Укроавтокефалистская «ПЦУ-СЦУ» является преемницей не только филаретовского «Киевского патриархата», но и откровенно нацистских религиозно-политических группировок

Псевдоправославная секта ПЦУ (в стамбульском «томосе» получившая неблагозвучное наименование «СЦУ») продолжает наступление на Вселенское Православие. Активизировавшиеся захваты храмов канонической Украинской Православной Церкви – лишь вершина антицерковного айсберга. Так, на минувшей неделе удачной «разведкой боем» стало вторжение представителя этой группировки на Афон, приведшее к тому, что ряд святогорских монастырей отошли от Православия, оказавшись сопричастными к украинскому расколу.

Напомним, 8 февраля 2019 года ряженый в архиерейские одежды лжеепископ Павло (Юристый) совершил в древнем афонском монастыре Ксенофонт святотатственные театральные действия, названные «божественной литургией». С точки зрения церковных канонов, все «сослужившие» и даже просто молившиеся за этим представлением автоматически оказались вне Церкви. Более того, храм, где это происходило, подлежит переосвящению. Так же как и стамбульский собор великомученика Георгия Победоносца, где 19 января Константинопольский патриарх Варфоломей вступил в евхаристическое общение с лжемитрополитом Епифанием (Думенко), вручив ему пресловутый «томос об украинской автокефалии».

Осквернение Афона – лишь звено в действиях секты укроавтокефалистов и её покровителей в Константинопольской патриархии (Фанаре). Вполне возможно, что следующее наступление будет на Сербскую Православную Церковь, у которой есть проблемы с двумя собственными расколами: македонским и черногорским. Так называемая «Черногорская православная церковь» поддерживает тесные отношения с украинскими раскольниками, выступая с антисербских и русофобских позиций и за «евроатлантический путь» Черногории.

Но и это – лишь некоторые из направлений раскольнических ударов по Православию. Судя по всему, действия будут направлены против всех Поместных Православных Церквей, поддержавших Московский Патриархат в его решительных выступлениях против беззаконий Фанара. Особому давлению подвергнутся Антиохийская, Болгарская, Польская Церкви и Церковь Чешских земель и Словакии, из уст иерархов которых уже звучали слова поддержки в наш адрес.

Но что можно противопоставить этим нападкам? Исключительно верность Православию и хорошее знание канонического права и новейшей церковной истории. В том числе – радикально-националистических истоков украинского автокефализма, имеющего лишь косвенное отношение к религии, по сути же являющегося русофобской политической идеологией. Идеологией, в 1930-40-х годах приведшей целый ряд предшественников современных творцов «ПЦУ-СЦУ» к сотрудничеству с гитлеровскими нацистами.

Акт первый. Автокефалисты-самосвяты

Первые попытки украинских националистов расколоть Русскую Церковь связаны с событиями периода русской революционной смуты и гражданской войны.

До 1917 года абсолютное большинство предков современных украинцев и думать не могли, что не являются русскими людьми. Более того, даже за пределами Российской Империи, в Австро-Венгрии, которой принадлежала большая часть Галиции, включая город Львов, значительная часть восточнославянского населения не забывала русских корней и стремились к единению с братской Россией. Несмотря на свою принадлежность к греко-католицизму, зачастую именовавшемуся «руськой верой», русинские униаты в значительной своей части были готовы воссоединиться с Православной Церковью.

Именно в этих условиях рубежа XIX – XX столетий в Австро-Венгрии активизировалось украинское националистическое движение, получившее чёткую «антимоскальскую» направленность. Параллельно подобное движение зародилось и на территории Российской Империи. Однако до 1917 года оно не имело ни единой структуры, ни общей идеологии. Большинство «украинствующих» выступали лишь за культурную, реже политическую автономию в составе России. Что же касается церковного вопроса, то впервые об украинской автокефалии заговорили лишь после Февральской революции, особенно – на фоне создания петлюровской «Украинской народной республики».

Укроавтокефалисты «первой волны» были не столько русофобами, сколько религиозно-политическими авантюристами, стремившемися к власти. Так, одним из их первых лидеров стал бывший архиепископ Владимирский и Шуйский Алексий (Дородницын), вчерашний монархист-черносотенец, который, лишившись кафедры, быстро перекрасился в «украинские националисты» и попытался захватить церковную власть. Однако вместе с ним в «автокефалию» начали играться многие клирики малороссийской глубинки, искренне поверившие, что революционный ветер перемен принесёт им свободу от архиереев, а может, и архиерейский сан.

В итоге некоторые из первых укроавтокефалистов подобное «повышение» получили. Сами назначив себя «архиереями» и сами же себя «рукоположив».

Вот как позднее это беззаконие описал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков) в своём изложении событий укроавтокефалистского лжесобора 1921 года, на котором была созвана «УАПЦ», скажем так, «первого разлива»:

Псевдособор провозгласил образование «Украинской автономной православной церкви». Руководитель сепаратистов, к тому времени отлученный протоиерей Василий Липковский был избран участниками «собора» во епископа новой «церкви». «Архиерейское» поставление Василия Липковского было совершено вопреки всем каноническим правилам… Сама «хиротония» была исполнена отлученными пресвитерами и мирянами с возложением на Липковского мощей (руки) священномученика Макария, митрополита Киевского. Сей кощунственный акт был повторен при последующей «хиротонии» во «епископа» также отлучённого протоиерея Нестора Шараевского. Характер этих «хиротоний» дал основание к распространению в верующем народе наименования новых раскольников «самосвятами»…

На первых порах ряженых самозванцев активно поддержали большевики. В борьбе с канонической Церковью самосвяты стали надёжными пособниками красных воинствующих безбожников. Однако уже во второй половине 1920-х годов и сами ряженые стали попадать в жернова советской репрессивной машины. Но это только усилило их русофобию, что и привело укроавтокефалистов к откровенному нацизму и сотрудничеству с гитлеровцами.

Акт второй. Нацисты-автокефалисты

Современные наследники самосвятов 1920-30-х годов настаивают, что «УАПЦ 2.0», к которой, наряду с филаретовским «Киевским патриархатом», восходит сегодняшняя «ПЦУ-СЦУ», не является «самосвятской». И в этом есть своя доля правды: она является… нацистской. Сегодня на Украине активно возводятся памятники не только основателю первой «УАПЦ» уже упомянутому самосвяту Василию Липковскому, но и идеологу и первому «архиерею» «УАПЦ 2.0» Илариону (Огиенко), а также его ученику, помощнику и преемнику Мстиславу (Скрипнику), в 1990-х ставшему первым укроавтокефалистским лжепатриархом.

В молодости Огиенко занимал руководящие посты в петлюровской УНР. Как филолог, активно занимался украинизацией, тем самым искажением русского языка, над которым тонко иронизировал Михаил Булгаков в своей «Белой гвардии», едва ли предполагая, к чему это приведёт меньше столетия спустя. В церковном отношении Огиенко всегда был сторонником украинской автокефалии, причём, как и нынешние укроавтокефалисты, полагал возможным причащаться у униатов. По сути, главным для него было создание единой националистической «Украинской церкви», неважно, православной или греко-католической.

Проживая в Польше, Огиенко принадлежал к «Польской православной церкви», на тот момент – раскольнической. Этот раскол, как и нынешняя «ПЦУ-СЦУ», был создан в 1924 году Константинопольским патриархатом: несколько епархий были оторваны от Русской Церкви, и им была предоставлена незаконная «автокефалия». По сути, ситуация один в один повторяла сегодняшнюю украинскую за одним исключением: предстоятель «Польской церкви» митрополит Дионисий (Валединский) имел законное архиерейское рукоположение.

Вплоть до нацистской оккупации Польши украинским националистам не удавалось реализовать собственный автокефалистский проект на её территории. Более того, укроавтокефалисты, в том числе Огиенко, преследовались польским правительством. Однако в 1940 году, воспользовавшись тем, что власть в Варшаве переменилась, украинские националисты настояли на том, чтобы их рукоположили в «архиерейский» сан.

Первым украинским националистом, получившим архиерейский сан в Польской Церкви, стал Иларион (Огиенко), в 1941 году состоялась хиротония Палладия (Выдыбиды-Руденко), а в 1942 году – сразу шестерых активистов украинского националистического движения: Фотий (Тимощук), Мануил (Тарнаваский), Михаил (Хороший), Мстислав (Скрипник), Сильвестр (Гаевский) и Григорий (Огийчук). Нацистские власти раскололи Польскую Церковь созданием «УАПЦ 2.0», заручившись поддержкой украинских националистов.

Но если Огиенко был, скорее, кабинетным националистом, то его помощник Мстислав (Скрипник) – ярким оратором и трибуном. В юности он был личным адъютантом Петлюры, а в годы Второй мировой очень быстро наладил отношения с нацистами. В 1941 году в оккупированном Ровно Скрипник начал издавать откровенно нацистский журнал «Волынь», где позволял себе (буквально накануне архиерейского рукоположения) такие политические пассажи:

И сегодня освобождённые кровью и трудом немецкого воина из страшных оков 23-летней московско-жидовской азиатской неволи, мы, украинцы, с гордо поднятым челом поворачиваем к новой Европе, к той Европе, которая появилась в гениальном видении Великого Европейца – Адольфа Гитлера. В такую Европу мы верим, такую Европу мы проповедуем, про такую Европу мы мечтали на протяжении 23 лет, за такую Европу пролито море самой ценной, украинской крови.

К слову, эти слова во многом пересекались с позицией украинских греко-католиков того времени, чей предстоятель митрополит Андрей (Шептицкий) несколькими месяцами ранее обращался к Гитлеру не просто с верноподданническими обращениями, но столь же откровенно восхваляя его «восточную политику»:

Как глава Украинской греко-католической церкви, я передаю Вашей Экселенции мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре – Киевом! Я буду молить Бога о благословении победы, которая станет гарантией длительного мира для Вашей Экселенции, Немецкой Армии и Немецкого Народа.

Впоследствии, как и советская власть в 1930-е годы, гитлеровцы начали репрессии в отношении украинских националистов, однако священноначалие «УАПЦ 2.0» до последнего сохраняло все преференции, предоставленные им нацистскими властями на оккупированных территориях. Впоследствии большинство из них эмигрировало в США и Канаду, где создали новые националистические секты «УПЦ в США» и «УПЦ в Канаде», ныне также «легализованные» Фанаром.

Акт третий. Секта имени Мстислава (Скрипника)

Самым «удачливым» из руководителей «УАПЦ 2.0» стал Мстислав (Скрипник), тот самый, что в 1942 году воспевал Гитлера. Ему не просто удалось дожить до «торжества украинской идеи» на обломках СССР, но и принять самое непосредственное участие в создании на территории постсоветской Украины секты, впоследствии превратившейся в сегодняшнюю «ПЦУ-СЦУ».

Ещё до того как бывший законный Киевский митрополит Филарет (Денисенко) ушёл в раскол, в Киеве состоялся «собор» укроавтокефалистов, создавший «УАПЦ 3.0», провозгласив её «патриархом» находящегося за океаном Мстислава (Скрипника). В ноябре 1990-го он прибыл в ещё советский Киев, где в стенах Святой Софии состоялась его святотатственная «интронизация» с театральным напяливанием на голову престарелого нациста белого куколя Московских Патриархов.

А уже два года спустя, после распада СССР, к «УАПЦ 3.0» присоединился ушедший в раскол Денисенко, впоследствии ставший одним из преемников Скрипника на лжепатриаршем «престоле». В 1990-2010-х годах укроавтокефалистские националистические секты не раз дробились и скандалили между собой, но в 2018 году заокеанские кураторы принудили их примириться и объединиться. Итогом стало создание уже неоднократно упомянутой «ПЦУ-СЦУ», которую вполне можно было бы назвать «Сектой имени Мстислава (Скрипника)».

Михаил Тюренков, Царьград

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен