Побывал в прокуратуре и получил свое дело, которое направили в Видземский суд. Это уже второе уголовное дело против меня за то, что я «очень плохой русский» — не соглашаюсь с тем, что меня ассимилируют, да еще и публично говорю об этом, пишу в разные международные инстанции

По настрою прокурора понял, что по наущению Национального объединения меня готовятся принести в жертву на алтарь национального строительства. Они решили, что основанное на публичных аутодафе сооружение будет попрочнее.

Написал по этому поводу серию статей и предлагаю одну из них вашему вниманию.

Репортаж 2.0

2.Агнец переросток

В Ветхозаветные времена на Пасху, то есть в марте-апреле месяце, практиковалось принесение в жертву молодого, а потому непорочного ягненка — агнца. Поджаренного на костре агнца в ночь на праздник поедали, а кровью его помазывали сначала косяки и перекладины дверей домов, в которых приносилась жертва, а потом, с развитием обрядности, алтарь в храме. Делалось это для защиты от нечистой силы и сплочения осуществляющей жертвоприношение общности. Иноплеменники не могли вкушать мясо жертвенного животного, и сакральная защита от помазания дверей или алтарей на них не распространялась.

Этот сюжет попался мне на глаза при чтении нравоучительной литературы в одиночной камере Рижской центральной тюрьмы, куда меня поместили в апреле месяце 2018 г. «за деятельность, направленную на разрушение Латвии». Времени для чтения у меня в камере было много, а доступна была только религиозная литература. Примерил я на себя прочитанный сюжет и решил, что все очень сходится.

Разобраться в тонкостях сюжеты применительно к моему случаю в тюремной одиночке было сложно и поэтому я поначалу несколько растерялся. А потом пообвык в тюрьме и стал молить Богородицу научить, как поступить дальше. Она сжалилась надо мной и повелела написать книгу про то, что жить надо по совести, даже под угрозой жертвенного ножа и неясности того, как будет использована твоя кровь.

Под воздействием этого поучения в голове у меня созрел сюжет, и я стал писать авантюрно-приключенческий роман «Битва при Молодях». Роман был про то, как в 1572 г. русские рати одолели вшестеро превосходившие их по численности крымско-турецкие орды, пытавшиеся поработить Московское царство. Руководствовались русские люди в то нелегкое время верой в правду и справедливость.

Через полгода роман был успешно завершен. К этому же времени у меня появилась возможность узнать из материалов уголовного дела в чем мой случай принесения в жертву не совпадал с ветхозаветным сюжетом.

Однако вначале о совпадении.

21 февраля 2018 г председатель Государственной Думы Вячеслав Володин пригласил меня быть наблюдателем на президентских выборах в России. Существует такая общепринятая мировая практика приглашать иностранных наблюдателей, из числа лиц. обладающих несомненным авторитетом, для того, чтобы они засвидетельствовали, что нарушений при выборах президентов или парламентов не было. Ранее я уже был наблюдателем на различные рода выборах за рубежом.

Приглашение я принял, написал заявление в Избирательную комиссию РФ Элле Памфиловой, получил аккредитацию. Аккредитацию получил, кстати, еще ряд депутатов латвийского парламента.

18 марта 2018 г. в России прошли президентские выборы. Я посетил 12 избирательных участков в это день, переговорил с полусотней избирателей и составил представление о происходящем политическом процессе.

После завершению выборов я выступил на пресс-конференции и заявил, что считаю прошедшие выборы легитимными. Мое мнение совпало с мнением других иностранных наблюдателей, которых было на выборах около тысячи человек. В целом выборы президента РФ были признаны в мире легитимными. Президентом российские граждане избрали В.Путина.

В материалах уголовного дела моя переписка с руководителем Госдумы РФ и руководителем Избирательной комиссией РФ фигурирует, как серьезное доказательство моей преступной деятельности по разрушению Латвии.

Наверное, мне надо было во время выборов агитировать за кандидатуру Ксении Собчак, или выступить в западной прессе с утверждением, что выборы не легитимны? Следователь мне этого не объяснил и решение вопроса перенесено в настоящее время в суд Видземского предместья г. Риги.

Упомяну еще один «преступный эпизод», из десятка приведенных в уголовном деле в отношении моих контактов с руководством Государственной Думы России.

Руководитель комитета Госдумы РФ по делам соотечественников Л.Калашников пригласил меня на парламентские слушания по теме: «О современной политике РФ в отношении соотечественников, проживающих за рубежом». На слушаниях предполагалось обсудить проблемы, с которыми соотечественники сталкиваются в странах проживания.

Как сопредседатель Объединенного конгресса русских общин Латвии, уполномоченный 50 тыс. человек, участвовавших в создании этой организации и как спикер Парламента непредставленных, избранный голосами 30 тыс. человек, я выступил на этих парламентских слушаниях.

Изложил в российском парламенте свою точку зрения на то, что происходит в настоящее время с живущим за рубежом России русскими, и предложил свое видение решения проблемы. Предложения эти были плодом моей долголетней научной деятельности. В частности, мною было предложено ввести институт квазигражданства. Это то, что, не совсем точно, называют картой русского, по образцу карты поляка или картой венгра. Существуют и другие формы квазигражданстива, как вида практики работы «материнских» государств со своими диаспорами.

Мои предложения у руководства Государственной Думы РФ поддержки не нашли, в жизнь их воплощать не стали. По каким причинам точно не знаю.

Однако сам факт участия в парламентских слушаниях в РФ, придание публичности общеизвестным фактам о положении русских соотечественников за рубежом и формулирование идей о том, как изменить это положение было оценено следователями полиции безопасности и прокуратурой, как преступление против Латвии. Теперь факт преступности этих «деяний» должен подтвердить суд.

Теперь о моей «преступной связи» с администрацией президента РФ.

В середине 2017 г. российские чиновники ввели визовый режим в отношении неграждан Латвии, родившихся после 1991 г. Отмечу, что все остальные неграждане посещают РФ без виз в соответствии с принятым в 2008 г. указом президента Д.Медведева.

Решение российских чиновников было, по моему мнению, несправедливым. Меня к тому времени избрали спикером Парламента непредставленных, который был уполномочен избирателями представлять интересы неграждан Латвии.

Поэтому я написал жалобу и отправил ее на электронный адрес Управления президента РФ по обращениям граждан и организаций, отметив в ней несправедливость решения в отношении молодых неграждан Латвии и Эстонии. Из Управления мне ответили в конце года, что мое обращение отправлено в МИД РФ на рассмотрение по существу поднятого вопроса. В начале 2018 г. проблема была решена — молодые неграждане вновь смогли ездить в РФ без виз.

Этот эпизод тоже был оценен спецслужбой и прокуратурой, как деятельность по разрушению Латвии.

В связи с тремя приведенными эпизодами возникает ряд риторических вопросов. Признана ли Россия террористическим государством, контакты с высшим руководством которого являются преступлением? Кто признал высшее руководство России преступниками и в каких международных документах это зафиксировано? Если контакты с высшим российским руководством не являются преступлением, то как квалифицировать действия официальных лиц, которые это утверждают и, более того, используют для уголовного преследования своих граждан, точнее неграждан?

Убедившись в том, что Государственная Дума России не собирается принимать мер по защите дискриминируемого русского населения в Латвии, я решил обратиться в международные инстанции.

16 апреля 2017 г. я обратился с жалобой в Комитет ООН по предупреждению геноцида с просьбой рассмотреть вопрос о преследовании в Латвии русских активистов. К просьбе были приложены документы, которые я ранее подавал в Международный уголовный суд.

Все эти документы оказались приобщенными к моему уголовному делу, как свидетельство моей преступной деятельности по разрушению Латвии.

Упомяну еще одно, из многих моих обращений в международные органы.

В марте 2018 г. я, в числе других десяти латвийских профессоров, обратились к Председателю ассамблеи Совет Европы(СЕ) Микеле Николетти, Генеральному секретарю СЕ Войцеху Савицкому и председателям парламентов стран – членов СЕ. В этом обращении мы протестовали против решения правительства Латвии ликвидировать школы с русских языком обучения, обращали внимание на то, что оно противоречит принципам не дискриминации по этническому и языковому признаку, который власти нашей страны выхвались соблюдать при вступлении в СЕ. В письме упоминалась резолюция ПАСЕ 2196 от 21.01.2018 г. о том, что никакие реформы не могут ухудшать условия обучения детей национальных меньшинств. Предлагалось призвать руководство Латвии следовать принципам, на которых основан СЕ. Это обращение попало в руки спецслужб при обыске и стало основанием для обвинения меня в деятельности по разрушению Латвии.

Выходит, что обращение в международные организации, призванные следить за соблюдением прав человека рассматриваются в Латвии, как угроза для ее существования и те, кто обращается в них автоматически становятся преступниками.

Для уточнения правомерности этого вывода я обратился с запросом в Комитет по предупреждения геноцида ООН, Международный уголовный суд, и Совет Европы. Сейчас жду ответа. Учтет ли разъяснения руководства этих международных организаций суд Видземского предместья большой вопрос. Обращаться к высшему руководству РФ с запросом не стал – побоялся, что за это обращение суд добавит мне лишний срок – за рецидив.

В целом я сделал вывод, что арест, удержание в тюрьме 4 месяца, отдача под суд являются символической жертвой, которая была принесена национал-радикальными силами для того, чтобы сплотить своих сторонников в ходе предвыборной компании, которая началась в Латвии как раз в марте-апреле месяце. Эта символическая жертва должна была сплотить их сторонников в борьбе с врагом в моем лице. Я был выбран потому, что, в силу своей публицистической деятельности, был заметной фигурой, имел смелость отстаивать право русских на сохранение своей идентичности. Подконтрольные национал-радикальным силам СМИ все прошедшее время жирно помазывали моей символической кровью косяки и перекладины условных дверей домов и условных алтарей.

А в чем же было отличие моего случая жертвоприношения от ветхозаветного? Возраст ветхозаветного агнца не должен был превышать одного года, а мой возраст приближался к 65 годам. Вышел этакий агнец переросток.

Александр Гапоненко

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен