Февраль – всегда традиционно сложный месяц в украинско-польских отношениях. В этом году 28 февраля в Польше отмечают 75 лет уничтожения села Гута Пеняцкая на Львовщине украинскими националистами из УПА и солдатами украинской дивизии СС «Галичина»

Оно было полностью сожжено карателями, от него остались лишь каменные остовы костела и школы. В огне костела и собственных домов, от пуль и штыков националистов и немецких прихвостней, так страшно «возрождавших независимую Украину», погибло от 500 до 800 мирных жителей. Из жителей села уцелело человек 50, и после войны село решили не восстанавливать. В 2005 году там поставили мемориальный памятник в честь жертв одного из самых страшных эпизодов так называемой Волынской резни – уничтожения украинскими националистами этнических поляков. Строго по приказу-инструкции, который 9 февраля 1944 года отдало своим бойцам командование УПА-Запад: «Уничтожить все стены костелов и прочие польские молитвенные сооружения; уничтожить приусадебные посадки, так чтобы не осталось признаков того, что там кто-либо жил; до 25 февраля уничтожить все дома поляков, а те, в которых сейчас живут украинцы — разобрать».

В Гуте Пеняцкой украинские нацисты-каратели несколько припозднились, но зато приказ «во славу Украины» выполнили четко и кроваво. Опыт уже был. Сам этот приказ бандеровцам был отдан через год после того, как 9 февраля 1943 года с уничтожения украинскими националистами деревни Паросла Перша и началась сама Волынская резня. Тогда каратели из бандеровской УПА во главе неким Григорием Перигиняком, односельчанином, кстати, Степана Бандеры с характерной кличкой «Довбешка» (по-русски «Башка»), который приобрел необходимый опыт в немецкой «шуцманшафте» — подразделении, специализировавшемся на уничтожении евреев, зашли в село под видом советских партизан. Попросить поесть по жлобско-скотскому принципу «дайте прикурить, потому что так жрать хочется, что и переночевать негде». Нажравшись, опьяненные безнаказанностью каратели сначала начали насиловать польских девушек и женщин, а потом приступили к уничтожению всех подряд. Польские историки после установили: девушкам перед смертью отрезали груди и уши, мужчинам — половые органы, двум подросткам отрубили ноги и руки, разрезали животы и засыпали раны солью, оставив полуживых умирать в поле, годовалого ребенка штыком прибили к доскам стола, засунув в ротик огрызок квашеного огурца.

А потом, насытившись кровью и, наверное, исполнив «Щэ нэ вмэрла…», каратели ушли в другие польские села. И там «будувать Украину». Пока не нарвались на ответку, сдуру напав на немецкий гарнизон в городке Высоцке. Немцы (даже немцы!) были поражены дважды: и зверствами «укро-возрождателей», и наглостью «недочеловеков», куснувших руку дающую. И потому просто пристрелили и самого Перегиняка-Довбешку, и почти всю его банду. Но резня, им начатая, уже кроваво покатилась по Волыни, унеся, по разным оценкам, до 80-100 тысяч поляков, которые ответили тем же, унеся в могилу тысяч 50 мирных украинцев в ответных акциях «возмездия». В других отрядах УПА даже завели так называемых «резунов», которые в ходе кровавой практики разработали 125 способов умерщвления, использовались топоры, ножи, пилы. Не щадили, повторяю, никого, даже грудных детей. И даже немцы и советские партизаны не могли остановить это страшное «выяснение отношений» между, как сейчас фальшиво и приторно говорят, «братскими народами», один из которых (поляки) тянут другой (украинцев) в Европу.

После неонацистского госпереворота 2014 года уже новые «возрождатели Украины» решили переписать и историю Волынской резни, подняв на знамя Бандеру и его карателей-головорезов в качестве «борцов за независимость». Началось массовое осквернение современными неонацистами и радикальными националистами немногочисленных мемориалов памяти жертв Волынской резни, и даже возле памятника в Гуте Пеняцкой в прошлом году установили «просветительскую» доску-таблицу на украинском, польском и английском языках, которая, как написано в ноте протеста в МИД Украины из МИД Польши, «содержит фальшивую информацию о ходе преступления с 1944 года, а также надпись в месте памяти украинцев, которые погибли в населенных пунктах в 20 км от Гуты, в которой говорится о чествовании украинских жителей соседних деревень, замученных польскими шовинистами и советскими партизанами».

Пресс-секретарь МИД Польши Эва Сувара при этом уточнила: «Посольство Республики Польша в Киеве обратилось по этому делу с нотой протеста в МИД Украины, отметив, что места памяти с таким текстом ставят под сомнение заявленную властями Украины политику добрососедства и примирения в отношениях с Польшей, а также просит украинскую сторону объяснить законность и обстоятельства установки обоих объектов». А жирную точку в этом вопросе поставил президент Польши Анджей Дуда, который в связи с годовщиной трагедии президент Польши в письме к участникам памятных мероприятий в Гуте Пеняцкой написал: «Геноцид, который здесь совершили солдаты дивизии СС «Галичина» и Украинской повстанческой армии, был одним из крупнейших в многолетней веренице преступлений, которую мы называем резней польского населения на Волыни, Подолье и Львовщине». Виной жертв был польский язык и идентичность, верность традиции и любовь к Родине, их убили, потому что они были поляками».

Героизация в Украине Бандеры и его нацистов-головорезов, устроивших Волынскую резню и другие польские погромы в Западной Украине, является сегодня главным камнем преткновения в отношениях между Киевом и Варшавой. В июле 2016 года польский Сейм вообще признал Волынскую резню геноцидом польского народа» и обозначил 11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида. Вопреки протестам Украины. Более того, первые лица Польши тогда высказали и главную мысль Варшавы: с Бандерой и Шухевичем (Романом, одним из вдохновителей резни, главковерхом УПА) Украине в Европе не бывать. А в законе об Институте национальной памяти Польши были зафиксированы «зверства украинских националистов на исконных землях Восточной Малопольши» (то есть нынешней Украины). И в Варшаве, и в Киеве этот закон однозначно назвали «антибандеровским». В ответ киевские власти присвоили статус ветеранов и дали право на социальные гарантии украинским националистам, сотрудничавшим с гитлеровцами во времена Второй мировой войны. К тому же 1 января, день рождения одного из лидеров националистов Степана Бандеры, было объявлено официальным праздником. Его же земляку-односельчанину Перегиняку-«Довбешке», начавшему резню, под Ровно селе Высоцкое, где его грохнули немцы, установлен памятный знак как «отважному сотенному», а на малой родине — в Старом Угринове в Ивано-Франковской области — его именем названа улица. При этом памятников же жертвам бандеровцев на территории Украины сегодня уже не осталось. Совсем.

Потом украинско-польские отношения несколько нормализовались. Да так, что это позволило буквально в январе этого года послу Украины в Польше Андрею Дещице объявить, что отношениях между двумя странами наступает «новый, интенсивный период сотрудничества», который будет характеризоваться значительным количеством встреч и двусторонних визитов. Способствовало этому, по его мнению, то, что украинцы массово поехали на заработки в Польшу, поднимая тамошнюю экономику своим дешевым трудом. А Конституционный трибунал Польши признал неконституционными термины «украинские националисты» и «Восточная Малопольша» в тексте упомянутого «антибандеровского закона». Возможно это стало после того, как президент Польши Дуда лично опротестовал в суде эти положения как неконституционные. Президент Украины Петр Порошенко в ответ разразился благодарственной филиппикой: «Благодарю президента Польши за инициирование производства и приветствую решение трибунала. Работаем дальше над укреплением украинско-польского партнерства».

Сейчас вот, как видим, украинско-польские отношения опять омрачатся печальными датами из истории Волынской резни. И диаметрально противоположными ее оценками из уст украинских и польских деятелей. Но потом все опять войдет в русло соглашательства и циничного забвения полками своих убитых соплеменников. И все потому, что, грубо говоря, Польша неплохо зарабатывает на Украине, объявив себя ее «адвокатом в Европе» и долго время получая огромные средства на «адаптацию восточного соседа». Давний польско-украинский лозунг «За нашу и вашу свободу» — это уже давно не о свободе. Это о прибыли на спекуляциях дружбы. И о геополитических, политических и экономических выгодах и преференциях, которые Польша уже давно имеет от «дружбы» с Украиной, на пути евроинтегарции стремительно теряющей и суверенитет, и экономический потенциал, и человеческие ресурсы.

Во-первых, «приручая Украину», Польша однозначно старается в интересах США, которые стремятся к господству в этом регионе. И которым выгодна антироссийская агрессивная Украина, мешающая нормализации и российско-европейских отношений. При этом Польша, стремясь разместить у себя американские базы даже за свой счет (вожделенная база «Трамп» за 2 млрд. долл. из польской казны), себе отводит место для штабов, а вот в Украине видит «поле боя». Если конфликт перейдет в стадию военного противостояния. То есть полякам по-прежнему не жалко ни «украинских братьев», ни их земли, на которую может прийти война.

Во-вторых, втягивая Украину в американскую и даже европейскую орбиту, Польша как бы отдаляет себя от границ с Россией и от российского «вторжения», которого в Польше панически и маниакально боятся веками. А так Польша как бы получает огромный буфер между собой и Россией. И, в принципе, этим все сказано: Польша не хочет подставляться сама и тупо подставляет тупых же украинцев, соблазненных «еврораем» и его коврижками.

И, наконец, в-третьих, от ослабленной и разоренной Украины, превращенной в бесправный полигон и буфер, для Польши есть прямая экономическая выгода. И сейчас, и, возможно, в будущем, когда Украина начнет разваливаться под грузом проблем. Уже сейчас на самых тяжелых польских работах почти всегда нелегально трудится до 2 миллионов граждан Украины, которые и куют «восточную витрину Евросоюза» в лице «процветающей Польши». Причем польских работодателей и политиков, им потворствующих, не смущают протесты поляков ни против роста украинской преступности среди нелегалов, ни против безработицы, растущей из-за того, что дешевая рабсила из Украины отбирает у местных рабочие места.

Более того, польские политики и работодатели уже готовы побороться за украинскую дешевую рабсилу с соседями. В частности с Чехией, которая не прочь перенять польский пример с украинскими гастарбайтерами. Глава МИД Чехии Томаш Петржичек недавно сообщил, что правительство его страны намерено увеличить квоты на трудоустройство украинцев в два раза. Потому, что, по его словам, высокий спрос на квалифицированных работников, существующий на рынке труда благодаря постоянному экономическому росту Чехии, невозможно удовлетворить за счет внутренних ресурсов. По официальной чешской статистике, рабочие руки в Чехии нынче в дефиците: на работу в разные отрасли производства в Чехии требуются почти 100 000 человек в 2018 году на 320 тыс. открытых на чешской бирже труда вакансий, было всего 230 тыс. соискателей. А украинцы – старательны, законопослушны и более-менее трудолюбивы и образованы: чай не беженцы из Магриба и Ближнего Востока, которым только дай пожрать.

А есть же у самых разнообразных польских кругов еще расчет на тот случай, когда Украина может начать разваливаться на подмандатные протектораты России, Венгрии, Румынии, которые претендуют на отобранные у них части украинкой территории. Такие претензии есть и у Польши, которая до 1939 года вообще владела Галичиной и Волынью, той самой запрещенной «Восточной Малопольшей» или Всходними Кресами. В Польше уже требуют от Украины пока на неофициальном уровне реституции – возврата прежним владельцам и их потомкам всего, чтобы было отобрано в процессе «укрепления социалистического братства». И в интервью председатель ассоциации «Реституция Кресов» Конрад Рекас как-то крайне откровенно сказал: «Разве бандеровцы не знают, в чьих домах живут? Кто действительно создал Львов, один из самых красивых городов Польши? Мы могли бы вернуться во Львов в качестве друзей, инвестиции, помощи и реконструкции. Однако, если они только понимают язык силы, они могут ожидать такую силу с польской стороны. Толерантность закончена. Более 70 лет назад Красная Армия и Польская армия вместе сожгли бандеризм на украинской земле. Если это будет необходимо — мы сделаем это снова. Украина должна быть освобождена от рук нацистов, олигархов и воров. Мы сделаем это с дружбой и, кстати, сохраним польские наследие и собственность. Часы истории уже тыкают. «Польские паны» ближе, чем кажется кому-либо в Украине».

Повторяю, это не официально было сказано. Но как откровенно и красноречиво. В духе тех, кто уже сейчас «по-братски» избивает украинских гастрабайтеров, выдавливая их назад, в Украину. Чтобы и там «польским панам» было с кем работать. А польские паны – это вам не «русские агрессоры». Они и не скрывают, что будут пороть «быдло» на конюшнях и площадях, они это не забыли. Вот и вся дружба и евроинтеграция, как говорится…

Владимир Скачко, Антифашист

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен