Еще не так давно любимой цитатой либералов всего мира была фраза, в разных вариациях приписываемая Вольтеру: «Мне глубоко противно ваше мнение, но я отдам жизнь за ваше право его высказать». Сейчас же из уст людей, именующих себя либералами, все чаще звучат заявления, суть которых можно передать фразой: «Да я вам горло перегрызу за ваши слова». Удивительнее всего, что столь агрессивное навязывание «единственно правильной» политической линии по-прежнему называется либерализмом.

Очень показательный пример — недавний эксперимент, проведенный корреспонденткой британской The Sunday Times в Нью-Йорке, по-прежнему считающемся одним из самых либеральных городов мира. Город действительно видывал всякое, вы там можете пройтись полуголым, в самых аляповатых нарядах, держать лозунг с требованием предоставить свободу дельфинам или легализовать браки с предметами мебели — и это не привлечет никакого внимания, будет казаться вполне естественным. Но корреспондентка Лора Пуллман решилась надеть знаменитую красную кепку с лозунгом MAGA (Make America great again, или «Сделаем Америку снова великой»), слоганом кампании Дональда Трампа. И призналась после этого: «Никогда ранее я не чувствовала столько ненависти».

Девушка рассказала, как в ее сторону плевали, как оскорбляли ее, называли сумасшедшей, расисткой, требовали снять бейсболку. Порой доходило и до угрозы физической расправы. Читатели, ознакомившиеся с данной историей, даже восторгались отвагой Пуллман, как будто бы она прошлась по афганской деревне, контролируемой талибами, а не по Нью-Йорку.

Описывая свои «подвиги», журналистка по-прежнему называет Нью-Йорк либеральным и демократичным городом. Можете не сомневаться, все те, кто нападал на девушку в кепке, также считают себя либералами.

И ведь это далеко не первый подобный эксперимент. Корреспондент New York Post признался, что чуть не вызвал беспорядки, появившись в одном из нью-йоркских баров в аналогичном уборе. За такую же кепку в автобусе был избит 12-летний американский школьник.

Причем у либеральной прессы подобные случаи не вызывают особого удивления, возмущения, негодования. Зато она широко освещала инцидент, произошедший в январе возле мемориала Линкольна в Вашингтоне. Американские СМИ тогда дружно продемонстрировали короткий видеоролик, рассказав всему миру о том, что группа юных школьников 14-16 лет, часть из которых имели все те же злополучные кепки MAGA, окружили одинокого индейца Натана Филлипса, который к тому же ветеран войны во Вьетнаме, и издевались над ним. Практически все американские массмедиа сообщили эту историю именно в таком ключе.

Спустя пару дней всплыло более подробное видео, где весь инцидент показан от начала до конца. И оказалось, что история выглядит совсем иначе. Выяснилось, что это как раз группа демократов, куда входил и Филлипс (который, оказывается, никогда во Вьетнаме не служил, а вместо этого не раз отсидел в тюрьме), набросилась на мирную акцию школьников, выступающих против абортов, начала их грубо оскорблять и провоцировать, в том числе и за их кепки MAGA. И юноша, спокойно улыбавшийся в ответ на эту агрессию, как раз призывал к миру, взаимопониманию и спокойствию. Но если первую версию истории рассказали почти все американские СМИ, то вторую — лишь немногие из них. Поскольку такой вариант событий либералам совершенно неинтересен.

Как это ни парадоксально, неприятие любого инакомыслия стало визитной карточкой современных политиков, объявляющих себя сторонниками доктрины, которая, по идее, подразумевает защиту права любого человека на свободное выражение своего мнения. Оказывается, свобода мнения разрешена только в случае, если оно совпадает с «правильным». Чем же, спрашивается, такой подход отличается от тоталитаризма?

Теоретики современной либеральной мысли даже подводят под такой подход идеологический базис. «Только либералы могут быть одновременно агрессивны и справедливы», — утверждает британский ученый Уилл Хаттон, который, в частности, на протяжении нескольких лет был главным редактором лейбористского издания The Observer. Соответственно, любая агрессия в отношении людей, выступающих против либерализма, оправданна, и только сторонникам либеральных идей позволено вести себя подобным образом по отношению к оппонентам. Тем же ни в коем случае нельзя проявлять ответную агрессию. Вот и вся логика.

Либеральный тоталитаризм оправдывает применение самой жесткой полицейской силы в отношении мирных демонстраций во Франции, в конце концов Макрон — знамя европейских либералов и демократов. Политические убийства оппонентов, конечно, пока еще не получают открытой поддержки либералов, но и осуждаются ими, скажем прямо, довольно сдержанно.

К примеру, убийства идеологов голландских правых Пима Фортейна и Тео ван Гога стали возможными в стране, которая испокон веку считается самой либеральной в мире. И современное либеральное общество Нидерландов вполне спокойно воспринимает тот факт, что его главный оппонент — лидер антииммигрантской партии Герт Вилдерс — не может передвигаться по стране без вооруженной охраны и вынужден даже во время предвыборных дебатов на общенациональных телеканалах надевать бронежилет. Заметьте, ни один из лидеров либеральных партий этой страны таким угрозам не подвергается, они спокойно гуляют по улицам и демонстративно разъезжают на велосипедах.

Вот вам и пример современного демократического общества, где даже угрозы убийства оппонентов звучат либерально и толерантно.

Владимир Корнилов, РИА

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен