Перебежчик из СБУ Василий Прозоров подтвердил, что украинские спецслужбы создали сеть из тайных тюрем вдоль линии фронта в Донбассе. Собственно, об их существовании уже давно догадались узники других, «легальных» тюрем СБУ, убедившись, что многие из их сокамерников бесследно исчезали по пути на обмен с ДНР. Почему же и спустя почти пять лет после начала войны СБУ все еще нуждается в таких тайных застенках?

Бывший сотрудник СБУ Василий Прозоров, который выступил в понедельник в Москве, признал факт существования на Украине тайных тюрем в зоне АТО-ООС. По его свидетельству, в этих тюрьмах пытали и убивали подозреваемых в сотрудничестве со спецслужбами России.

«В АТО были тайные тюрьмы. На аэродроме Мариуполя ее называли «библиотекой». В левом крыле терминала находится столовая, на первом этаже – две холодильные камеры. Камеры нерабочие – это герметичные железные комнаты, в которые набивали задержанных людей, которых там держали без всяких санкций. Люди теряли сознание. Здесь же их допрашивали – в бойлерной, в кладовке. Кровь в бетон впиталась, на стенах – следы от ногтей», – цитирует Прозорова Telegram-канал Kotsnews.

По его словам, «допросами любил заниматься» депутат Верховной рады, один из бывших лидеров Майдана Владимир Парасюк. «В конце июля 2014 года заработал отдел контрразведки местной, в «библиотеке» стали частыми гостями контрразведчики, которые привозили людей, подозреваемых в сотрудничестве со спецслужбами России», – добавил он.

Он также сообщил, что у полка «Азов» были собственные тайные тюрьмы, передает РИА «Новости». Прозоров добавил, что этот полк подчиняется только главе МВД Арсену Авакову. «Азов» на самом деле не подчиняется никому, кроме своего лидера и министра внутренних дел Авакова. Фактически он не подчиняется ни руководству Нацгвардии, ни руководству МВД, ни даже руководству АТО в момент, когда полк выполняет свои боевые задачи в районе проведения АТО», – заявил Прозоров.

Ранее Прозоров, объявивший в понедельник на пресс-конференции в Москве, что после Майдана работал на российские спецслужбы, сообщил, что Киев изначально предполагал большое количество жертв среди населения Донбасса.

«Когда я находился в тюрьме СБУ, я неоднократно замечал, что люди, которых вывозили на обмен с ДНР и ЛНР, по пути пропадали.

Но через три–четыре месяца их находили в тюрьмах в Харькове», – рассказал газете ВЗГЛЯД политолог, бывший заключенный тюрьмы СБУ Артем Бузила, комментируя заявление перебежчика. Он уверен, что тайные тюрьмы СБУ сохранились и по сей день.

«Свидетельства Прозорова более чем убедительны. Человек долгие годы работал на руководящих постах в украинской спецслужбе, которая напрямую участвовала в проведении АТО. У меня нет оснований не верить этому человеку», – сказал Бузила.

По словам бывшего заключенного, сомнений насчет существования подобного рода тюрем нет не только у него, но и у западных организаций, которых трудно заподозрить в антипатиях к нынешним властям Украины. Упоминание о них можно найти в отчетах ООН, ОБСЕ и даже в материалах весьма ангажированных организаций, таких как Human Rights Watch.

«Были десятки случаев, когда люди пропадали и неизвестно где находились, что и доказывает существование тайных тюрем СБУ, – отмечает Бузила. – Я имею в виду людей, которые подозреваются в сепаратизме, терроризме, нарушении территориальной целостности и других статьях, которые Украина считает направленными против национальной безопасности. Защитников ДНР и ЛНР объявляли пропавшими без вести. До сих пор нет подтверждения со стороны Украины, где они находятся. Я думаю, что если с политическими заключенными все проходит в рамках уголовно-процессуальной процедуры, то с военными ДНР и ЛНР – нет».

По словам эксперта, такие тюрьмы однозначно расположены на контролируемой Киевом территории Донецкой и Луганской областей, а также в Харькове, где находится штаб АТО-ООС.

«Очень многие дела шиты белыми нитками, – заявил политолог. – Содержать официально 300–400 политзаключенных, держать их без суда и следствия – это еще больше бьет по имиджу Украины. Можно где-то держать их в застенках, все равно о них никто не вспомнит. А официально можно сослаться на то, что была война и люди попросту погибли».

Бузила уверен, что в 2014–2016 годах в закрытые тюрьмы попадало гораздо больше людей, поскольку бои велись активнее. Но процессуально властям Украины крайне сложно до сих пор объяснить, каким образом эти люди попали тогда в заключение.

«Ведь это уже незаконное удержание под стражей, которое является уголовно наказуемым по украинскому законодательству», – прокомментировал политолог.

Как писала год назад газета ВЗГЛЯД, Amnesty International и Human Rights Watch потребовали от украинских властей наказать виновных в незаконном содержании людей в тайных тюрьмах СБУ. Одна из таких тюрем была найдена в Харькове.

«Люди, содержавшиеся в секретных тюрьмах на Украине, в течение нескольких месяцев подвергались жестокому обращению», – цитировала тогда пресс-служба Human Rights Watch сотрудника организации Таню Купер.

Правозащитники напомнили о пяти пострадавших, рассказавших о своем пребывании в тайных тюрьмах СБУ в 2015–2016 годах. Эти люди подали иски в суд на украинские власти, рассказав о пытках, жестоком обращении и незаконном задержании правоохранительными органами.

В феврале Amnesty International опубликовала ежегодный доклад, из которого следует, что на Украине наблюдается регресс в вопросах соблюдения прав человека, а сам Киев забыл про лозунги и обещания евромайдана. А немецкое издание Handelsblatt опубликовало интервью с бывшим узником тайной тюрьмы СБУ.

Впрочем, украинские власти по-прежнему факт существования таких тюрем отрицают.

Независимый политический консультант, бывший гражданин Украины, ныне россиянин Анатолий Вассерман также уверен, что оснований не верить показаниям Прозорова нет.

«Насколько я могу судить, Прозоров всего лишь подтверждает то, что известно уже давным-давно из множества разных независимых друг от друга источников, – заявил Вассерман газете ВЗГЛЯД. – Тут и свидетельства самих жертв пыточных камер, тут и заметки множества журналистов, так или иначе сталкивавшихся с сотрудниками этих преступных организаций. Тут и многочисленные следы пыток на телах тех, кого удалось обменять, и отказы от обмена многих людей, необъяснимые, по сути, ничем, кроме тех же пыток».

«Это лишь закрывает тему, – резюмировал Вассерман. – Теперь уже практически невозможно отрицать преступную сущность организованной террористической группировки, действующей на Украине».

Людмила Суркова, Анастасия Антонова, ВЗГЛЯД

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен