Трамп теперь должен сделать ее первой леди. Венесуэлы. И это еще, слава богу, что он, рисуясь перед дамой, в порыве страсти к преувеличениям войну не объявил. Для начала Мадуро. Лишь намекнул на что-то подобное.

После того, как Дональд Трамп признался в желании вернуться на Луну как можно быстрее, Юпитером его уже никак не назовешь. Лунтик, ты сердишься – значит, ты не прав. Обычно же так говорят о вербальной агрессии тех, кому, по сути, и сказать-то нечего. А надо.

«Россия должна убраться из Венесуэлы! Для этого допустимы любые способы», – без приглашения влез президент США в дела сразу двух суверенных государств. Получилось грубо. Только так бесполезно, так зло и ненужно. Поскольку, если это он о двух самолетах Минобороны России, которые, как сообщалось, прибыли на днях в Каракас, то им без разницы, что о них думает Трамп.

Тем более, Трамп не думает. Трамп рефлексирует. И его можно понять. Молодая особа, что сидела подле него в тот момент, если б не сидела, упала бы от счастья. Ее лицо выражало нечто среднее между эйфорией и обмороком. И у нее, видимо, это лицо не проходит с того момента, как ее вызвали в Белый дом. Ее, Фабиану Росалес. В Венесуэле скажи – переспросят: а кто это? Тут же – Трамп, Пенс, Иванка, камеры. Одно слово – Гуаидо. Фабиана Росалес Гуаидо. «ФРГ», не при Меркель будь сказано – ее-то здесь принимали с меньшим почтением. Вообще, надо быть отъявленным Дон Жуаном, чтобы привести в дом чужую жену при ее живом-то Хуане. Хотя еще большую наглость надо иметь, чтобы назначить этого Хуана президентом чужой страны при живом президенте.

Как бы то ни было, Трамп теперь, как порядочный интриган, должен сделать ее первой леди. Венесуэлы. И это еще, слава богу, что он, рисуясь перед дамой, в порыве страсти к преувеличениям войну не объявил. Для начала Мадуро. Лишь намекнул на что-то подобное. Все, говорит, им испортили. Еды у них нет, экспорта нефти нет, денег нет, света нет. Не заметил он, как проговорился. Остались, говорит, только военные методы.
Госсекретарь Помпео мигом запросил у конгресса 500 миллионов долларов на свержение Мадуро. Тут же и Гуаидо вспомнил, зачем его признавали, и объявил дату переворота. 6-го апреля, сказал, начнем. Теперь уже точно. Операцию назвали «Свобода». Хотя могли бы и «Голос Америки». Причем главный голос. Его обладатель, правда, хотел сразу метнуть гром и молнии. Но, что позволено Юпитеру, у Лунтика уходит в свисток.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен