Соглашение об ассоциации с ЕС стало настоящим проклятием для Украины. Внешне мирное по содержанию, именно оно ввергло страну в гражданскую войну и разруху. 21 марта исполнилось пять лет с момента подписания политической части договора. Срок достаточный, чтобы подвести первые итоги «стратегического выбора» европейской интеграции.

Синий туман похож на обман

Когда нынешняя украинская власть с майдана призывала срочно соединиться с Европой, а не то «куля в лоба», наивным обывателям рисовали молочные реки с кисельными берегами. Достаточно вспомнить, например, агитационные ролики А. Яценюка, которые на сегодняшний день выглядят сущим издевательством. В те горячие дни люди разделились на две неравнозначные категории: те, кто договор не читал и свято верил, что зловредный Янукович не даёт Украине вступить в ЕС, и их немногочисленные оппоненты, которые с документом ознакомились и предупреждали, что страна его просто «не потянет». Как водится, правы оказались более информированные скептики.

Писать об «успехах» Украины в «семье цивилизованных народов» несколько страшновато. По подсчетам А. Колтуновича из «Украинского выбора», общие прямые потери Украины в экспорте товаров на европейский потребительский рынок за четыре года составили $5,8 млрд, а в сравнении с 2011 г. – $12,7 млрд. Это при наличии зоны свободной торговли. Годами Украина торгует с ЕС «в минус». Впрочем, внешняя торговля страны заслуживает отдельного внимания.

Прямые иностранные инвестиции на Украину только сокращаются. Если в 2013 г. речь шла почти о $4,5 млрд, то в 2016-м поступило всего $3,2 млрд, в 2017-м – $2,2 млрд, а по итогам 2018 года – примерно $1,5 млрд.

В рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума Украина опустилась с 76-го места в 2013 г. на 83-е место в 2018 г. Во всемирном индексе процветания Украина занимала 64-е место в 2013 г., в 2018 — 111-е место. В рейтинге благосостояния страна съехала с $3413 в 2013 г. до $1564 в 2018 г. По индексу человеческого развития за 5 лет произошло перемещение с 78-го на 88-е место. В рейтинге человеческого счастья в 2013 г. Украина находилась на 87-м месте. В 2018 г. – 133-е место.

Как отмечает директор Всемирного банка по вопросам Украины, Белоруссии и Молдавии С. Кахконен, «экономический кризис, начавшийся на Украине в 2014 году, привёл к тому, что уровень бедности сейчас выше, чем пять лет назад. Если в 2014 году за чертой бедности жили 15% населения Украины, то сегодня — 25%». Цифра очень лукавая, т. к. по стандартам ООН к бедным относится более 80% украинцев.

О темпах падения уровня жизни украинцев ярко говорит тот факт, что страна в 2017 г. заняла третье место в мире по закупкам секонд-хенда, что составляет 54% от объема импорта продукции легкой промышленности. Основная часть этого хлама идет именно из ЕС, который избавляется от мусора, засоряя окружающую среду на Украине.

Справедливости ради необходимо упомянуть, что нельзя винить во всех ужасающих итогах последней пятилетки только Европу. Там, где не добивает экономику Евросоюз, ему успешно помогают киевские власти. Но существует масса факторов, которые были заложены именно в Соглашении об ассоциации.

«Золотой» газ

За период действия ассоциации цена на газ для населения выросла в 11 раз, что повлекло за собой экспоненциальный рост тарифов на коммунальные услуги. Такая ситуация напрямую вытекает из ст. 278 Соглашения об ассоциации, которая подчиняет Украину действию Договора об основании Европейского энергетического сообщества от 2005 г. В свою очередь, в ст. 269 говорится о том, что стоимость газа и электроэнергии должна регулироваться исключительно спросом и предложением, а ст. 270 прямо запрещает продавать газ и электроэнергию на внутреннем рынке дешевле, нежели на экспорт.

В связи с этим Евросоюз, выделяя Украине финансовую помощь, открыто требует повышения тарифов для населения. Например, в качестве условия для предоставления кредита в 500 млн евро в конце 2018 г. европейцы потребовали повысить цену на газ на 23%.

Именно поэтому записные евроинтеграторы пытаются убедить население в благотворном влиянии космических цен энергоносителей. Так, энергетический эксперт «Реанимационного пакета реформ» С. Павлюк уверяет, что «когда мы перестанем регулировать цену на газ – появится возможность у людей покупать его у разных поставщиков. Между этими поставщиками появится конкуренция. И это уже будут рыночные отношения, при которых уровень цен вырастет». А заместитель руководителя Стратегической группы советников по поддержке реформ (SAGSUR) П. Кухта заявил, что «все возможные альтернативы повышению тарифов значительно хуже как для государства в целом, так и лично для уровня жизни каждого гражданина. Альтернативы всего две: жёсткий дефицит бюджета – свыше 100 миллиардов гривен или дефолт».

Как говорил незабвенный месье Коровьев, поздравляю, гражданин соврамши. Хороший выход на самом деле есть. Это расторжение кабального договора с ЕС и прямые закупки газа у России. А возможно, и вступление в Евразийский союз, который включает в себя ведущих энергетических поставщиков, продает своим членам газ по льготной цене и не требует людоедских тарифов для населения.

Неравный брак

Соглашение об ассоциации изначально носит неравноправный характер. Украине в одностороннем порядке навязано исполнение законодательства ЕС, в разработке которого наша страна не принимает никакого участия. При этом Евросоюз отнюдь не спешит пустить на свой рынок украинские товары. Это подтверждают и сами европейцы. Автор бестселлера «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные остаются бедными» Э. Райнерт заявил: «Я смотрел соглашение между ЕС и Украиной, там есть положения о том, что если украинская промышленность мешает европейской, то будут ограничения на экспорт. Таким образом, если вы работаете плохо, у вас не будет ограничений на экспорт в ЕС, но если вы работаете хорошо, то мы вас остановим. В этом договоре нет равенства. И вы не можете остановить импорт».

Общим местом уже стали мизерные квоты на поставки сельхозпродукции, которые украинские производители выбирают в первые несколько месяцев года. По словам миллиардера Ю. Косюка, «Украина производит 1 миллион 200 тыс. тонн куриного мяса в год. При этом Европа дала Украине беспошлинную квоту – 16 тыс. тонн. Ну плюс к тому же можно ввезти без пошлины 20 тыс. тонн целой замороженной курицы, которая абсолютно никому не нужна. На всё, что сверх этой квоты, – пошлина более 1000 евро за тонну». До 2021 г. Евросоюз эти квоты пересматривать не намерен.

С промышленной продукцией ситуация еще хуже. Как отмечает советник главы МИД Украины Т. Качка, ЕС отказывается заключить с Украиной Соглашение об оценке соответствия и приемлемости промышленной продукции. «Отчёт ЕС по Договору об ассоциации – это один большой отказ ЕС от экономической интеграции Украины во внутренний рынок ЕС. Хорошо сформулированное «нет» по каждому из важных для Украины приоритетов. «Нет» для упрощения таможенного оформления. «Нет»  для промышленной интеграции. «Нет» для цифрового рынка. «Нет», скорее всего, для энергетики».

Для этих «нет» есть и объективные причины. Технически перейти на евростандарты украинские заводы не в состоянии. Ведь гармонизация техрегламентов и стандартов означает кардинальные изменения как в способах производства, так и в контроле качества, и в проведении сертификации. По оценкам В. Медведчука и экс-премьера Украины Н. Азарова, полный перевод промышленности и сельского хозяйства на европейские рельсы потребует 160-200 млрд долл. инвестиций. Таких денег нет не только у Украины, но и у Европы.

От авианосцев к семечкам

Ненужность Европе украинского промышленного потенциала уже принесла свои плоды. Утратив рынки СНГ, страна постепенно теряет и промышленность. Объём реализованной промышленной продукции в 2013-2018 гг. в долларовом эквиваленте уменьшился на 45%, объем прямых иностранных инвестиций сократился на 40%. За 4 года ВВП страны сократился на 38,8%. Вследствие потери евразийских рынков сбыта доля инновационной продукции в промышленности сократилась до 0,7%.

По утверждению торгового представителя Украины Н. Микольской, страна потеряла 20% промышленного производства, структура экономики изменилась практически полностью.

Об этом киевские власти предупреждали и западные аналитики. Так, еще в 2013 г. американский мозговой центр Atlantic Council сделал вывод, что ассоциация с ЕС «ввергнет Украину в новую рецессию», а профессор парижской школы экономики Ж. Сапир в своей статье «Майдан против Украины» прямо указал, что, «если Украина решит подписать договор об ассоциации с ЕС, необходимо будет, чтобы ЕС компенсировал значительную потерю доходов украинской промышленности. Это требует потока инвестиций в размере 15-20 млрд в год».

Вследствие краха промышленности уже к 2016 г. установилась порочная структура внешней торговли Украины, где доля сельхозпродукции достигла критического показателя в 45,4%, которая сохраняется и поныне.

Превращение страны в сырьевой придаток Европы вполне соответствует интересам ЕС. Как заявил руководитель программ сотрудничества Представительства Европейского союза на Украине Б. де Гроот, «превращение Украины в сельскохозяйственную сверхдержаву, которой она хочет быть и должна быть, требует деиндустриализации – избавления от технологически отсталых промышленных производств и эффективного управления в аграрном секторе».

Между тем, если лишить страну промышленности, то надо уменьшать население. Охота и собирательство может обеспечить 1-2 человека на квадратный километр, сельское хозяйство – 40, а промышленное общество, такое как, например, Голландия – 400. Что, собственно, и происходит.

Большой европейский пылесос

Эмиграция населения с Украины приобрела масштабы бегства с тонущего корабля. Бегут рабочие, студенты, инженеры, преподаватели, врачи… В некоторых больницах уже катастрофически не хватает персонала. По меткому выражению народного депутата Украины Е. Мураева, Европа высасывает из Украины все соки.

Речь не только о гастарбайтерах. В Европу переносят свою деятельность и украинские предприниматели. Не оказывая никакой помощи Украине в развитии ее производственного потенциала, страны ЕС, прежде всего Польша, Чехия, Венгрия, Словакия и др., решают за счет украинского кадрового потенциала свои экономические проблемы.

С одной стороны, для украинских эмигрантов это неплохо. Можно интегрироваться в ЕС в индивидуальном порядке, раз уж оптом не принимают. Но исход квалифицированных кадров подрывает перспективы развития самой Украины. Многие работодатели жалуются на невозможность набрать рабочих на те немногочисленные заводы, которые еще работают. Даже неплохие по украинским меркам зарплаты выглядят мизером на фоне доходов в странах ЕС.

За счет неравноправного характера Соглашения об ассоциации с Украины вывозятся и ресурсы. Например, вывоз леса-кругляка приобрел масштабы пиратства и откровенного рэкета, когда Европа шантажирует Украину отказом в финансовой «помощи». Сама же помощь – это кредиты, которые необходимо рано или поздно отдавать. Не деньгами, так землями и недрами.

При этом не существует даже гипотетической перспективы того, что Украина когда-нибудь будет принята в ЕС, сколько бы клоуны с Печерских холмов ни вносили в конституцию благоглупости об интеграции в ЕС и НАТО. С тем же успехом можно записать намерение улететь на Марс.

Ольга Шелкова, «Одна Родина»

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен