По мере того, как растёт военная мощь России, среди экспертов разгорается спор: нужны ли Москве военные базы за рубежом, и если нужны, то какие, сколько и где?

В условиях ожесточённой мировой борьбы за ресурсы и новой холодной войны, резко обострившейся после выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Москве жизненно необходимо расширить своё военное влияние за границами собственной страны – в Латинской Америке, Африке и Азии. Лучшим инструментом для этого являются зарубежные военные базы. Но пока сеть зарубежного базирования у России развита весьма слабо. На данный момент российские военные легально присутствуют только в пяти бывших республиках СССР и в Сирии.

Тем не менее, американские генералы в один голос кричат о глобальных амбициях Москвы, которые им, бедным, нечем сдерживать.

В начале февраля 2019 года глава Космического командования ВВС США генерал Джон Рэймонд представил конгрессу США доклад, в котором говорится: «Сегодня все сферы — воздух, суша, море, космос и киберпространство — оспариваются. У России вновь появились глобальные амбиции, и свою военную мощь она расценивает как важнейший инструмент для достижения ключевых стратегических целей.»

А за пару дней до появления доклада Рэймонда, 29 января, директор национальной разведки США Дэниэл Коутс заявил: «Стремление России к расширению глобального присутствия будет представлять для нас все более серьезную проблему. Для Соединенных Штатов и их союзников существует серьёзная русская угроза не только с точки зрения кибершпионажа и распространения влияния. Существует и прямая угроза нападения со стороны России…»

Читая эти перлы американской генеральской мысли, можно подумать, что злобная милитаристская Россия уже обложила США своими военными базами в Мексике и Канаде. А между тем, в настоящее время почти все опорные пункты России сосредоточены вдоль её границ. Это пять стран Организации договора о коллективной безопасности – Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Белоруссия и Армения, и три поддерживаемые Москвой самопровозглашённые республики – Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье. Исключением является относительно далекая Сирия, куда российские военные прибыли в 2015 году, чтобы бороться с террористами и где сегодня развёрнуты две наши полноценные военные базы: авиационная и венно-морская.

Достаточно ли этого? Ведь военная инфраструктура США всё глубже проникает в Восточную Европу, а Китай ударными темпами строит огромный флот, открывая всё новые пункты базирования от архипелага Спратли и Пакистана до Джибути. Может, на этом фоне Москве тоже стоило бы задуматься о расширении своего присутствия в дальних странах?

Теоретически, новые российские базы могли бы появиться сразу на трёх континентах. Начнём с Латинской Америки. Ещё в 2009 году ныне покойный венесуэльский президент Уго Чавес предлагал разместить в своей стране временную базу дальней авиации России. Если вспомнить о том, как недавно в Каракасе приземлялись наши стратегические бомбардировщики «Ту-160», то эта идея всё еще вполне реальна. Если, конечно, нынешний лидер Венесуэлы, Николас Мадуро, сумеет победить в борьбе за власть и не будет свергнут марионетками Дяди Сэма, для которого сама мысль о возможной русской базе в Латинской Америке – это страшный сон.

Чуть севернее, в Никарагуа, тоже могли бы появиться российские военные. Ведь тамошний президент Даниэль Ортега, конечно, не забыл, как Москва помогла ему устоять в 80-х годах прошлого века, в ходе ожесточённой войны с проамериканскими мятежниками. Да и Куба, из которой мы так необдуманно ушли 20 лет назад, могла бы вновь приютить наших лётчиков или моряков…

В Африке возможностей ещё больше. Русский опорный пункт мог бы появиться в Ливии. Не зря же официальный представитель Ливийской национальной армии и помощник маршала Хафтара, который контролирует большую часть страны, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари прямо говорит о том, что Ливии нужна поддержка российских военных, чтобы окончательно победить местных исламских террористов. В соседнем Судане президент Омар Башир уже официально обсуждал с Владимиром Путиным и Сергеем Шойгу открытие нашей базы на берегу Красного моря. Российские военные появились даже в центральных районах Африки – после того, как в прошлом году министр обороны Центрально-Африканской Республики подписала в Москве межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве с Кремлём.

Что касается Азии, то там потенциальными стратегическими точками России могут стать Мьянма и Вьетнам. В Мьянме активно работают наши военные советники, а во Вьетнаме в советские времена находилась крупнейшая база Тихоокеанского флота, Камрань. И вот недавно наши боевые корабли снова начали туда заходить, а наши самолёты-топливозаправщики, стартуя с аэродрома Камрани, заправляют топливом воздушные стратеги-ракетоносцы Ту-95МС, патрулирующие Тихий океан.

Всё это всерьёз бесит Вашингтон. 12 февраля глава Индо-Тихоокеанского командования США адмирал Филип Дэвидсон на слушаниях в Конгрессе заявил: «Россия в Индо-Тихоокеанском регионе подрывает интересы Вашингтона. Я обеспокоен растущим злонамеренным влиянием России в этом регионе. Москва регулярно играет негативную роль, пытаясь подрывать интересы Соединенных Штатов и добиваясь дополнительных издержек для США и их союзников, когда это возможно…»

Итак, появление России в Азии, так же, как и в Латинской Америке или в Африке, имеет стратегическое значение. Ещё в феврале 2014 года министр обороны России Шойгу недвусмысленно заявил о том, что Москва работает над созданием сети военных объектов и пунктов базирования по всему миру.

Военное присутствие в ключевых точках планеты, — это необходимое условие сохранения суверенитета самой России.

Важно только, чтобы в ХХI веке русские военные базы заграницей защищали не идеологические химеры богоборческого коммунизма, как это было в Советском Союзе, а насущные национальные интересы нашего народа.

Мы русские, с нами Бог! Господи, благослови!

Константин Душенов, газета «Завтра»

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен