Три недели американских санкций против Венесуэлы показали, что быстро избавиться от Николаса Мадуро Вашингтону не удастся. США смогли создать своему оппоненту серьезные экономические проблемы, но он не собирается сдаваться

Между тем, сами США сильно теряют от введенных против Каракаса санкций. И не только деньги, хотя и деньги тоже…

Рынок нефти, несмотря на внешнюю монолитность, на самом деле при более близком рассмотрении распадается на примерно два десятка локальных «минирынков». Каждый сорт «черного золота», по сути, формирует свой отдельный рынок, а их сегодня в мире существует примерно около двадцати. При этом одномоментное исчезновение значительной доли одного из сортов совершенно по-разному отражается на той или иной стране-производителе. И если большая их часть от ухода конкурента выигрывает, то некоторые страны могут и проиграть. То, что от санкций проигрывает Венесуэла — очевидно, но каким образом от них проиграют американские производители нефти? Давайте разбираться.

Дефицит тяжелой нефти

Нефтеперерабатывающая отрасль — довольно специфическая. Предприятия, которые превращают нефть в полезные для хозяйства продукты, настроены каждое на свой сорт. Перевод их с одного поставщика на другого требует не только больших капитальных затрат и выстраивания новых логистических цепочек, но еще и довольно продолжительного времени. И все это прямые убытки, которых все хотят избежать. А потому такие решения принимаются довольно редко и вследствие длительного воздействия тех или иных обстоятельств.

Отсюда и возникновение дисбалансов в торговле. Часто рынок, испытывая дефицит одних сортов нефти имеет переизбыток других, что отражается на ее цене.

Например, временное выпадение из оборота венесуэльской тяжелой нефти из района бассейна реки Ориноко вызвало резкий ее дефицит на рынке. Американские заводы, которые ее перерабатывали, вынуждены были перейти на работу с запасами, которых надолго не хватит. Чтобы не терпеть убытки, их хозяева срочно начали поиск «тяжелых» излишков, что сразу вызвало ажиотаж на мировых рынках.

Итак, 28 января 2019 года США ввели новый пакет санкций против официального Каракаса, которыми американским заводам запрещалось покупать венесуэльскую нефть, а вся она объявлялась вне закона везде, куда только могло добраться американское «правосудие». Впрочем, как такового запрета не было, а было лишь распоряжение о том, чтобы все деньги со счетов венесуэльской государственной компании PDVSA переводились в распоряжение так называемой «оппозиции». Таким образом, вместо покупки продуктов питания для населения, полученные за нефть средства шли бы на борьбу с властью Мадуро. Как результат, Каракас полностью прекратил поставки нефти в США, а на рынках образовался дефицит тяжелых сортов.

Первичные потери США

Еще одним очень досадным событием для американских производителей нефтепродуктов стала большая авария на нефтепроводах из Канады, произошедшая буквально через несколько дней после объявления санкций Венесуэле, из-за которой, пусть даже и на короткий срок, США лишились до 750 тысяч баррелей в сутки тяжелой, но уже канадской, нефти.

Все это не могло не сказаться на ценах. Если мы посмотрим на статистику нефтяных котировок после 28 января, то увидим, что цены на нефть эталонной марки Brent, например, выросли на 8-9%. В то же самое время американская нефть марки WTI добавила в цене всего 5%. А иначе и быть не могло. На рынке стало гораздо меньше тяжелой нефти, но не стало меньше нефти WTI. Наоборот, ее стало даже несколько больше. И тут самое время вспомнить, что именно североамериканской легкой нефтью Венесуэла разбавляла свою тяжелую, без которой транспортировать ее было бы невозможно. Именно поэтому Каракас ежедневно закупал у американских производителей примерно 120-130 тысяч баррелей нефти в сутки. И эти излишки также надавили на рынок.

Дисбаланс будет нарастать

Мы не будем пытаться определить все возможные убытки, которые потерпят американские предприниматели и бюджет США. Таких мелких «неприятностей» для них будет очень много. Это и недополученные прибыли, и налоги, и долги по зарплатам работников, которые не смогут, в свою очередь, потратить ее в магазинах и не заплатят по своим кредитам. Экономика США очень сложна, а потому волны вторичных экономических потерь в ней будут очень значительными.

Мы же попробуем определить хотя бы порядок понесенных американцами первичных убытков, и в этом нам помогут нефтяные котировки и те дисбалансы между стоимостью разных сортов нефти, которые мы сегодня наблюдаем.

Итак, разница стоимости между сортами WTI и Brent с 28 января 2019 года составила примерно 3,5% или около двух долларов на одном барреле. Так или иначе, к WTI привязаны практически все, за исключением Аляски, сорта американской нефти. В США (без учета Аляски) ежедневно добывают примерно 11-11,5 млн баррелей нефти в сутки. Отсюда потери от недополученной прибыли нефтяников составляют примерно 22-25 млн долларов в сутки. За месяц это уже будет 600-700 млн долларов. А за год… 7-8 млрд долларов. То есть суммы вполне сопоставимые с предполагаемыми потерями самой Венесуэлы — 10-11 млрд долларов.

А если Венесуэла сможет постепенно обойти американские санкции и вырваться из их капкана, то американские прямые и косвенные потери станут гораздо выше венесуэльских. И это вполне возможно.

При этом другие страны, и в первую очередь — Россия, будут получать на противостоянии США и Венесуэлы свои дивиденды. И далеко не все из них можно оценить в денежном эквиваленте. США сегодня очень рискуют. Затеяв санкционную войну в одно и то же время с Россией, Ираном и Венесуэлой, они в случае поражения могут потерять тот самый нефтедоллар, на котором несколько десятилетий росла их мировая гегемония.

Юрий Подоляка, Экономика Сегодня

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен