По результатам выборов в молдавском парламенте ни одна партия не имеет большинства. Молдавские политики изображаются как промосковские или прозападные, а сама страна — как линия фронта новой холодной войны. Если будут формировать большую коалицию, то политики будут стремиться извлечь максимальную выгоду как из России, так и из ЕС. Однако молдаван мало волнуют и Москва, и Брюссель — они хотят лишь лучшей жизни

Русские наступают! А, может, и нет. Молдаване провели голосование 24 февраля, результатом которого стал парламент, где ни одна партия не имеет большинства. Все кабинетные стратеги и местные политики от Москвы до Вашингтона и Брюсселя утверждают, что Молдавия — линия фронта новой холодной войны. Молдавские политики изображаются как промосковские или прозападные — эта игра, в которую «эксперты» любят играть с иностранцами. По сути, большинство молдаван всего лишь хотят лучшей жизни.

При подсчете голосов дружественные Путину социалисты набрали 31,1%, а прозападная Демократическая партия Влада Плахотнюка, самого важного олигарха Молдавии, — 23,6%. Прозападная антикоррупционная партия АКУМ, обещавшая не вступать в коалицию ни с одной из двух крупных партий, набрала 26,8%. Партия во главе с осужденным за кражу 1 миллиарда долларов из молдавских банков, которые должны были быть восполнены налогоплательщиками, набрала 8% голосов.

Директор Ассоциации внешней политики Виктория Букатару сообщает, что данный результат означает шанс заключения сделки по формированию большой коалиции между социалистами и демократической партией, но и правительство меньшинства под руководством демократов также имеет место быть. Если будет сформирована большая коалиция, можно ожидать, что молдавские политики будут уклоняться и плести сети, стремясь извлечь максимальную политическую и экономическую выгоду как из России, так и из ЕС.

Молдавия, большая часть которой состоит из исторической Бессарабии, расположена между членом НАТО и ЕС Румынией и Украиной, которая частично оккупирована Россией. Приднестровье, маленькая часть ее территории, отделилась в 1992 году и по факту подконтрольна России из-за войск, находящихся на территории. В 1991 году в стране было 4,3 миллиона граждан, а сейчас их меньше 3 миллионов, поскольку многие эмигрировали в Россию, Румынию или на Запад.

14 февраля Фейсбук объявил об удалении учетных записей, которые, по их мнению, были созданы государственными служащими для манипулирования избирателями. Уходящее в отставку правительство фактически контролировалось господином Плахотнюком. В 2016 году его главный прозападный оппонент Влад Филат был осужден за коррупцию. 7 февраля британский суд конфисковал 467 тысяч фунтов стерлингов у сына господина Филата, лондонского студента, ведущего расточительный образ жизни. «Я рад отметить, что деньги были получены в результате преступных деяний его отца» — сказал судья. Среди прочего, 22-летний студент приобрёл автомобиль Бентли стоимостью 200 тысяч фунтов.

В течение последнего десятилетия молдавские политики играли в хитрую игру. Социалисты президента Игоря Додона сыграли на ностальгии пожилых избирателей по стабильности советской эпохи, в то время как большинство прозападных политиков сообщали западным лидерам о необходимости игнорирования коррупции, поскольку если они потеряют власть, то господин Додон передаст Молдавию в руки Путина. Для европейцев Додон преуменьшает свою пророссийскую позицию, утверждая, что он всего лишь хочет более сбалансированной внешней политики.

Геополитика всегда выходит на первый план при взгляде иностранцев на Молдавию. Однако опросы показывают, что большинство молдаван мало волнуют Брюссель и Москва. В рамках недавнего опроса у граждан интересовались, что именно они считают главной для себя проблемой. Коррупция заняла первое место с 49%, затем экономика с 19%. Сближение с ЕС или Евразийским экономическим союзом во главе с Россией волновало лишь 2% опрошенных.

Перевод ИноСМИ

Оригинал публикации The Economist

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен