нынешней Белоруссии тоже никак нельзя — от карикатурных туземных змагаров (смешнее украинских и молдавских национальных этнических демократов могут быть только белорусские, но они, увы, на земле сожженной Хатыни тоже есть) до предельно лукавой власти. Которая время от времени пытается угрожать, что найдет других партнеров, хотя только ее текущий суверенный долг перед Россией превышает $6,5 млрд.

Но это все равно всего лишь текущие шероховатости: просто нам очень и очень нужна какая-то понятная стратегия интеграции, если уж она объявлена. Какая-то дорожная карта с понятными целями, позволяющими контролировать их достижение, а не имитацию. Тогда и настроения среди россиян изменятся. Впрочем, какая-то внятная и публичная стратегия нам давно и не только по белорусским делам нужна. И вот эту потребность и фиксирует ВЦИОМ.

Дмитрий Лекух, RuPosters

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен