Чем меньше времени остается до президентских выборов на Украине, тем чаще кандидаты в президенты используют против конкурентов силовые методы. В стране раскручивается спираль насилия, и это, по мнению целого ряда украинских экспертов, может стать причиной срыва выборов президента

В последние годы для большинства украинских политических сил и проектов стало нормой создание собственного силового крыла. Этот же тезис применим к региональным чиновникам. Они обзаводятся персональными «муниципальными стражами». Основу этих парамилитарных формирований составляет молодежь, которая использует членство в них в качестве социального лифта.

В ходе избирательной кампании на «активистов», существующих в большинстве своем под прикрытием официальных силовых структур, возлагается задача ограничивать возможности «не тех» кандидатов, вести агитационную кампанию и проводить встречи с избирателями, не давать размещать рекламную продукцию и, при наихудшем сценарии, контролировать процесс подсчета голосов и оглашения «правильных» результатов на конкретных участках и в округах.

Инциденты последних недель, когда «активисты» устраивали провокации и пытались срывать мероприятия с участием кандидатов в президенты Юлии Тимошенко, Владимира Зеленского и Александра Вилкула, стали неотъемлемой частью избирательной кампании.

Самым громким эпизодом, безусловно, оказалась стычка между праворадикалами и полицией в центре Киева, имевшая место после предвыборного митинга Тимошенко.

Это дало многим украинским экспертам повод говорить о начале реализации сценария срыва президентских выборов ввиду раскручивания спирали насилия и масштабирования акций прямого политического и социального действия, в которые будут вовлечены радикалы различных мастей.
Чтобы ответить на вопрос, насколько реален сценарий срыва выборов, сперва необходимо определиться, что подразумевать под термином «срыв». То, что выборы не пройдут на каких-то территориях или округах, в результате чего не будут признаны состоявшимися?

Нет, в избирательном законодательстве отсутствуют пункты о том, что выборы признаются несостоявшимися, если голосование не было организовано в том или ином округе. Равно как и отсутствует пункт об обязательном пороге явки, который мог бы служить основанием для признания выборов несостоявшимися.

Неучастие в избирательном процессе половины Донбасса и Крыма в 2014 году не стало поводом для непроведения и непризнания выборов президента и парламента.

То есть выборы будут признаны состоявшимися, если на них придет и проголосует хотя бы один человек, притом даже не обязательно на территории Украины. Достаточно голосования на зарубежном округе.

Во-вторых, определение даты и порядка проведения выборов входит в сферу ответственности Верховной рады. Отменить проведение выборов без голосования в парламенте возможным не представляется, особенно когда до дня голосования остается всего лишь 40 с лишним дней.

Здесь стоит вспомнить, что президенту Порошенко в ноябре прошлого года не удалось в парламенте продавить решение о введении правового режима полноценного военного положения сроком на 60 дней, что перенесло бы проведение выборов минимум на несколько месяцев. В зале Верховной рады пребывало порядка пятнадцати претендентов на президентское кресло, которые воспротивились такому сценарию; наиболее активными были фракции Ляшко и Тимошенко.

Также в СМИ просачивались сведения, что олигархи Игорь Коломойский и Ринат Ахметов лично давали подконтрольным депутатским группам указания не голосовать за изначальный вариант Порошенко о военном положении на 60 дней.

Предложив зафиксировать дату президентских выборов одновременно с голосованием за введение военного положения сроком лишь на 30 дней, Порошенко практически лишил себя пространства для маневра, с тех пор «играть» этой датой стало практически невозможно.
Продавить военное положение на 60 дней не удалось в том числе из-за жесткой западной позиции (прежде всего позиции Германии), ведь для западных государств выборы представляются «священной коровой».

Во многом западные элиты являются легистами, особенно в отношении стран периферийного капитализма. То есть они выступают за строгое соблюдение процедур, но как именно будут проходить эти самые процедуры, для них вторично (следовательно, на фальсификации и различные махинации могут закрывать глаза).

Важно также отметить, что существует фактор главы МВД Арсена Авакова, который позиционирует себя арбитром в ходе избирательной кампании, обеспечивающим ее относительно честный, прозрачный и несиловой ход.

Подтверждением тому не столько жесткие заявления Авакова относительно ответственности за скупку голосов и фальсификации, сколько тот факт, что глава МВД ныне активно коммуницирует с американской стороной.

Обеспечив относительно честную избирательную кампанию, Аваков рассчитывает на то, что западные игроки оставят его в системе украинской власти еще на один электоральный цикл.

Вместе с тем в подобных обстоятельствах, когда Аваков остается «над схваткой», не принимая сторону ни одного из основных игроков, ему будет куда проще вести переговоры с будущим победителем избирательной кампании. Тем более что МВД фиксирует факты нарушения избирательного законодательства кандидатами, которые министр затем может выложить на стол переговоров с тем, кого ЦИК объявит победителем выборов.
Наконец, по состоянию на сегодняшний день сомнителен тезис о выгоде Порошенко от переноса выборов на более поздний срок. Выборы придется провести рано или поздно, а потому их перенос, например, на осень только спровоцирует недовольство общества и оппонирующих действующему президенту финансово-политических групп (не говоря уже о том, что Запад будет не в восторге от этой идеи).

К тому же уже составлен календарный план избирательной кампании Порошенко (например, с 1 марта повысятся пенсии и начнется монетизация субсидий на оплату услуг ЖКХ), а перезапустить кампанию с нуля, учитывая, что ее месседжи крайне абстрактные («Армия! Язык! Вера!»), будет весьма проблематично.

Тем более, сугубо социологически шансы Порошенко на прохождение во второй тур выборов выглядят вполне рабочими: сейчас он делит второе-третье место с Тимошенко, а букмекеры и вовсе считают действующего президента явным фаворитом выборов.

Конечно, в отношении всех социологических исследований хватает скепсиса, но важно другое: общество приучают к мысли, что у Порошенко имеются неплохие шансы на прохождение во второй тур. Именно это является ближайшей тактической задачей штаба Петра Алексеевича.

Так что «срыв выборов» представляется лишь публицистическим штампом, который не имеет отношения к серьезной аналитике и не коррелирует с объективной реальностью. С вероятностью более 90% можно утверждать, что выборы, так или иначе, состоятся в оговоренные законодательством сроки.

Денис Гаевский, RuBaltic.Ru

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен