Некоторые закономерные выводы из экскурсии в один, без преувеличения, уникальный московский музей

При полном согласии с фундаментальным тезисом Остапа Бендера о том, что «все крупные современные состояния нажиты нечестным путем», не могу не признать и того, что некоторая часть из них потрачена с большой пользой для всего общества.

К числу таковых случаев, несомненно, относится и музейное собрание, созданное в Москве, буквально с нуля, миллиардером Давидом Якобашвили.

Прежде всего, внушает уважение уже тот факт, что данный музей основан именно в России, а не где-нибудь в Нидерландах, хотя у владельца этой коллекции не было проблем разместить его в любой точке мира.

Мало кто из записных «российских патриотов», трубящих о своей «преданности Отечеству» может предъявить в подтверждении своих громких слов столь основательный и осязаемый вклад в российское культурное достояние. А не только номерной вклад в швейцарском банке, километровой длины яхту, или виллу на Багамах.

Во-вторых, за всю свою не короткую жизнь, отмеченную в частности, посещением немалого числа музейных экспозиций, я, пожалуй, еще не встречал настолько совершенного, во всех смыслах, собрания редкостей. Начиная с безупречного вида большинства экспонатов, которые, несмотря на свой почтенный возраст – от века и больше, выглядят так, как будто только что вышли из рук мастера. И заканчивая безукоризненной опрятностью и комфортом самого музейного здания. Которое было построено специально для размещения этой коллекции и где предусмотрено все до последней мелочи.

Основой собрания, являются старинные музыкальные автоматы. А также уникальные часы, работы самых известных в мире часовщиков.

Что касается первых, то знакомство с ними основательно поколебало мои привычные представления о скучной жизни наших предков до эпохи научно-технической революции. Как выяснилось, эти «допотопные» поколения были едва ли не более изобретательными, чем нынешний «креативный класс». Во всяком случае, так называемых «гаджетов» они напридумывали великое множество. Что на тогдашней довольно убогой технической базе было, пожалуй,  намного сложней, чем сегодня.

Особенно поразили работающие на перфокартах музыкальные проигрыватели 19 века, в которых легко угадывался прообраз первых современных компьютеров, также использовавших подобные бумажные носители информации. Не то, чтобы я раньше об этом не знал. Но когда видишь сотни таких машин и понимаешь, какое распространение они имели в этом давно ушедшем мире, в сознании моментально исчезает брешь между нынешним временем и так называемой «докомпьютерной эпохой».

Становится ясно, что создатели первых ЭВМ  не с Луны свалились, а черпали свое вдохновение именно в этих пусть примитивных, но также основанных на программном алгоритме, устройствах. То есть, в сущности, тех же компьютерах. В общем –  живая иллюстрация к теме неразрывности технической эволюции человечества.

Что же касается коллекции часов, то здесь трудно обойтись без множества восклицательных знаков. Прежде всего, поражает великолепная сохранность этих механизмов. На фоне тех неказистых черепков, обломков вооружения и траченных молью сюртуков, которыми обычно забиты наши музеи (дескать, не взыщите — что осталось!),  это собрание выглядит полным опровержением расхожего представления о том, что время беспощадно к свидетельствам прошлого.

Теперь я точно знаю, что это не так. И что в этом мире существует традиция сбережения истории и культуры в их самом аутентичном и достоверном виде.

И тому есть свои довольно глубокие историко-философские  объяснения. Материальное наследие минувших эпох лучше всего сохраняется там, где меньше всего бушуют ураганные ветры исторических потрясений. Помню, как гуляя по улицам старинных европейских городов, всегда поражался тому, что возраст многих домов достигает 500-800 лет! Мне, обитателю огромного великорусского пространства, по которому регулярно,  примерно раз в сто лет, проносятся ужасные исторические бури, сметающие все на своем пути, в том числе целые города со всеми их историческими камнями, такая сохранность европейских пейзажей казалась почти невероятной. Тем не менее, это факт. К которому нам следовало бы присмотреться более внимательно и сделать для себя соответствующие выводы.  В частности о том, что культура и история, то есть наше с вами наследие и богатство, лучше всего сохраняются там и тогда, где и когда происходит минимум исторических катастроф. А еще лучше таковых не бывает вовсе.

В этом отношении пристрастие некоторых наших сограждан к периодическим великим потрясениям, революциям, майданам и прочей чертовщине, в результате которых всё летит в тартарары и приходится всё начинать строить заново на пустом месте, вызывает, мягко говоря, неодобрение.

Кстати говоря, в том же музее собрана еще и великолепная коллекция шедевров  русской культуры, периода так сказать «проклятого царизма». В частности бронзовая скульптура –портретная и жанровая работы самых выдающихся русских мастеров. Но вот характерный штрих! Владельцу коллекции пришлось собирать эти шедевры по всему миру, куда они перекочевали пока мы тут занимались великими потрясениями.

И когда я смотрю на нынешние российские города,  которые пусть и не так быстро, как нам бы хотелось, но последовательно и неуклонно, благодаря проводимой государством политике,  благоустраиваются, обзаводятся прекрасными архитектурными ансамблями, современными музеями, театральными и концертными залами, спортивными дворцами,  я иногда со страхом думаю о том, что все это опять может превратиться в пыль в результате очередного «революционного» катаклизма и придется начинать все сначала.

Величайшая мудрость народа заключается именно в сбережении и накоплении всего того доброго, рационального и прекрасного, что придумано и построено предыдущими поколениями и в дальнейшем развитии своего Отечества на этой уходящей в глубины столетий незыблемой основе. Как на тех многовековых камнях, на которых до сих пор стоят стены многих европейских городов.

А главной основой этого сбережения и умножения национального достояния является именно  гарантированная защищенность нашей Родины от любых внешних нашествий и гибельных внутренних катаклизмов. И абсолютно права та власть, которая принимает исчерпывающие меры для недопущения того и другого.

И если внешнего супостата Россия уверенно сдерживает с помощью своего непревзойденного никем  в мире оружия, то внутреннюю смуту можно и нужно одолевать не привычным для нас путем, описанном в пролетарском гимне —  «весь мир насилья мы разрушим, а затем…», но исключительно мудрым государевым курсом. Основанным, с одной стороны, на том, чтобы страна была общим и добрым домом для всех её жителей. А с другой на том, чтобы никто и никогда, независимо от своего положения, даже самые успешные миллиардеры, не ставил свои личные интересы выше общественных.

Пример Давида Якобашвили, построившего в Москве на свои миллиарды собрание уникальных творений человеческого духа и разума, говорит именно о том, что это отнюдь не утопия и не научная фантастика. И что это именно тот путь, на котором нам суждены не великие потрясения, а великая прекрасная  и бессмертная Россия.

Юрий Селиванов, специально для News Front

 

 

 

 

 

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен