— Добрый день! Какое топливо желаете и сколько? 20 литров 92-го? Ваша колонка номер три…

Донбасс

Взрыв.

Монгол упал и вжался в землю. Однако ни  второго, ни третьего разрыва не последовало.

Он осторожно поднял голову:

— Все живы? Никого не задело?

Минута томительного ожидания. Спереди донеслось:

— Гитарист!

— Что Гитарист? Убит? Ранен?

— Без сознания. Крови вроде нет. Руку осколками посекло. Контужен.

— Контужен – не убит. Полтава, Бидон и Рыжий – впереди, Клод, Стикер, Фенол и Кактус несут Гитариста. Я и Блонди замыкаем. Вперёд!

Доктор что-то черкнул в амбулаторной карте больного.

— А теперь вытяните руки вперёд, закройте глаза.

Павел вытянул руки, закрыл глаза и земля поплыла под ним. Он поспешно открыл глаза и сел на стул, чтобы не упасть.

— Доктор, это серьёзно?

— Эээ, батенька, да Вы привереда. Благодарите Бога, всё могло быть гораздо хуже. Вы, можно сказать, отделались лёгким испугом.

— Но это пройдёт?

— Со временем пройдёт.

— Когда? Месяц, два, три?

— Диета, режим, несколько недель отдыха… — доктор помолчал и добавил, — горный воздух и полный покой.

Павел улыбнулся, оценив горький юмор: ну какой на войне «полный покой»?

— Давайте теперь Вашу руку посмотрим.

Размотали бинты и настроение у доктора испортилось:

— Мизинец и безымянный придётся отнять.

— А без этого нельзя? Доктор, я гитарист.

— Знаю, что Гитарист.

— Вы не поняли, я профессиональный музыкант. Гитара, банджо, аккордеон. Музыканту без пальцев никак нельзя!

Доктор вздохнул:

— В соседней палате лежит пациент, ему вчера руку отрезали. Вы думаете, она у него была лишняя? Пожалеете сегодня пальцы – завтра останетесь без кисти.

Павел посмотрел на опухшие почерневшие пальцы:

— Режьте.

Он лежал на больничной кровати, смотрел в потолок и курил.

Ну, вот и кончился Пашка-музыкант. Сначала бандеровцы отняли у него родину, друзей, а теперь вот ещё и профессию.

Он сел, взял стоявший у изголовья кровати костыль, упёр в плечо, прижался к нему щекой и постарался прицелиться в висевшую в конце палаты лампочку. Лампочка превратилась в бесформенное жёлтое пятно, вокруг которого наконечник костыля описывал круги и восьмёрки. Павел с досадой поставил костыль на место.

Так, видимо и как боец Гитарист он кончился. И куда ему теперь? К матери в Херсонскую область, в родную Грушевку? Ага, прямо в лапы к гестапо: «Здравствуйте, вы меня искали? Так я сам к вам приехал…

Услышав шаги нянечки, Павел быстро затушил сигарету о ладонь, спрятал бычок под матрас, лёг.

В Москву, к Борьке Лукашенко, старый боевой друг поможет.

Москва

По заветному номеру Павел сумел дозвониться только со второго раза.

— Да, — услышал он в трубке надтреснутый мужской голос.

— А Бориса к телефону можно?

На другом конце провода молчали.

— Борис дома?

Ещё несколько секунд молчания.

— Бори нет. Он… умер, — каждое слово собеседник выдавливал из себя с мукой, — уже два месяца как его…  – человек не смог закончить фразу.

— Как умер? От чего?

(Дурацкий вопрос: от чего может умереть человек с тяжёлым ранением в голову?)

— Борю убила война, — на другом конце провода повесили трубку.

Проводившая собеседование девушка постоянно заглядывала в лежащий перед ней вопросник.

— Кем Вы видите себя в нашей фирме через 5 лет?

— Грузчиком.

(Она что, думает, что соискатель на должность грузчика намерен дослужиться до президента компании?)

— Кем Вы работали до того, как прийти к нам?

— Гранатомётчиком.

Девушка поджала губы. Видимо, она решила, что он над ней издевается.

— Если Вы нам подойдёте, мы Вам позвоним.

Второе собеседование, третье…

Сидевший напротив мужчина в форме ЧОПа спрашивал коротко и по-деловому:

— Лицензия?

— Нет.

— Московская прописка?

— Нет.

— Регистрация?

— Нет.

Чоповец подозрительно поглядел на Павла:

— Гражданство?

Павел выложил на стол украинский паспорт с миграционкой.

Мужчина посмотрел на дрожавшие руки Павла:

— Пьёте?

Павел торопливо убрал руки под стол.

«Геморроидальная лихорадка», — хотел он съязвить, но внезапно понял: этот – свой. Как рыбак рыбака видит издалека, так и люди войны по необъяснимым приметам узнают друг друга.

— Контузия.

— Сирия? Кавказ?

— Донбасс.

Чоповец взял документы, развернул их, посмотрел, положил на стол.

— У нас для Вас места нет. Но я могу помочь. Заправщиком на АЗС пойдёте?

(Господи! Да хоть к чертям в ад кочегаром!)

— Добрый день! Какое топливо желаете и сколько? 20 литров 92-го? Ваша колонка номер три.

Москва — 2

— Здоров, командир! – Бидон плюхнулся на переднее сиденье автомобиля, пожал протянутую руку. – Ну, когда?

Монгол тронул машину:

— Через две недели.

— А кто ещё?

— Да все. Рыжий, Полтава, Кактус, Фенол – они уже в Луганске. Есть трое новичков. Стикер, Клод и Блонди здесь, тебя ждут.

— А что в этот раз?

— Сказать не могу, но обещаю: скучно не будет.

Бидон радостно потёр руки:

— Надерём укропам задницу! А Гитарист?

Монгол вздохнул:

— Гитарист пропал. Выписался из госпиталя, пересёк «Изварино» — и всё, как в воду канул. Где его искать? Россия – она большая.

— Жаль, — с сожалением вздохнул Бидон, — боевой был дядька.

Машина остановилась на АЗС, к машине, прихрамывая, направился заправщик  в надвинутой по самые глаза фирменной кепке.

— Добрый день! Какое топливо желаете и сколько? – спросил он.

— 92-й, 15 литров.

— 92-й, 15 литров, — повторил заправщик, — ваша колонка номер четыре.

Он снял со стойки пистолет и вставил в горловину бака.

Бидон вышел из машины и направился к кассе. Расплатившись, он помахал заправщику чеком и сел в автомобиль.

Монгол опустил стекло:

— Эй, мужик!

Заправщик подошёл и остановился в  метре от машины, низко опустив голову.

— Держи, — водитель протянул сложенную купюру.

— Спасибо огромное, счастливой дороги, приезжайте к нам еще! – не поднимая головы, заправщик опустил деньги в карман, развернулся и заковылял к подъехавшей Ауди.

— На Гитариста чем-то похож… — задумчиво протянул глядя ему вслед Монгол.

— Да ну, — отмахнулся Бидон, — старый больно.

— Гитарист тоже был не мальчик.

— Скажешь тоже! Гитарист был мужик ого-го! А этот старик совсем, еле ноги таскает.

— Ладно, — Монгол повернул ключ зажигания, — едем, ребята ждут.

Мотор заурчал, машина медленно тронулась с места.

— Добрый день! Какое топливо желаете и сколько? 20 литров 92-го? Ваша колонка номер три…

Клим Подкова

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен