Сразу и не поймешь, то ли ты в силу возраста становишься более консервативным, то ли мы и впрямь живем во времена, когда либеральные установки большинства людей не переживают столкновения с реальностью.

Ведь еще совсем недавно — лет десять–пятнадцать назад — ответы на многие вопросы были очевидными:

— наказуемыми должны быть исключительно деяния, но не слова.

— запрет на изображение свастики — абсурд полный.

— 282 статья Уголовного кодекса должна быть отменена.

— Интернет — пространство свободы и анонимности.

— список запрещенных книг и Интернет-ресурсов, простите, федеральный список экстремистских материалов — мракобесие какое-то.

— цензура СМИ и ограничение свободы прессы недопустимы.

И вот мы живем в мире, где привычными реалиями стали теракты одиночек, которые наслушались-начитались исламистских материалов, выходят на улицы городов с кухонным ножом и целью порезать неверных. Где вообще терроризм стал настолько обыденной частью реальности, что никакое зверство уже не способно по-настоящему потрясти общество. Где грязные дельцы, используя анонимность мессенджеров, разворачивают широкие сети сбыта наркотиков. Где закомплексованные мерзавцы решают проблемы своей тонкой душевной организации, доводя детей до самоубийства…

Список этот можно продолжать долго.

Но потом ты оглядываешься и вспоминаешь, что при всем высоком уровне угрозы теракты у нас все-таки стали редкостью, и про «Синего кита» ты уже некоторое время не слышала.

И вроде ты по-прежнему не согласна с жесткостью государственной политики по вышеперечисленным вопросам, но не можешь не признать, что она имеет непосредственное отношение к высокому уровню общественной безопасности в стране в последние годы.

Теперь вот длинные руки государства дотянулись до масс-медиа, и в его распоряжении появился весьма неприятный для журналистов инструмент в виде закона по борьбе с фейковыми новостями.

И ты хотела бы даже возмутиться и высказать свое решительное несогласие.

Ведь очевидно, что журналисты могут быть обмануты своими инсайдерами, да и те могут заблуждаться вполне добросовестно, не ставя своей целью никаких общественно опасных целей. Информирование общественности, донесение до нее собранной информации — главная задача СМИ, а на эту функцию государство набросило весьма короткий поводок, и любой журналист, и главный редактор теперь подумает десять раз прежде чем публиковать попавший в руки «горячий» материал.

А потом ты вспоминаешь, в какую вакханалию лжи и подтасовок превратился за последние годы едва ли не самый уважаемый журналистский жанр — журналистское расследование.

И даже это не самое страшное.

Самое страшное, что любая крупная трагедия превращается в объект спекуляции и разжигания хайпа, потому что одним нужны клики, а другим — достижение политических целей. И вот уже целый город доведен до истерики «власти скрывают». Потом выясняется, что все эти инсайды, подкрепленные свидетельствами очевидцев, одна сплошная ложь. Без примесей. А у редакций железобетонная линия защиты — мы поверили нашим источникам, раскрывать которые не можем.

Тут невозможно не задаться вопросом, а где, когда и в каких масштабах может быть поставлен следующий медиа-эксперимент по манипулированию общественным мнением — с провоцированием массовых беспорядков, нарушением общественной жизнедеятельности и угрозой общественной безопасности.

Видимо, действительно пришло время напомнить СМИ о высокой ответственности журналистской профессии. Самым простым и буквальным образом — повысив эту самую ответственность.

Ирина Алкснис, «Вечерняя Москва»

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен