Несмотря на внимание, уделяемое ядерным амбициям Северной Кореи и Ирана или российской воинственности, наибольшим потенциалом катастрофических разрушений обладает конфликт между Индией и Пакистаном. Обе страны утверждают, что их противник является их основным врагом, и эта ситуация сохраняется уже в течение 70 лет. Обе страны обладают ядерным оружием и способны его применить. Между ними пролегает длинная граница и оспариваемый сторонами регион Кашмир является предметом конфликта, актуального для избирателей в обеих странах.

Поэтому когда более 40 индийских сотрудников безопасности были убиты в Кашмире две недели назад в ходе бомбардировок, ответственность за которые взяла на себя пакистанская группировка «Джаиш-э-Мохаммед» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.), международное сообщество пришло в состояние полной боеготовности. Вчера, 26 февраля, индийские военные самолеты нанесли удары по пакистанской стороне границы впервые с 1971 года. В тот год шла полномасштабная война, в которой погибли 11 тысяч военных.

Возможность эскалации реальна. Этой весной в Индии должны состояться выборы, и борьба за голоса националистов может повлечь за собой перетягивание каната, победителем в котором может стать самая воинственная партия. Несмотря на то, что пакистанское правительство запретило группировку «Джаиш-э-Мохаммед», поддержка со стороны таких организаций, как известная пакистанская разведслужба ИСИ, уже давно вызывает недовольство Индии. И ее ярость небезосновательна.

В Исламабаде относительно новое правительство бывшего игрока в крикет Имран Хана также может находиться под значительным давлением со стороны «серых кардиналов» из пакистанских вооруженных сил, способных выбрать жесткую линию поведения. Аналитики сходятся во мнении о том, что политика безопасности и обороны редко диктуется номинально находящимися у власти гражданскими политиками.

Индия и Пакистан воевали друг с другом уже четыре раза с момента получения независимости в 1947 году (последняя война была в 1999 году), и причиной трех из этих конфликтов был Кашмир. 70 лет назад индийский махараджа мусульманского по большей части государства решил присоединиться к Индии, несмотря на несогласие со стороны подчиненных. Пакистан оспорил это решение, а обещание Индии провести плебисцит с целью урегулировать эту проблему так и не было выполнено.

В последние годы в Кашмире, находящемся под индийским руководством, наблюдалось значительное стремление к автономии, исходившее из Кашмирской долины. При террористических посягательствах и насилии со стороны сотрудников индийских органов безопасности государство превратилось в пороховую бочку, способную зажечься в любой момент. Если геополитические «дрова» окажутся слишком сухими, может легко произойти возгорание.

Большую часть времени благодаря напоминаниям об угрозах со стороны разнообразных союзников Индия и Пакистан предпринимали меры, достаточные для того, чтобы посягательства и пограничные перестрелки не выливались в более масштабные столкновения. Однако в 2017 году визит индийского премьер-министра Нарендры Моди в Пакистан был отменен после нападения Джаиш на индийскую авиабазу. С тех пор никакого прогресса в ситуации с Кашмиром достигнуто не было.

Реакцию обеих сторон на индийские авиаудары можно трактовать как поощрительную или вызывающую беспокойство, как кому понравится: Индия заявила, что противник понес многочисленные потери, а Пакистан — что на его стороне было повреждено несколько деревьев. Это может означать, что на данный момент вопрос чести решен, и эскалация в ближайшее время не произойдет.

Однако статус Кашмира сохраняет значительный конфликтный потенциал, и за многие годы ни ООН, ни союзники обеих стран не смогли добиться какого-либо положительного решения этого вопроса. Сейчас наступило время для новой попытки.

The Times, Великобритания

Перевод ИноСМИ

Данный материал содержит оценку исключительно зарубежного СМИ и не отражает позицию редакции News Front

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен