Переходим к наиболее деликатному аспекту: кто именно лишил ребёнка мамы? И ответ будет не особенно приятным для так называемой «оппозиции»

10 февраля в нескольких городах России прошёл так называемый «Марш материнского гнева» — акции, посвящённые снятию политических дивидендов с трагической случайности. Акции, которые должны были показать моральную высоту российской оппозиции, но вместо этого невольно продемонстрировали её запредельный цинизм.

Ситуация, которая стала поводом для «Марша», — действительно берёт за душу: у находящейся под домашним арестом члена запрещённой «Открытой России» Анастасии Шевченко умирает в больницы дочь, а она успевает к ней в реанимацию лишь за несколько часов до смерти. Грустно. Больно. Сжимается сердце у каждого нормального человека.

Но именно предсказуемость этой реакции открыла гигантский простор для самых бесстыдных, самых разнузданных манипуляций. Перевёрнуто с ног на голову оказалось абсолютно всё – и лжецы даже не боялись, что их враньё легко опровергается различиями в версиях даже «своих» СМИ: ведь речь идёт о «слезинке ребёнка», кто там рискнёт «снижать накал трагедии»? А кто рискнёт – того затопчем!

Но рискнуть – придётся. Потому что циничного вранья – слишком, слишком много. И людьми нам позволено с полным правом именоваться не только тогда, когда мы сострадаем, но и когда умеем отличать правду от лжи. Ибо даже сострадание может стать тупым и разрушительным оружием, о чём некогда сказал Альбер Камю в повести «Посторонний»: «В нашем обществе любой, кто не плачет на похоронах матери, рискует быть приговорённым к смерти».

Рискнём и мы.

Первое, что бросается в глаза – бородатость «разгневанных матерей». По доброй оппозиционной традиции, против пенсионной реформы протестуют подростки, а матерей изображают мужчины разного возраста и степени помятости:

Игра «найди среди матерей женщину» в чистом виде. Гозман, Навальный, Шендерович, Быков – кто из них мать, простите? Или мы чего-то о них до сих пор не знаем?..

Второе: «материнское мероприятие» самым очевидным образом оказалось обычной антивластной тусовкой «против всего плохого». Каким образом тема «отцов и детей» вообще и Анастасии Шевченко в частности представлена на плакате этого человека – думайте сами:

Спасибо, что не было плакатов «ФСБ взрывает Россию» и «Свободу Чечне». Так «Марш материнского гнева» за своей красивой вывеской спрятал заурядный недо-майдан.

Третье: парад и карусель передёргиваний, подтасовок и манипуляций в оппозиционных медиа, которые были настолько счастливы, что могут в качестве «базиса» для своей «надстройки» использовать тему этически-безупречную, что полностью забыли и забили на осторожность. И примеров тут – не счесть.

«Новая газета» сознательно и нагло врёт, что Шевченко к умирающей дочери не пустили: «Шли с черными сердцами на груди, такой был символ у этой акции. Сердца почернели, когда у активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко умерла дочь Алина. Шевченко в это время находилась под домашним арестом, к умирающей дочери ее не пустили».

Между тем, оппозиционерку не просто пустили – её пустили максимально быстро, и работники правоохранительных органов проявили в этом понимание и поддержку: «Адвокату Сергею Бадамшину удалось уговорить секретаря остаться после рабочего дня: подготовить документы о состоянии Алины и отправить эти документы следователю, потому что без них тот не смог бы получить разрешение для Анастасии поехать в больницу. Лишь к 20.00 все документы были получены, и Анастасия получила разрешение от следователя поехать в больницу вместе с человеком, которого ей согласовал следователь. И только к ночи они туда добрались. Сам следователь понимал ситуацию и проявлял определенную активность. Но справка из больницы ему действительно была крайне необходима».

Обратите внимание, ложь «Новой газеты» опровергает не какое-то государственное СМИ, а американский пропагандистский телеканал «Настоящее время»! Вдруг выясняется, что никто препятствий Шевченко в её желании увидеться с дочерью не чинил, и как только бюрократическая система БОЛЬНИЦЫ, А НЕ ПОЛИЦИИ сделала это возможным, её тут же отпустили.

Получилась не так быстро, как хотелось бы – увы, Шевченко здесь оказалась в незавидном положении любого человека, которому очень быстро нужна справка о чём-либо, а «система» — медлительна и неповоротлива. Это очень грустно, но такое у нас, как и дураки с дорогами, давно было и ещё нескоро исчезнет. Это испытывали на себе абсолютно все россияне, и оппозиционность Шевченко здесь совершенно не при чём.

«Настиного ребёнка убил режим» — от таких заголовка «Радио свобода» просто немеешь. Режим! Насквозь больного подростка, который болел пневмонией по нескольку раз в год, убил не бронхит, а режим!

Этот самый «режим» в лице той самой «нехорошей» больницы, которая не смогла обеспечить моментальный приезд Шевченко к дочери, всеми силами больную девочку пытался спасти: «У 17-летней девушки, находящейся в интернате для детей с особенностями развития, обострился обструктивный бронхит. В больнице у нее медики фиксировали остановку сердца. Спустя сутки неумолимой борьбы за жизнь девочка скончалась.

— У девушки были врожденные пороки, — отметил источник DonDay.ru. — Из-за проблем с дыханием ее подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Врачи предполагали, что она задышит, но этого не произошло».

Чего здесь ещё не было сделано?! Проклятый «режим» убивал Алину Шевченко, подключив её к аппарату искусственного дыхания и заново запуская остановившееся сердце!

Но люди, которые узнавали о ситуации из таких вот «источников», разрывались от возмущения: «лишили больного ребёнка мамы», «представляла ли Шевченко такую угрозу окружающим, что ее нельзя было пустить в больницу?», «мы никогда не узнаем, случилось бы это или нет, если бы безумные действия силовиков и суда не отобрали маму у больного ребенка».

Простите за прямоту, переходим к наиболее деликатному аспекту: кто именно лишил ребёнка мамы? И ответ будет не особенно приятным.

«Ребёнок последнее время находился на попечении государства. Мама навещала ребёнка примерно два раза в год… Не надо только манипуляций» — это заявила уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова. Но манипуляции тут же появились – причём ступенчато, с нарастающим накалом: сначала Шевченко посещала дочь каждый месяц («журналистка ростовского интернет-издания «Блокнот» Елена Романова рассказала «Медузе», что Анастасия Шевченко навещала дочь каждый месяц, привозила ей все необходимое»)  , потом быстренько, на живую нитку, скорректировали – «Мать ездила к ней несколько раз в неделю: ухаживала и привозила лекарства». Хорошо бы проверить эти утверждения журналом посещений интерната…

Опять же, не хочется занимать позицию фарисея, но, кажется, Анастасия Шевченко ни в чём себе не отказывала, пока её дочь находилась в тяжёлом состоянии: «Куда катится мир. 2-го января полный зал на трене. Сидели бы дома или в кино бы пошли. Нет приперлись. И качаются, и отжимаются. Развелось ЗОЖников. Я то ладно, на обратном пути шампанского куплю и налажу равновесие в своей вселенной».  Спортзал, шампусик, селфи… Не говоря уже о вечной политоте в качестве постоянного времяпровождения.

Если свести воедино все эти факты, то можно только ещё раз пожалеть о том, как легко и бессовестно играют на душевных струнах чувствительного общества циничные манипуляторы. Очень легко упиваться скорбью. Это избавляет от необходимости думать.

Григорий Игнатов, Журналистская правда

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен