В академической среде Германии Украину рассматривают либо в разрезе отношений с Россией, либо того хуже — в кривом зеркале исследований бандеровского «Украинского вольного университета» в Мюнхене
Как ни парадоксально, одна из первых научных работ в Европе, в которой употреблялось название «Украина», была опубликована на немецком языке — это была вышедшая в 1796-м «История Украины и украинских казаков, а также Галицко-Владимирского королевства» Иоганна Христиана фон Энгеля, выпускника Гёттингенского университета. Энгель, подданный Австрийской империи, после присоединения к ней Галичины написал «Историю Галича и Владимира» (1793), но через несколько лет решил расширить свою книгу, явно не без пожелания чиновников из Вены, — хотя до решения об экспансии Дунайской монархии на Восток оставалось ещё не одно десятилетие.

Однако попытки включения всей территории современной Украины в «германский мир» потерпели крах как в 1914-18-м, так и в 1939-41-м, и на много десятилетий украинистика в Германии стала лишь маргинесом русистики и советологии. Даже распад СССР не сразу изменил ситуацию: хотя ФРГ признала независимость Украины в декабре 1991-го, а немецкое посольство в Киеве было открыто в январе 1992-го, первая «Малая история Украины» на немецком языке была издана только в 1994-м в Мюнхене, а её автором был историк Восточной Европы из Вены Андреас Капеллер.

Справедливости ради стоит отметить, что в том же Мюнхене с 1945 года активно работала структура, которая изо всех сил пыталась доказать немецким властям важность именно украинских исследований. Речь об «Украинском вольном университете» (УВУ), который был основан эмигрантами с Западной Украины в Вене в 1921-м, в том же году перебрался в Прагу, а в 1945-м почти в полном составе выехал в американскую оккупационную зону. Руководство и профессура этого университета плотно работали с нацистской Германией: его ректором в 1939-45-м был Августин Волошин, который в 1941-м обратился к Гитлеру с письмом, предлагая себя на пост президента занятой немецкой армией Украины, а уже в Мюнхене ключевым лицом УВУ был Владимир Кубийович, в 1940-44-м — руководитель «Украинского центрального комитета», подразделения немецкой оккупационной администрации на землях Польши.

В Мюнхене УВУ оказался под полным контролем бандеровской части ОУН, которая активно сотрудничала с британской и американской разведкой, а позже — с властями Баварии и ФРГ. В 1950 году «Украинский вольный университет» получил признание от Министерства образования Баварии, право выдавать дипломы и учёные звания, и соответственно — финансирование из бюджета, сначала земельного, а потом и федерального. Однако, несмотря на это, УВУ на протяжении десятилетий был лишь своеобразной «бандеровской высшей партийной школой», дипломы которой даже в Баварии особо не котировались. Из научных работников УВУ стоит отметить разве что историка Наталью Полонскую-Василенко, уроженку Харькова, которая защитила докторскую диссертацию в 1940-м в Москве и работала профессором Киевского университета, позже сотрудничала с немецкой оккупационной администрацией и вместе с ней уехала сначала во Львов, а потом и в Мюнхен.

УВУ готовил кадры для различных диаспорных организаций, радио «Свобода» и «Свободная Европа», а также для немецких структур, работавших на советском направлении. Хотя никаких «звёзд» из его стен не вышло, однако за десятилетия выпускники УВУ сформировали среднее звено экспертной среды в Германии, которое до сих пор имеет определённое влияние на выработку решений официального Берлина в отношении Украины. В конце 1980-х в университете появились первые студенты из тогда ещё Советской Украины — в первую очередь из Галичины, а в 1992-м Министерство образования Украины признало дипломы этого университета. Самым известным воспитанником УВУ последних лет является экс-министр образования Украины Сергей Квит, который защитил в Мюнхене свою докторскую диссертацию.

Вопреки ожиданиям руководства УВУ, провозглашение независимости Украины не привело к повышению спроса на его выпускников со стороны германских властей. Хотя в 1991-м Министерство внутренних дел ФРГ признало библиотеку УВУ собранием важных источником в области украинистики в немецкоязычном мире, уже в 1998-м университет был лишён бюджетного финансирования, а в 2008-м ему даже пришлось продать своё историческое помещение в центре Мюнхена. Стоит отметить, что выпускников УВУ (да и вообще представителей украинской диаспоры) практически нет среди персонала немецких государственных структур, отвечающих за сотрудничество с Украиной — в отличие от аналогичных американских.

При этом именно государственные организации ФРГ с начала 1990-х годов являются главными немецкими центрами исследования Украины. Их деятельность чётко разделена по сферам: Общество международного сотрудничества (Gesellschaft für Internationale Zusammenarbeit, GIZ) занимается на Украине экономикой, Немецкая служба академических обменов (Deutschen Akademischen Austauschdienstes, DAAD) — образованием, а Институт внешних культурных связей и Гёте-институт — культурой. Де-факто государственной структурой является и формально общественная организация «Немецко-украинский форум», в отличие от вышеперечисленных, созданная специально для Украины в 1999-м. Кстати, этот шаг можно считать одним из признаков того, что только к тому времени в Берлине решили отделить украинское направление от российского.

Стоит отметить, что чисто академических проектов исследования Украины в Германии до сих пор немного, это в первую очередь Das Ukrainicum (летняя школа украинского языка, культуры и истории в Грайфсвальде), Центр украинистики университета Пассау и Украинский форум университета имени Людвига-Максимилиана в Мюнхене. Немецкая ассоциация украинистов остаётся малочисленной — в отличие от аналогичной организации русистов (ведь кафедры русского языка и литературы, есть практически в каждом немецком университете, а во многих — ещё и центры российских исследований).

Изучением политических аспектов ситуации на Украине, кроме мощного специализированного отдела посольства ФРГ в Киеве, занимаются формально негосударственные фонды при основных политических партиях Германии — Фонд Конрада Аденауэра (ХДС), Фонд Ганса Зайделя (ХСС), Фонд Фридриха Эберта (СДПГ), Фонд Фридриха Науманна («Свободные демократы»), Фонд Генриха Бёлля («Партия Союз 90/Зелёные»), а также Фонд Роберта Боша. Причём все эти структуры не только исследуют положение дел на Украине, но и пытаются активно на него влиять.

Собственно, как раз активизация вышеперечисленных фондов накануне «оранжевой революции» знаменовала новый этап в развитии украинских исследований в Германии. Конечно, роль немецких борцов за демократию невозможно сравнить с их американскими или польскими собратьями, но и недооценивать её не стоит: скажем, различных тренингов для наблюдателей за выборами в 2004-м фонды из ФРГ провели даже больше, чем представители IRI и NDI. А в 2005-м для помощи в развитии «гражданского общества» была создана специальная структура — «Киевский диалог» (Kiewer Gespräche), деятельность которой поддерживает сеть Сороса.

В период подготовки первого Майдана, в 2002 году, в Киеве появляется один из ключевых персонажей современной немецкой украинистики — Андреас Умланд, который начинал как специалист по России, именно в этом качестве он в 1997-1999 годах был стипендиатом НАТО в Гуверовском институте войны, революции и мира Стэнфордского университета. До конца 2003 года Умланд работает лектором Фонда Роберта Боша на кафедре политологии Киево-Могилянской академии, с января по декабрь 2004-го — он доцент магистерской программы по российским и восточноевропейским исследования Оксфордского университет, откуда опять возвращается в Киев. В 2005-2008 Андреас Умланд — лектор Немецкой службы академических обменов (DAAD) и доцент в Институте международных отношений и Институте филологии Киевского национального университета имени Шевченко, а с 2010-го и по сей день он сотрудничает с Киево-Могилянской академией и Институтом евро-атлантического сотрудничества в Киеве.

Одним из результатов этого сотрудничества стало предложение депутата Верховной Рады от Партии регионов Олега Царёва в декабре 2013-го запретить Умланду въезд на Украину в связи с его участием в организации Евромайдана. А в феврале 2014 Андреас Умланд был инициатором и автором текста открытого письма экспертов по украинскому национализму с призывом к западным комментаторам не акцентировать внимание на участии ультраправых в Майдане, поскольку это может быть использовано «российской пропагандой».

После государственного переворота на Украине Андреас Умланд стал одним из рупоров киевского режима не только для Германии, но и для Запада в целом. К примеру, в декабре 2014 года он инициировал открытое письмо ста немецкоязычных экспертов по вопросам Восточной Европы, в котором Россию обвиняли в агрессии против Украины. В 2016-м в статье для киевского провластного издания «Новое время» Умланд написал, что большинство украинцев считает ОУН только национально-освободительной, а не фашистской организацией. Но справедливости ради нужно отметить, что в 2015-м Умланд был среди учёных со всего мира, которые призывали Порошенко не подписывать законы о «декоммунизации» и героизации ОУН-УПА*. При этом Андреас Умланд не разрывает контактов с Россией — к примеру, он с 2010 года является членом Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Пример Умланда по окучиванию украинской тематики оказался заразительным и для других германских русистов — ведь конкуренция в их сфере куда более жёсткая. Одним из первых интерес к украинистике проявил Вильфрид Йильге, сотрудник Института истории и культуры Восточной Европы из Лейпцига. С момента основания он является одним из ключевых персонажей упомянутой выше организации «Киевский диалог», а в 2014-м Йильге был членом группы экспертов, которая финансировалась федеральным Министерством иностранных дел и подготовила рекомендации по внешней политике Германии в отношении Украины и Восточной Европы.

Ещё один немецкий украинист, Сюзанна Шпан, также начинала как специалист по России — ведь она училась в университете Санкт-Петербурга, а потом несколько лет работала корреспондентом нескольких немецких СМИ в Москве. Поэтому неудивительно, что большинство её публикаций относительно Украины являются реакцией на действия России, достаточно почитать их заголовки: «Государственная независимость — конец восточнославянской общности? Внешняя политика России в отношении Украины и Белоруссии с 1991 года», «Образ Украины в Германии: роль российских СМИ» и т. п.

Несмотря на достаточно активную роль ФРГ в попытках урегулировать конфликт на Украине, какие-либо специализированные исследовательские структуры в связи с этим не появились. К примеру, Центр восточноевропейских и международных исследований (ZoiS), который был создан в 2016-м по решению Бундестага и финансируется Министерством иностранных дел ФРГ, занимается изучением общественно значимых проблем в странах всей Восточной Европы, а не только Украины.

Правда, возглавляет его Гвендолин Сасс, самой известной работой которой считается книга «Крымский вопрос: идентичность, переход и конфликт», опубликованная за семь лет до возвращения Крыма в Россию. Профессор Сасс весьма активно комментирует события на Украине (к примеру, 7 марта она опубликовала весьма адекватный прогноз развития ситуации там после президентских выборов), вот только делает она это скорее с американо-британских, чем с немецких позиций. Собственно, это и не удивительно: ведь уроженка Гамбурга Гвендолин Сасс получила образование и докторскую степень в Лондонской школе экономики, а потом много лет работала в Оксфордском университете. Так что теперь немецкая украинистика может приобрести ещё один «уклон», на этот раз англосаксонский.

Олег Хавич, Украина.ру

*— запрещенная в России организация

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен