С тех пор как литовский суд «порадовал» мир признанием нацистов «жертвами советского геноцида» («дело Дрелингаса»), прошло совсем немного времени. Но и за этот период Вильнюс умудрился создать очередной резонансный прецедент

27 марта 2019 года Вильнюсский окружной суд огласил вердикт по «делу 13 января». Решение суда относится к событиям 1991 года, произошедшим в столице Литовской ССР. Тогда части Советской Армии попробовали вернуть под контроль Москвы здание, находившееся в госсобственности Советского Союза. Они попытались отбить у радикальных националистов Вильнюсский телецентр, но столкнулись с вооруженным сопротивлением. С соседних зданий по литовцам и по военнослужащим Советской Армии открыли огонь неизвестные снайперы (знакомый сценарий). В результате этой стрельбы погибло 12 человек с литовской стороны и один офицер группы КГБ «Альфа».

Это событие и стало основанием для обвинения со стороны литовских властей. При этом проявилась характерная черта прибалтийского «правосудия»: стреляли неизвестные, но их личности никто и не подумал устанавливать — во всем обвинили советских военнослужащих и сотрудников спецслужб.

Как следствие — вердикт литовского суда: 67 граждан бывшего СССР, а ныне подданных России и Белоруссии, признали виновными в «геноциде литовского народа». Некоторым из них, в т.ч. экс-министру обороны Советского Союза Дмитрию Язову, вынесли приговор, назначив вполне конкретные сроки тюремного заключения.

При этом представители литовского «правосудия» никак не прокомментировали тот факт, что в качестве обвиняемых выступили простые исполнители, а сам главнокомандующий СССР (Михаил Горбачев) даже не был упомянут в обвинительных материалах. Собственно говоря, чтобы такие вопросы не задавались, на судебное заседание не пустили ни российских дипломатов, ни журналистов. В доступе в здание суда было отказано и послу Российской Федерации в Литве Александру Удальцову, и представителям СМИ — «Первого канала», RT, РИА «Новости», «Известий», «Пятого канала» и др.

Впрочем, на фоне остального это всего лишь «мелочи». Ведь литовские власти умудрились создать уникальный прецедент. В момент рассмотрения дела они столкнулись с правовой коллизией. Как известно, базовый принцип любой правовой системы — «обратная сторона закона». Согласно ему, человека нельзя судить по законам и нормам, которые были введены в действие после вменяемого деяния. В момент событий у Вильнюсского телецентра Литва входила в состав СССР, на ее территории действовали советские законы. Провозглашенный в 1990 году литовским парламентом закон «О восстановлении независимого государства Литвы» не был признан ни одной страной мира, не говоря уже об ООН. Он не был подтвержден самим литовским народом (референдум о признании этого акта прошел лишь 9 февраля 1991 года, т.е. спустя почти месяц после событий 13 января).

В момент событий у Вильнюсского телецентра действовал мораторий на выход из правового поля СССР, установленный самим руководством Литвы. Одним из положений этого моратория было приостановление любых судебных исков, вытекающих из закона «О восстановлении независимого государства Литвы». Таким образом, исходя не только из международных, но и литовских законов, судить участников событий 13 января 1991 года было недопустимо.

Тем не менее литовские юристы решились на это. Чтобы избежать обвинений и обойти правовую коллизию, придумали откровенную манипуляцию. В вердикте вильнюсского суда прямо указано, что действия советских военнослужащих и сотрудников спецслужб были «преступлением против человечности» в форме «геноцида литовского народа». Следовательно, по мнению литовских юристов, в этом случае необходимо применять не нормы обычного уголовного права, а так называемые принципы правосудия переходного периода. Что это за принципы — несложно понять, ознакомившись со следующими фактами.

Практически все обвиняемые являлись гражданами других стран. С точки зрения обычного права, их должны были бы судить российские, белорусские или международные суды. Но литовские власти, сославшись на «принципы правосудия переходного периода», объявили о «своем праве судить граждан других государств по литовским законам». Ведь они — «преступники перед человечеством». Как следствие — на скамье подсудимых физически оказались два гражданина России — Юрий Мель и Геннадий Иванов.

Ссылками на «принципы правосудия переходного периода» Вильнюс объяснил свое «право» на нарушение принципа экстерриториальности. Некоторых «подсудимых» задерживали на территории других стран. Так, экс-командир Группы «А» Михаил Головатов был задержан по запросу литовских властей в Вене (его, правда, позднее отпустили). Получилось, что небольшая Литва, экономика которой дотируется Евросоюзом, распространила свое право на территорию всего ЕС.

Последнее особенно примечательно. Ведь молчание руководства ЕС на фоне этого беспрецедентного нарушения возможно только в одном случае — если Литва получила от США карт-бланш. Последнее обстоятельство объясняет многое.

Финансовым группам, которые контролируют Федеральную резервную систему США, необходима большая война. Без нее спасение долларовой пирамиды практически невозможно. Причем наиболее желаемый сценарий — военный конфликт между Евросоюзом и Россией. Ведь эти два объекта являются наиболее привлекательными для последующего грабежа.

Проблема только в одном. Сколько бы США не старались, но столкнуть Россию и ЕС не удается. Поэтому англосакским финансовым группам остается только один сценарий. Условно его можно назвать «окном Овертона», и заключается он в следующем.

Вместо провоцирования прямой войны, западные группы постепенно подводят ЕС и Россию к состоянию войны.

Первый этап — провоцирование экономического и политического противостояния. Этого удалось добиться благодаря Украине. Введенные после событий в этой стране взаимные санкции привели ЕС и Россию к состоянию «холодной войны», т.е. войны политической и экономической.

Сейчас мы являемся свидетелями реализации следующего сценария. Конфликт переводится в юридическую плоскость. Делается это с помощью создания института заложников. С помощью дел «13 января», Кирилла Вышинского Литва и Украина фактически взяли в заложники российских граждан. Причем и Вильнюс, и Киев ясно дали понять, что не будут рассматривать правовые механизмы решения вопроса с их освобождением. Они признают только обмен. Но если Россия пойдет на это или начнет захватывать заложников в ответ, то отношения между ЕС и Россией перейдут из правовой в силовую сферу. С юридической точки зрения, взаимное использование института заложников означает состояние войны. Причем если экономические санкции можно отменить, то сценарий захвата заложников постепенно становится необратимым. Для возвращения своих граждан каждая страна будет вынуждена захватывать все больше и больше заложников (для обмена), и этот процесс станет бесконечным.

После чего останется один шаг для того, чтобы состояние юридической войны переросло в физическую. Ведь когда-нибудь у какой-то из сторон возникнет соблазн силой отбить своих граждан. Тем более что, как показывает литовский и украинский пример, захват заложников будет происходить самыми варварскими методами.

Собственно говоря, в этом и состоит «окно Овертона»: постепенно суживать спектр возможностей до того момента, когда единственным возможным останется только один выход — война.

Причем надо учитывать следующую особенность. Литва не имеет полной правосубъектности. Это одна из немногих стран ЕС, которая конституционно (с помощью конституционного акта) закрепила передачу своего суверенитета Евросоюзу. Таким образом все, что делает Вильнюс, с юридической точки зрения отражает волю Брюсселя. Все претензии за действия литовских властей также автоматически относятся Евросоюзу. Точно также как за решения Литовской ССР приходилось отвечать всему Советскому Союзу, а не только Вильнюсу.

В конце остается пожелать гражданам России быть крайне осторожными в поездках в некоторые страны. Достаточно напомнить, что в Эстонии, Латвии, Польше, Дании и ряде других восточноевропейских стран существуют схожие с Литвой нормы. Пример же калининградца Юрия Меля, который был арестован при въезде в Литву из Калининградской области, а теперь получил 7 лет лишения свободы по «делу 13 января», показателен.

Юрий Городненко, Ren

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен