Надо ли признавать или не признавать выборы президента Украины априори или по их итогам? Ведь то, что будут масштабные нарушения, изначально ясно. Вопрос только — насколько масштабные? Но что получит от того или иного решения Россия? Для нас главный вопрос в этом. Поэтому надо подойти к проблеме прагматически.

— Конечно, да.

— России как-то надо реагировать на это?

— Нам правильнее сразу обсудить вопрос, надо ли признавать эти выборы, или не надо. И я думаю, что к этому вопросу надо подходить в первую очередь прагматически и с точки зрения национальных интересов Российской Федерации. Позицию людей, которые категорически заявляют, что мы ни в коем случае не должны признавать эти выборы, можно понять.

Но нельзя понять, какие плюсы, позитивные моменты от этого получит Российская Федерация. После непризнания этих выборов у России сузится поле для маневра. На официальном уровне с новым главой государства никаких переговоров и встреч не может быть. Вообще, никакого не может быть общения.

Конечно, мы видели за последние два месяца неоткрытие участков на территории Российской Федерации, запрет гражданам Российской Федерации даже наблюдателями в составе миссии ОБСЕ находиться на выборах на территориях Украины. Это вполне достаточно для того, чтобы признавать эти выборы нелегитимными, незаконными.

Но становится вопрос: мы выиграем от этого или проиграем. Поэтому моя позиция заключается в очень простой формуле. Мы можем просто не комментировать результат этих выборов после их окончания, оставив для себя возможность при необходимости не признать эти выборы. Но можем и признать эти выборы, если увидим необходимость в каких-то официальных контактах, например, для того, чтобы урегулировать конфликт в Донбассе.

— В случае победы Порошенко мы ничего не теряем. Никаких контактов и так нет. Но есть, например, Белоруссия, с которой у Порошенко отличные отношения. Мы вполне можем через Лукашенко вести переговоры с Киевом. Но мы уже очень много терпим нападок от украинской власти. Все-таки надо как-то отвечать, хотя бы таким способом, не приносящим вреда населению Украины. Такой демонстративный шаг вполне приемлем.

— Допустим, это хорошо. Но проходит несколько месяцев. Наши европейские партнеры, окончательно устав от Украины, прекрасно понимая, что урегулирование конфликта в Донбассе может быть только с включением всех сторон, предлагают свой альтернативный план, который устраивает Российскую Федерацию.

Это означает, что необходима, как минимум, следующая встреча на уровне глав государств в нормандском формате. И что тогда мы делаем? Мы будем встречаться с человеком, которого мы не признаем? Мы же не можем так сделать…

— Но в случае вопиющих фактов фальсификации выборов, мы же в любом случае не сможем закрыть глаза…

— Еще раз. Просто если у нас появляется окно возможностей, приемлемое для Российской Федерации по урегулированию конфликта в Донбассе…

— Но при нынешнем президенте и продолжении такой линии не появится. Это же совершенно понятно.

— А я бы так не был убежден в этом. Дело в том, что скоро будут выборы в Европарламент. Сменится политическая плоскость в этом направлении. И я бы так категорически не заявлял, что люди, которые будут избраны, не будут оказывать влияния на свои правительства, в том числе, возможно, просто отстаивая права и свободы, отчасти — народа Донбасса.

А это однозначно будет означать, что за этим будет следовать давление на украинскую власть. Рычагов влияния у наших европейских партнеров достаточно. Можно вспоминать и транзит газа, и постоянные кредиты… Если там будет политическая воля усадить его за стол переговоров, сделать ему очередной ультиматум, от которого он просто не сможет отказаться, все это вполне реально.

— Но эти кандидаты обещают совершенно невероятное, в том числе возврат Крыма и реинтеграцию Донбасса. К тому же они считают Россию агрессором и ни в какие переговоры вступать не хотят. А если народ потом спросит про эти обещания?

— Не спросит. Вся проблема в том, что нет механизма у народа, чтобы действительно серьезно спросить за эти обещания. Если мы даже бегло просмотрим все предвыборные программы кандидатов в президенты, то мы ни одной программы не найдем, которая бы строилась на каких-то фундаментальных исследованиях и действительно предлагала бы реальные алгоритмы, в том числе по урегулированию конфликта в Донбассе, не говоря уже о Крыме.

Логика здесь очень простая. Все кандидаты прекрасно видели социологию полугодичной давности, что одна из ключевых проблем, которая волнует граждан Украины — это конфликт в Донбассе. От этого никто не мог никуда уйти. Естественно, они фактически были вынуждены включать этот вопрос в свои программы.

И здесь — кто как умеет. Кто одним предложением, кто двумя, кто какими-то космическими предложениями. Рассматривая предложения основных кандидатов, это ясно видно. Например, у Тимошенко звучит такой тезис, что необходимо переходить в переговорный формат «Будапешт+», подразумевающий включение в него Китая. Все хорошо. Только этот человек даже не удосужился встретиться с официальными представителями Китая, чтобы уточнить, а готова ли эта страна включаться в этот процесс.

И вот точно так же совершенно по всем инициативам кандидатов по урегулированию в Донбассе. Это катастрофа для реального политического процесса, потому что это лишний раз демонстрирует, что ни один из этих людей просто не готов решать эту проблему серьезно. И это достаточно многие понимают, поэтому многие просто и не пойдут на эти выборы.

Потому что это пустые люди, популисты, у них совершенно популистские программы. В них ничего нет конкретного, четко прописанного. Только сладкие обещания. Но как это реально сделать, их не волнует. И с них невозможно будет спросить за это. К сожалению, в украинском механизме контроля за исполнительной властью такого просто не существует.

Любовь Степушова, Правда.ру

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен