Как сообщил председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, российский газовый холдинг начнет поставки газа в Китайскую Народную Республику раньше намеченного срока — уже с 1 декабря 2019 года вместо 20 декабря, как планировалось ранее.

При этом, как отметил не только Миллер, но и представитель китайской стороны, серьезное внимание стороны уделяют проектам поставок российского газа в Китай с Дальнего Востока и по «западному» маршруту, работы по которому изрядно активизировались после совместных «дружеских пожеланий» товарища Си и президента Российской Федерации. Ничего удивительного тут тоже нет: Китаю нужен русский трубопроводный газ, а Китай готов за это хорошо платить. Что, естественно, и российскую сторону вполне устраивает, особенно на фоне тех препятствий, которые пытаются чинить русскому газу на западе гигантского Евразийского континента.

Китай, в отличие от Европы, часть которой до сих пор считает российское голубое топливо чуть ли не «навязанным товаром», судя по всему, готов принимать его столько, сколько дадут. Тем не менее это вовсе не значит, что Россия собирается отказываться от европейских рынков.

Дело немного в другом.

Мы все слишком хорошо помним бесконечную экономическую санта-барбару периода нулевых, разворачивавшуюся как в средствах массовой информации, так и в блогосфере вокруг «украинской трубы». СССР, построивший эту великую для своего времени трубу трансконтинентальных газопроводов «Союз», «Прогресс», «Уренгой — Помары — Ужгород», вовсе не собирался разваливаться и никакой отдельной украинской ГТС, разумеется, не предусматривал. Это была часть гигантской трансконтинентальной газотранспортной инфраструктуры, часть единого технологического организма. И когда эта часть из рабочего органа превратилась в банального паразита, болеть начал и весь огромный организм.

И мы прекрасно понимали и понимаем, что вопрос тут был совершенно точно не в Украине и не в ее вороватой элите. «Северные потоки», как и «Турецкие» (в девичестве «Южные»), задумывались и проектировались задолго до пресловутого Майдана и прочей окончательной победы свободы и прав человека в одной отдельно взятой стране. Просто Российской Федерации, вполне обоснованно претендующей на статус энергетической сверхдержавы, было бы как-то странно продолжать зависеть от одного-единственного вентиля, к тому же еще и находящегося в жуликоватых руках.

И хуже того, эти жуликоватые руки все равно рано или поздно начнут работать на чуждые даже для самих себя интересы: для того чтобы жульничать с нами, им была нужна хорошая политическая крыша. А, наверное, не надо никому объяснять, что как только ты пустил на предприятие «крышу» — оно тебе больше не принадлежит.

Так оно все, собственно говоря, по итогу и произошло.

И это была для нас очень плохая переговорная позиция, в том числе и в вопросах безопасности и цены. И мы ее сейчас как раз и преодолеваем, диверсифицируя газотранспортные коридоры в Европу.

Но российской газовой отрасли, даже при любой диверсификации транспортных маршрутов, также нелепо зависеть и от одного базового стратегического покупателя, и это тоже является вопросом безопасности и цены. Особенно если учитывать тот факт, что «политическая Европа» едина только в одном: в наличии у любой из ее частей все той же, что и у Украины, политической крыши в лице все тех же США. И вот как раз с запуском «Силы Сибири» слабость данной переговорной позиции, в том числе и с европейскими потребителями, будет окончательно преодолена.

Тут все просто.

Проатлантистские политики больше не смогут шантажировать нас (и успокаивать вас) «единственным значимым рынком». И мы для них, с нашим сравнительно дешевым (по сравнению с СПГ) газом становимся в качестве партнера куда более значимы, чем они для нас.

Прежняя «переговорная позиция» несколько устарела.

Ну а дополнительным стимулом ее преодоления послужит еще и то, что по итогам 2018 года именно Китай впервые стал крупнейшим импортером природного газа в мире. Объем китайского газового импорта составил 125,7 миллиарда кубических метров, что на 31% (30,3 миллиарда кубометров) больше, чем в позапрошлом, 2017-м, году. Причем этот импорт будет только расти. Поэтому запланированные к поставкам по «Силе Сибири» 38 миллиардов кубометров в год — объемы, конечно, вполне вызывающие уважение (особенно с учетом будущего западного маршрута), но их и по ресурсной базе Восточной Сибири, и по уже проработанной логистике при некоторой потребности будет несложно и нарастить. В конце концов, кинуть еще одну нитку — это вам не новый маршрут пробивать, чисто технически.

Не верите — спросите у «Северного потока – 2».

Кстати, именно поэтому еще и все мы должны прекрасно понимать, что «Северного потока – 2», возможно, и вовсе бы не было, если бы мы не показали стратегию разворота на Восток, связанную в том числе и с «Силой Сибири».

Дмитрий Лекух, РИА

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен