В феврале 1979 года в Иране закончилась исламская революция, которую возглавил аятолла Рухолла Хомейни. С победой его сторонников страна выбрала новую модель государственного устройства – религиозную и окончательно вышла из-под влияния Запада.

Журналисты издания «ПолитЭксперт» напомнили историю становления нового государства ИРИ и события 40-летней давности.

40 лет назад в январе 1979 года из Тегерана бежал шах Реха Пехлеви с супругой, а 1 февраля на Родину вернулся почитаемый демонстрантами аятолла Хомейни, почитаемый демонстрантами.

Несмотря на солидный возраст, он развернул бурную деятельность по смещению действующего правительства, пригрозив действующему премьеру Шапуру Бахтияру арестом в случае отказа немедленно покинуть страну. Вместо него аятолла Хаменеи назначил своего человека – Мехди Базаргана. С тех самых пор в Иране начали одновременно действовать два правительства, борьба между которыми происходила не только в Тегеране, но и в других городах страны.

Вернувшийся из изгнания Хомейни призвал сторонников подключаться к противостоянию. Премьер Бахтияра, в свою очередь, попытался призвать толку к благоразумию, заявив по центральному радио, что не представляет, как можно объявить священную войну мусульман против мусульман.

Параллельно управляя толпой аятолла, направлял письма в США, призывая Белый дом отказаться от поддержки прежней власти.

Заключительным аккордом в революционной агонии стало сообщение Высшего совета о нейтралитете армии. В сообщении армии говорилось, что «военные будут поддерживать свой благородный и мужественный народ».

Революционные события оставили почти три тысячи убитых и десятки тысяч раненых.

Отголоски исламской революции.

За всем происходящим в ближневосточной стране наблюдали ведущие державы мира, но рычагов влияния на революционера никто не имел. Особое беспокойство исламская революция вызвала у соседних стран, где подавляющее большинство населения – шииты. Региональные политики боялись, что волнения охватят весь Ближний Восток.

Если посмотреть на исламскую революцию с экономической точки зрения, то она привела к беспрецедентной нестабильности на рынке нефти. Нефтедобыча Ирана резко упала. Если в 1977 году страна добывала по 7 миллионов баррелей в день, то в первые месяцы после волнений – всего 0,5 миллионов баррелей. Это отразилось на мировых ценах на нефть: с 13,39 долларов за баррель в 1978-м они достигли 28 долларов.

Непредсказуемый игрок.

Комментируя столь мощную поддержку народа, профессор Дипломатической академии МИД России, старший научный сотрудник Центра партнерства цивилизации МГИМО, эксперт по Ближнему Востоку Александр Вавилов заявил, что до революции в стране жилось непросто в виду серьезного социального расслоения.

Об этом эксперт рассказал в интервью журналистам издания «ПолитЭксперт». По его словам, население «устало от тирании шахской диктатуры».

«Хомейни взял курс на независимость и защиту от всякого рода давления, искусно обыграв исламские лозунги. Если смотреть через призму времени, значение этого переворота сложно переоценить — на Ближнем Востоке появился самостоятельный игрок, который отважился пойти против США», — отметил спикер, добавив, что политика Тегерана по сей день вызывает немалую озабоченность за океаном.

«Американцы наплевали на международное право и сегодня они пытаются сбить Иран с избранного пути, действую напролом. Против Тегерана со стороны Вашингтона вводятся санкции без согласия Совбеза ООН. С одной стороны, они создают трудности. Но с другой, дают иранскому руководству дополнительный козырь для укрепления внутреннего стержня. Это как осажденная крепость, на которую нападают и она должна защищаться в ответ», — заявил эксперт.

Подводя итоги своего интервью корреспондентам «ПЭ» Александр Вавилов напомнил, что Тегеран тесно взаимодействует с Москвой на Ближнем Востоке, выступая партнером по урегулированию кризиса в САР.

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен