После скандальных заявлений о том, что Дональд Трамп «включит зверя» по итогам бесславной «эпопеи спецпрокурора Мюллера», главный идеолог и политтехнолог трамповской команды продолжил серию откровений о целях и задачах Вашингтона. Американское новостное агентство Associated Press 26 марта опубликовало цитаты из выступления Стивена Бэннона: «В конце концов мы должны объединить иудео-христианский Запад, частью которого является Россия, и теперь это займет много-много-много десятилетий».

В этом контексте стоит задаться двумя вопросами. Во-первых, зачем ему Россия? А во-вторых — почему процесс, который он считает необходимым и желательным, рассчитан на «много-много-много десятилетий»? Можно задать еще и третий важный вопрос: почему самый влиятельный американский политтехнолог решил публично заявить об этом прямо сейчас?

Ответ насчет выбора времени прост: «Рашагейт» — теория заговора, согласно которой Трамп стал президентом благодаря сотрудничеству с Россией и ее вмешательству в выборы, — получил ранения, несовместимые с жизнью, из-за безрезультатного окончания расследования Мюллера. Именно «Рашагейт» (который постепенно заменяется «Укрогейтом», о котором мы уже писали) отравил большую часть президентского срока Трампа и помешал Бэннону реализовать свои планы насчет нормализации американо-российских отношений. Стоит особо подчеркнуть, что тезис о сорванных планах Бэннона не является спекулятивным, ибо он сам сетовал на то, что истерика вокруг предполагаемого заговора Трампа и Кремля отравила двусторонние отношения и отбросила назад те усилия по объединению Запада, которые, с его точки зрения, являются очень важными для будущего США.

Было бы очень соблазнительно увидеть в позиции Бэннона эдакую протянутую руку и некое признание того, что Россия — это интегральная часть западного мира, с которой нужно договариваться вместо того, чтобы демонизировать. Не исключено, что в России найдется достаточно тех, кто настолько сильно жаждут равноправного взаимодействия с Вашингтоном, чтобы поверить в такую интерпретацию. Однако стоит отмотать пленку назад, чтобы убить любые иллюзии насчет того, как нас и нашу страну воспринимает даже наиболее вменяемая и наименее русофобская часть вашингтонского истеблишмента. Вот что Стивен Бэннон говорил о России в 2014 году на проходившей в Ватикане конференции крайне влиятельного консервативного европейского НКО Human Dignity Institute — еще задолго до того, как о стал руководителем и идеологом избирательного штаба Дональда Трампа (цитата по стенограмме Buzzfeed).

«Вы знаете, Путин был довольно интересным персонажем. Он также очень, очень, очень умный. Я вижу это в Соединенных Штатах, где он очень настойчиво обращается к социальным консерваторам через месседж о более традиционных ценностях, поэтому я думаю, что мы должны в этом смысле быть очень настороже. Потому что, в конце концов, я думаю, что Путин и его приспешники на самом деле являются клептократией, действительно империалистической державой, которая хочет расширяться. Тем не менее я действительно верю, что в нынешних условиях, когда вы сталкиваетесь с потенциальным новым халифатом, который очень агрессивен, — я не говорю, что мы можем отложить это (Россию. — Прим. авт.) на задний план, но думаю, что мы должны первым делом разобраться с более важными вещами».

В картине мира Бэннона Россия — это империалистическая клептократия, которая хочет расшириться, а потенциальные симпатии американских «социальных консерваторов» к путинским месседжам — это повод для проявления бдительности. В 2014 году стратег Трампа прямо говорил, что с Россией надо разбираться потом, после того, как будут решены более важные проблемы.

Зачем тогда Бэннон сегодня говорит о том, что Россия необходима для объединения Запада? Зачем пытаться выстроить отношения со страной, которую он описывает как империалистическую и клептократическую державу?

Хотелось бы, конечно, верить в то, что восприятие России изменилось, но это маловероятно. Гораздо более вероятным и логичным объяснением является другое: главный стратег штаба Трампа понимает, что у США есть гораздо более серьезные проблемы, чем сложности с Россией, причем эти проблемы можно решить только при нормализации отношений с Москвой. Пересказ недавнего пресс-подхода Бэннона в Риме от Associated Press дает подсказку: «Выступая во вторник перед журналистами Ассоциации иностранной прессы в Риме, Бэннон сказал, что Китай, а не Россия представляет собой «смертельную угрозу» для западного мира.»

В 2014 году главной угрозой был «глобальный халифат», а теперь Китай. То есть, вероятно, как и в 2014-м, предполагается обязательно разобраться и с «империалистической» Россией, но потом, когда китайская угроза будет ликвидирована.

Именно в этом контексте и стоит рассматривать все возможные попытки организовать некую нормализацию отношений по линии Вашингтон — Москва. Это не значит, что диалог и какие-то прагматичные договоренности невозможны или нежелательны, совсем наоборот. Просто нужно постоянно помнить о том, что даже та часть вашингтонского политического истеблишмента, мозг которой не находится в тисках пещерной русофобии, относится к России без симпатии, а скорее как умному и экспансионистскому злу, которое можно терпеть ровно до тех пор, пока «есть более важные проблемы».

Конечно, мировая арена — это явно не то место, где можно искать и найти искреннюю дружбу и симпатию, и это относится не только к США. Однако нынешнему поколению американских политиков удалось покорить какие-то абсолютно невероятные вершины цинизма. И при этом, кстати, не испытывать никакого стеснения в публичном формулировании своего кредо об американской исключительности, освобождающем их даже от необходимости притворяться — из соображений ли дипломатической целесообразности, ради соблюдения ли элементарных правил приличия. Вряд ли с таким утилитарно-циничным подходом можно будет собрать большую коалицию союзников для решения американских экзистенциальных проблем, хотя чудеса такого рода иногда случаются.

Правда, чтобы произошло такое чудо, Вашингтону придется пойти на такие уступки, которые, скорее всего, будут для него абсолютно неприемлемыми, ибо современные США принципиально не хотят и не умеют договариваться. Причем это принципиальная позиция не только «ястребов» из так называемого «глубинного государства», но и позиция вроде бы «антисистемного» Трампа. Не зря нынешняя вашингтонская администрация умудрилась поссориться едва ли не со всеми союзниками и сателлитами, начиная от Евросоюза и заканчивая Саудовской Аравией. Впрочем, с точки зрения российских интересов — это вполне позитивное развитие событий. Остается пожелать, чтобы этот процесс быстро дошел до логического конца. Мир устал от американской гегемонии, а мультиполярность уже неизбежна.

Иван Данилов, РИА

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен