Американский гражданин Джон Ричардсон призвал свою страну первой нанести удар по России и Китаю. И все бы ничего, но Джон Ричардсон – адмирал и руководит военно-морскими операциями флота США. После отказа от Договора о ракетах средней и меньшей дальности такая риторика становится по-настоящему тревожной. Почему?

С одной стороны кажется, что тревога преждевременна. Трамп разорвал соглашение, заключенное предшественниками, чтобы заключить новые, но уже свои. Стать президентом уровня Рейгана. И с этим выиграть следующие выборы в 2020-м году с хорошими стартовыми позициями – рост экономики внутри страны плюс слава мирового лидера. То есть все его международные резкие движения – для внутреннего рынка. Если смотреть с этой точки зрения, то никакого реального повышения военной угрозы в мире нет. Возможно, именно поэтому наши реагируют так жестко на фактический разрыв договора по РСМД – пока это только теоретическая угроза. Война нервов.

Но. У американских законов, которые касаются международных отношений, есть одна плохая особенность – власти США придерживаются их независимо от обстановки и времени принятия. Даже если это противоречит логике. Сколько действовала поправка Джексона – Вэника, вводившая санкции против СССР? Она была принята из-за того, что в начале 70-х Советский Союз ограничивал выезд евреев в Израиль. Но даже когда перестал ограничивать – поправка все так же действовала аж до 2012-го.

То есть даже если сегодня выход из договора по РСМД не несет реальной угрозы, в будущем все может измениться. Во-первых, нового договора с участием Китая, похоже, не будет. Китай не позволит ограничивать свои вооружения. И тогда – огромная дыра в сфере международной безопасности. Потенциально опасная тем, что будущие политики в США вполне могут использовать ее также ради своих внутренних интересов… А они могут. Уже сейчас ради оправдания проигрыша демократов в президентских выборах они фактически объявляют войну России, начинают охоту на ведьм, вынуждают собственного президента играть по их правилам, хотя тактический союз с Россией ему необходим в торговой войне против Китая. Они подсаживают на эту политику зависимую от США Европу – снежный ком растет, истерика нагнетается. В антироссийский проект втягивается Украина, Прибалтика, северные европейские страны – а это уже непосредственно у наших границ. А то и в зоне наших национальных интересов. И наивно думать, что придет какой-то новый президент США с очередной кнопкой перезагрузки отношений с Россией, нажмет на нее, и все вернется. Уже не вернется. Эта лавина только-только образовалась, еще не набрала полную силу и пока не сошла по-настоящему на наши заснеженные города. Вот в чем опасность процесса – в его геометрической прогрессии. Не сегодня. Но завтра, послезавтра, через год, через пять лет – точно.

И вот уже в этот четверг, еще до заявления Джона Ричардсона,  замминистра иностранных дел Сергей Рябков на пресс-конференции в Москве говорит: «Надо исходить из того, что будут осуществляться мероприятия по военному сдерживанию России, они будут очень жесткими. Будем на них реагировать в ответном режиме». Как реагировать?

Первые две карты, которые в большой игре положила на стол Россия, – наземный вариант комплекса «Калибр» с крылатой ракетой большей дальности и перспективный наземный комплекс с гиперзвуковой ракетой, которая сможет поражать цели на расстоянии в тысячи километров за считаные минуты и при этом будет обладать непредсказуемой траекторией. Нынешние системы западных ПРО и ПВО не обеспечивают защиты от гиперзвуковых ракет. Их перехват – еще более сложная задача, чем уничтожение межконтинентальных баллистических ракет, траектория полета которых в целом предсказуема. Именно поэтому новые российские комплексы будут нацелены в первую очередь туда, где США развернули или собираются развернуть свои системы ПРО в Европе – Польше и Румынии. А также в Японии и Южной Корее. Кроме того, целями будут все важные инфраструктурные объекты этих стран, где Штаты могут развернуть свою армию, – аэродромы и морские порты. Плюс командные пункты и военные базы, где хранится американское тактическое ядерное оружие. Это Бельгия, Германия и Италия. Впрочем, Россия может модернизировать и уже существующие баллистические ракеты, типа 9м723 «Искандер», или «Циркон», которым будет необходимо поставить мощную разгонную ступень.

Конечно, мы не забываем тезис о том, что гонка вооружения – это плохо. Вот только вопрос: правда ли это? Ведь общеизвестно, что именно разработка военных технологий во второй половине двадцатого века привела к возникновению атомной энергетики, освоению космоса, созданию информационных технологий и появлению компьютеров и интернета. Почему же считается, что гонка вооружений привела к развалу советской экономики, но обогатила при этом Соединенные Штаты? Как так? Советские либеральные экономисты конца 80-х объясняли этот парадокс тем, что в СССР технические наработки ВПК не переводили на мирные рельсы, не пускали в промышленное производство современных товаров народного потребления, как в Штатах. Правда, потом те же либералы вместо того, чтобы пойти по американской модели, просто уничтожили ВПК так называемой конверсией 90-х, когда на предприятиях оборонки вместо ракет и локаторов стали выпускать не телевизоры и микроволновки, а кастрюли и лопаты.

А сейчас ситуация ровно такая, какая должна была быть в позднем СССР: Путин говорит о необходимости перевода военных наработок в производство высокотехнологичной гражданской продукции. Которая должна будет компенсировать затраты на разработку новых военных технологий. Вот с этой точки зрения гипотетическая гонка вооружений, как ни странно, может стать драйвером экономики.

Я понимаю все тревоги, связанные с появлением новых видов вооружений, но хочу напомнить, что за время прошлой холодной войны, за время всего ядерного противостояния СССР и США между ними не было ни одного прямого военного конфликта. А система международной безопасности, выработанная еще в 45-м, существовала вплоть до недавнего времени.

Андрей Добров, РенTV

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен