После ухода Назарбаева с поста президента многие заговорили о том, что новые казахстанские власти могут ускорить дерусификацию республики. А незадолго до этого в новой концепции миграционной политики России чуть ли не впервые упомянули многомиллионную русскоязычную общину, проживающую в сопредельных странах. Неужели Россия наконец-то готова забрать соотечественников домой?

Об этом спецкор «КП» Дмитрий СТЕШИН, только что вернувшийся из Казахстана, поговорил с одним из самых компетентных специалистов — депутатом Госдумы и директором Института стран СНГ Константином ЗАТУЛИНЫМ.

— Каково сейчас положение русских в Казахстане? Ваша оценка.

— Основная масса русского населения живет на севере и северо-востоке Казахстана, в городах, которые носили когда-то русские названия, а теперь переименованы. Гурьев, например, который стал Атырау, не говоря о Целинограде — он после ряда переименований превратился в Нур-Султан. Русские там живут, испытывая двойственные чувства. С одной стороны, они знают, что с момента обретения независимости Казахстаном в стране не было серьезных национальных конфликтов. Но на бытовом, низовом, уровне уже отмечаются проблемы — особенно с молодым поколением казахов. Часть молодежи, не стесняясь, обсуждает в интернете, как выгнать русских из Казахстана?

Сейчас отмечается некоторое нарастание миграции русских из этой республики. 40 тысяч человек в год. Ее не сравнить, конечно, с волной начала 90-х годов, когда из Казахстана уехал миллион русских и немцев. Но беспокойство начинает ощущаться.

Есть признаки: исчезновение русского языка с банкнот, перевод казахского на латиницу. Это все — отражение изменяющейся внутренней политики Казахстана, связанной с изменением этнического баланса в стране. Когда Назарбаев начал управлять Казахстаном, русских и казахов в республике было практически поровну — по 6 миллионов. А в 1950-е годы, с учетом целинников, русских было даже больше! Сейчас русские — уже национальное меньшинство, их 3,5 миллиона, или около 20% населения Казахстана. Но радикалы все равно видят в распространении русского языка и в самих русских некую угрозу казахской независимости. Их радикализм проявляется в кадровой политике, например, где хорошо видно доминирование казахского этноса.

— Новые власти оставят «бархатную дерусификацию»?

— Думаю, курс продолжится, если не случатся какие-то внешние обстоятельства. Но и мы, в свою очередь, не будем сдерживать Казахстан. Смена власти связана со старой проблемой, например, санкционным давлением на Россию, которое Казахстан совсем не хочет с нами разделять. Несмотря на приоритет отношений с Россией, Казахстан пытается проводить независимую политику. И не стремится влезать в какие-то совместные проекты с Россией, которые могут ухудшить отношения его с Западом.

— Может ли что-то изменить отношение в республике к русскоязычной общине, например, введение статуса второго государственного языка?

— Время упущено. Этого, видимо, никогда уже не будет сделано. В 90-е годы Назарбаев зондировал такую возможность. В том числе и чтобы остановить массовую миграцию русского населения и укрепить отношения между нашими странами. Миграция русских неблагоприятно сказывалась на экономике самого Казахстана. Но во времена Ельцина в России этим не заинтересовались. А потом «окно возможностей» просто закрылось. При этом Назарбаев не скрывает, что любит русский язык, поет русские песни и так далее. Но все это не мешает ему постепенно обустраивать национальный Казахстан.

— 3,5 миллиона человек — внушительная сила! Сама русская община может как-то сопротивляться идущей дерусификации?

— Но есть и те, кто успешно ассимилируется. Процесс не столь быстрый. Тем не менее ассимиляция идет. С другой стороны, еще в 90-х годах Назарбаев сделал все, чтобы не допустить появления неподконтрольных общественно- политических организаций и лидеров. Как среди русского, так и среди казахского населения. Назарбаев хотел быть лидером для всех этнических групп в стране. Поэтому общественных лидеров с национальной русской окраской маргинализировали, вытеснили, вынудили уехать. И на сегодняшний день горизонт пуст — общественных пророссийских деятелей в Казахстане просто нет. Эта пустота покрыта рассуждениями об интернационализме. Но если национализм казахский — все нормально. Русские, например, не могут быть одновременно гражданами России и Казахстана. Хотя многие и хотели бы. А вот казахи могут. Это им гарантировано конституцией республики, где сделано исключение для казахов-мигрантов.

— Новая концепция миграционной политики России — это подготовка эвакуации русскоязычных из бывших республик СССР?

— Новая концепция не сильно отличается от прежней. Репатриация в ней опять не выделена в отдельное рассмотрение. Там есть пункты, которые говорят о поддержке переселенцев-соотечественников, но в общей массе. Это компромиссный документ. Меня беспокоит, что МВД очень медленно перестраивается. Они по-прежнему контролируют въезд — выезд по принципу «держать и не пущать», но не рассматривают миграцию соотечественников как важное социально-экономическое явление. Впервые в прошлом году миграция не покрыла убыль населения в России. Нам бы быстрее становиться на новые рельсы, а мы пока утопаем в препирательствах…

— Что делать?

— На самом деле я всегда был противником массового выезда русских из Казахстана и с Украины. Я всегда считал, что массовостью население себя всегда защищает. На это надо обратить внимание — в обстановке депрессии и в ожидании миграции русское население перестает рожать. В том же Казахстане даже в самые горькие годы шел прирост казахского населения с одновременным повышением смертности и снижением рождаемости у русских. Все взаимосвязано. Поэтому нужно не стесняться — если затронуты интересы русских, выносить эти факты для обсуждения на межгосударственный уровень.

Дмитрий Стешин, КП

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен