Сегодня только ленивый не смеётся над бедным Петром Алексеевичем, которого гоняют по Украине боевики Билецкого

Между тем, ещё пару недель назад эти же неленивые важно рассуждали о том, что Пётр Алексеевич ещё о-го-го, а радикалов в любой момент он прижмёт к ногтю, как в 2014 Сашка Билого. Не прижимает. Не то, чтобы не хотел. Пытается, но не получается.

Значит ли это, что и не получится? Не совсем. Пока человек находится у власти, пока ему обязаны подчиняться силовые структуры, пока во главе большинства из них стоят люди, которые, даже удачно предав нынешнего руководителя, могут завтра оказаться в тюрьме, у Порошенко есть шанс.

Этот шанс был неплохим в первой половине 2018 года. Перейди тогда Порошенко к силовому подавлению майданной оппозиции своему правлению, у него всё должно было бы получиться. Правда в этом случае надо делать скидку как на его неспособность брать на себя ответственность за столь радикальные меры, так и на исполнителей, которые на Украине не ахти. Но ведь и подавлять ему надо было бы таких же украинских политиков и таких же украинских исполнителей. Так что недостаток профессионализма самого Порошенко и его окружения компенсировался бы аналогичными проблемами в стане противников. Кроме того они в то время ещё не договорились против него. Не договорились именно потому, что Порошенко тогда располагал достаточным ресурсом для удержания власти. Выступать против него было рискованно.

Со второй половины 2018 года шансы Порошенко стали падать. По мере приближения даты выборов всё отчётливее проступали его основные проблемы:

1. Он не смог заручиться поддержкой Запада и, прежде всего, США. Вашингтон с 2016 года стремился дистанцироваться от вдохновенной борьбы украинских пауков в банке. Президентские выборы, в ходе которых за доступ к остаткам украинского ресурса сражаются исключительно проамериканские политики – прекрасный шанс для США продемонстрировать, что вовсе они не руководят политическими процессами на Украине и вовсе не виноваты в том, что страна доведена до ручки. Не они такие – местные политики виноваты. Порошенко, без однозначной поддержки США – всего лишь один из многих. Следовательно, для сохранения власти он должен был бы привести внутриполитические аргументы.

2. Таким аргументом могла бы быть народная любовь. Но народ Петра Алексеевича ненавидит, а команда его политтехнологов не нашла ничего лучше, чем попытаться пиариться на томосе об автокефалии. При этом они не смогли заручиться не только поддержкой самой влиятельной из православных конфессий – УПЦ (МП), но даже её достаточно сильного автокефалистского крыла. Порошенко и его технологи не поняли, что бумажка без поддержки ничего не стоит. В результате они не укрепили свои позиции, а ослабили их – православный электорат (среди которого было немало сторонников майдана и даже Порошенко) выступил против президента, пытающегося уничтожить их церковь, а их самих загнать в секты самосвятов. Даже для автокефалистов в УПЦ (МП) спасение души оказалось важнее стамбульской грамоты. Сменить народную ненависть хотя бы частичной поддержкой Порошенко не удалось.

3. Если у тебя нет поддержки ни внутри страны, ни снаружи, остаётся опора на силу. В условиях современной Украины это могут быть либо официальные силовые структуры, либо отряды радикальных боевиков. Наиболее эффективны они бывают, когда работают во взаимодействии. Боевики создают необходимую картинку уличных беспорядков, приводя обывателя в состояние паники, после чего выступают силовики и наводят порядок. Перепуганный обыватель уже не интересуется, кто возглавит государство в результате «наведения порядка». Главное, чтобы можно было без страха выйти на улицу. Порошенко оказался неспособен создать под себя эффективную силовую подушку. Ориентированные на него СБУ и генпрокуратура эффективны только в условиях относительной стабильности. У них нет ни сил, ни возможностей для подавления уличных беспорядков. С Аваковым и его МВД Порошенко договориться не сумел или не захотел. Армия – это не Полторак и Муженко, не два десятка генералов, которые могут быть даже заинтересованы в сохранении порошенковской власти. Для того, чтобы отданный армии приказ был выполнен, надо, чтобы с ним согласились тысячи старших и младших офицеров (полковников, майоров, капитанов), которые командуют частями и подразделениями и без приказа которых ни один солдат не двинется с места (не будет же Порошеко или Муженко каждому отдельному военнослужащему по мобильному телефону приказы отдавать). Поэтому армия, как монолитная сила, готовая поддержать своего верховного главнокомандующего не существует.

В лучшем для Порошенко случае на его стороне могут выступить отдельные части, начав по сути гражданскую войну с другой частью армии, которая будет против Порошенко. И что-то мне подсказывает, что против него может оказаться большая часть. Своих радикалов у Порошенко практически нет. Контролируемые СБУ маргинальные группки хороши, когда надо стаей напасть на журналиста, политика или общественника, но противостоять организованным, дисциплинированным и обученным боевикам Билецкого они не могут. То есть реальной силы, способной подавить оппозицию у Порошенко тоже нет.

Если бы политика была шахматной партией, развивающейся по строгим правилам, Порошенко бы уже безусловно проиграл. Но в политике, кроме строгих правил и объективно развивающихся событий, огромную, порой определяющую роль играют субъективные воли отдельных людей. Поэтому пока у Порошенко есть шанс. Шанс мизерный, исчезающе малый, с учётом того, что мы знаем о Порошенко, его окружении и их способностях, но он есть. Порошенко ещё может попытаться физически изолировать или даже устранить две-три сотни лидеров, руководящих оппонирующими ему силами, лишить оппозицию руководства, превратив в бессмысленную и безопасную для него толпу.

Эта операция ему практически не по зубам (особенно с учётом низкой квалификации потенциальных исполнителей), но иногда страх расплаты творит чудеса.

Впрочем, вариант победы Порошенко над оппозицией надо держать в уме, но нет смысла делать на него ставку. Это отсрочит крах Петра Алексеевича на пару месяцев, возможно на полгода. Но не отменит объективно развивающихся процессов.

Путчисты, победившие в 2014 году, имели шанс создать если не мощное, то достаточно устойчивое государство и надолго законсервировать свой режим. Общая международная обстановка им благоприятствовала. Не смогли они добиться успеха именно в силу субъективных причин. Им не надо было сильное государство. Все они: и прорвавшийся в президентское кресло Порошенко, и захватившие большинство в парламенте (обеспечившее им контроль над правительством) Яценюк-Турчинов-Аваков, и разного рода радикалы, сбивавшиеся в полуофициальные добробаты и совсем уж неофициальные банды, были настроены на раздел «трофеев». Украина оказалась не только под американским протекторатом, она ещё попала в фактическую оккупацию майданной элиты.

Именно с этой точки зрения нынешний режим на Украине можно назвать оккупационным. Он не стремится развивать государство, увеличивать его ресурсную базу, стабилизировать общественно-политическую ситуацию. Наоборот, остатки государственного ресурса он рассматривает, как трофеи, подлежащие разделу. Соответственно, соратники по майдану рассматривают друг друга как конкурентов в дележе трофеев. Чем конкурентов меньше, тем больше достанется на долю оставшихся. В общем, они ведут себя в своей стране, как оккупанты, не рассчитывающие надолго удержать контроль над попавшей под их власть территорией.

Именно поэтому установившийся после переворота режим «не смог» (скорее не захотел) подавить выпущенные на улицы ради свержения Януковича банды национал-радикалов. На этапе 2014-2018 годов, радикалы зависели от олигархов, довольствовались той частью добычи, которую им выделяли «хозяева жизни» и казались значительно более полезными, чем государственные силовые структуры. МВД, СБУ, прокуратура, суды должны были руководствоваться хоть какими-то, но законами. Хоть как-то юридически обосновывать репрессии.

Причём, если в случае с антимайданной оппозицией, можно было не особенно заморачиваться и, объявив её, «пятой колонной Кремля», просто сажать «за измену родине», то со своими коллегами по майдану надо было соблюдать хотя бы видимость процедуры. Между тем, эскадроны смерти, составленные из радикалов не спрашивают кого и за что надо убивать или калечить, чью собственность и почему захватывать. Они так же спокойно расправляются со своими «героями майдана» и «героями АТО», как с Бузиной. Им всё равно кого травить чуждого им руководителя «Россотрудничества» или ещё недавно своего (одного из столпов майдана) Руслана Коцабу.

За пять лет произошло то, что должно было произойти. Мелкие банды радикалов, постепенно разрослись. Более удачливые и более беспринципные лидеры подчинили или уничтожили менее удачливых или слишком принципиальных коллег и стали точками сборки, вокруг которых сгруппировались уже не сотни, а тысячи боевиков. На общем фоне явно вырос Билецкий, обладающий, судя по всему нетривиальными организаторскими способностями и качественным пониманием психологии украинского политического класса. Пока они собирались использовать его, он использовал их. Именно его боевики сегодня устроили Порошенко «сладкую жизнь», и ни прокуратура, ни СБУ, ни армия не в состоянии оградить от их посягательств своего верховного главнокомандующего.

Помимо враждующих олигархических группировок на Украине реально появилась «третья сила», которую так долго искали «еврооптимисты». Только эта «третья сила», не маргинальные грантоеды вроде Найема-Лещенко-Залищук, а «не кончавшие академиев» боевики Билецкого. Причём, чем ниже опускается уровень жизни, чем больше людей (под радостные рассказы украинских «экономистов» о «миллиардах долларов, перечисляемых на Украину гастарбайтерами») вынуждены искать работу за пределами страны, тем больше мобилизационные возможности радикалов, предлагающих нехитрый коктейль из образа врага («пятой колонны») и метода «взять всё и поделить». Централизация же радикалов под Билецким делает их самой мощной политической силой Украины.

Наивные олигархи, не менее наивные политики, работающие на них по найму, и ещё более наивные группы «политтехнологов» рассказывающие этим политикам сказки о живительной силе билбородов, рейтингах, соцопросах, технологиях фальсификации, неограниченных возможностях зомбоящика и нанятых групп интернет-тролей, а также проплаченных «лидеров общественного мнения» (в том числе из-за рубежа), радуются наблюдая, как гоняют радикалы по Украине Порошенко. Они так же радовались, когда свергали Януковича и даже, когда его чуть не убили. Они не понимают, что один раз показав, что так можно, один раз дав маргиналитету почувствовать свою силу, его очень трудно потом умиротворить. Особенно, если вы же сами, расчищая этому маргиналитету дорогу, дискредитировали, дезорганизовали, разложили и фактически уничтожили структуры государственной власти. Если Луценко может быть генпрокурором, Полторак министром обороны, то почему Билецкий не может быть президентом (ну или вождём, если ему так больше нравится)?

Сегодня Порошенко сталкивается с результатом неконституционного силового свержения Януковича. Если можно было в 2014 году, когда государственная власть была абсолютно сильнее радикалов, то почему нельзя сейчас, когда государственная власть не может существовать без опоры на радикалов?

Порошенко потеряет власть (до выборов, между первым и вторым туром, после второго тура или через пару месяцев после выборов, но потеряет). Однако те, кто сегодня думает, что заняв место Порошенко они будут править, как Порошенко существенно заблуждаются. Порошенко тоже думал, что будет править, как Янукович, а не смог даже прорвать организованную Семенченко блокаду Донбасса, в которой участвовало, не более пары сотен «героев АТО». Причём Порошенко ещё опирался на остатки разлагающегося, но по инерции ещё действующего государственного аппарата. После него не останется даже этого.

Любой глава государства (как бы ни называлась его должность и какой бы ни была его фамилия) после нынешних выборов будет полностью зависеть от радикалов. Именно с их лидерами ему придётся согласовывать все свои внутри- и внешнеполитические инициативы, именно их решения он будет оформлять своими указами и законотворческими инициативами. Править (или скорее царствовать) такой глава государства будет ровно до тех пор, пока лидеры радикалов будут склонны оставаться в тени. Теперь уже не олигархи будут бросать им кости со своего стола, но они будут решать кто из олигархов и сколько съест, а также стоит ли их кормить вообще. И в один прекрасный день поймут, что не стоит – слишком накладно, самим не хватает. Да и нищающему народу надо постоянно отдавать мироедов на растерзание – надолго олигархов не напасёшься.

Если бы события развивались по принципу шахматной партии, то есть по естественным законам, мы бы увидели всё это в концентрированном виде ещё в 2014 – начале 2015 года. Но субъективные особенности украинской элиты, которая даже уничтожение собственного государства не может осуществить эффективно, привели к затяжке процесса. Чем дольше он затягивается, тем больше уничтожается ресурсная база, обеспечивавшая существование независимой Украины. Гибнет всё: государственный аппарат, экономика, не успевшее  (или не сумевшее)  разбежаться население. Дошла очередь до олигархата. Готовящиеся сейчас прийти к власти радикалы будут следующими. После них придётся начинать с чистого листа.

Но вряд ли, при всём желании соседних государств, на этом чистом листе удастся нарисовать что-то похожее на Украину. Волевым решением её конечно можно сохранить. Но кто будет оплачивать банкет? Это ведь всё равно, что выделять ежегодно сотни миллиардов долларов затерянным в джунглях Амазонки доисторическим племенам, в надежде, что они создадут космическую промышленность.

Ростислав Ищенко, Альтернатива

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен