Надо полагать, Трамп действительно имеет некоторое отношение к России. По крайней мере, к «Северному потоку-2» он относится точно так же, как подруга-хирург Маргариты – к аппендициту Хоботова в «Покровских воротах». На самом ведь деле никакого вреда от него нет и суета бессмысленна, но всё равно «Резать к чёртовой матери! Не дожидаясь перитонита»

По мере прокладки всё новых и новых километров подводной части трубопровода, борьба с ним США и их европейских марионеток приобретает всё более гротескный характер. Судите сами – на данный момент проложена ровно половина из чуть более 1200 км, идущих по дну Балтики.

Традиционно именно проложенные по дну километры воспринимаются, как строящийся «поток». На самом же деле эта меньшая часть затрат. Значительно существеннее полный логистический комплекс – это и построенные в разных странах газохранилища, распределяющие хабы, компрессорные станции, газопроводы (тот же ОРАL), по которым газ из России потечёт под огромным давлениям в десятки стран ЕС.

Еще до начала громких скандалов и борьбы с «Северным потоком-2» европейцы вложили не миллиарды – десятки миллиардов евро! И выбрасывать их на ветер, нести убытки, никто из интересантов и выгодополучателей не намерены.

В последние дни эта очевидная истина дошла даже до премьер-министра Польши Мазовецкого, с грустью констатировавшего: «Две могущественные страны, одна из которых — Россия, является мировой державой, а другая — Германия, четвертая по величине экономика мира, решили построить газопровод».

Этот крик души был вызван крахом американской идеи не потопить (труба и так идёт по дну моря) – взорвать проект и поставить на нем крест раз и навсегда. Действуя через Румынию на уровне Еврокомиссии, США лоббировали директиву ЕК о ряде нововведений для контроля и вмешательства в межгосударственные договоры.

Но желание Трампа одержать громкую победу на газовом фронте и продемонстрировать свою борьбу с «русским гегемонизмом» разбилось о позицию Германии. «Мы отклоняем предложенные Еврокомиссией поправки, изложенные в третьей ревизии, которые, если осмыслить до логического конца, направлены на регулирование только одного инфраструктурного проекта, а для других предусматривают варианты исключений. Еврокомиссия не представила никаких объяснений или понятных аргументов, которые показали бы, как предложенные изменения могут способствовать целям энергетического союза».

Позицию ФРГ поддержали сразу же Нидерланды, Австрия, Бельгии, Греции и Кипр. Вена и вовсе демонстративно перечислила очередной транш на работы по прокладке трубы — более 200 млн евро.

Немедленно появилась информация немецкой Süddeutsche Zeitung, которая со ссылкой на неизвестные источники сообщила, что Франция намерена поддержать предложенную Румынией Директиву. «Мы не хотим усиливать зависимость от России и при этом еще навредить интересам стран ЕС, таких как Польша и Словакия», — указали в правительстве Франции, пишет немецкое издание и уточняет, что заблокировать Директиву без Франции проблематично.

Во всей этой схватке «бульдогов под ковром», равно как и в опубликованной Süddeutsche Zeitung информации, прослеживается некий здравый смысл. К примеру, Париж не хочет усиления роли Берлина – ведь Германия реально превратится в страну-распределитель газа по всему ЕС, исключая южный регион.

Но лишь на первый взгляд. Если говорить юридически правильным языком международных соглашений, швейцарская компания Nord Stream 2 AG реализует проект морского магистрального газопровода «Северный поток-2», в котором 50% инвестиций обеспечивают французская компания Engie, нидерладско-британская компания Royal Dutch Shell, немецкая компания Wintershall, финско-немецкая компания Uniper и австрийская компания OMV.

Если кто-то желает докопаться до сути, то не заявления чиновников любого государственного уровня надо анализировать, тем более не их коллег из Еврокомиссии, а официальную политику и дела частных собственников, участвующих в проекте. Именно их деньги вложены и продолжают вкладываться в «Северный поток-2» и именно они определяют реальное положение дел.

Простите, но ЕС пока всё же не Северная Корея – здесь право частной собственности выше какой-либо идеологии. Тем более, никакой идеологии вокруг строительства нет – есть американские «хотелки» нагадить России и ЕС. Да еще и подзаработать на этом в отдаленной и теоретической перспективе – вдруг случится чудо и европейцев удастся заставить покупать СПГ из США. Правда пока этого газа нет и реально его выгоднее продавать в юго-восточную Азию (там цены процентов на 30 выше), но… но хочется ведь!

Однако, чтобы развалить проект, необходимо как-то обойти интересы участников. И когда речь идёт о Франции, возникает некоторое противоречие.

Обратите внимание на французскую «Engie». В которой чуть менее четверти акций принадлежит Французской Республике. Не говоря уже об убытках самим себе, стоит присмотреться к упомянутой компании – «Engie» вовсе не такая «простая», как представляется на первый и даже второй взгляд.

Компания возникла в 2008 году в результате слияния французской государственной компании GDF (Gas de France) и частной коммунальной, газовой и энергетической франко-бельгийской компании Suez S.A. А это мировая история продолжительностью почти 200 лет! Из которых 125 сотрудничества с Российской империей-СССР-Россией.

И ладно бы только история. Компания занимает 4-ое место в мире среди энергетических компаний. Но занимается не только энергетикой, включая атомную.

Компания является не только одним из крупнейших производителей электроэнергии – она владеет и управляет электростанциями общей мощностью 103 ГВт, в числе которых все газовые станции Франции.

Помимо этого, в её собственности порядка 30 тыс. км магистральных газопроводов и более 175 тыс. км газораспределительных сетей, обеспечивающих газом более 76% населения Франции и около 67% населения Бельгии, миллионы пользователей по всей Европе. На территории Франции Engie через дочернюю компанию Stirengy принадлежат 14 подземных хранилищ газа общей емкостью около 13 млрд кубометров.

Именно на «Engie» приходится 15% товарооборота между Россией и Францией. А это, помимо природного газа, огромный перечень товаров – от электротехнического оборудования до обогащенного урана. По официальной отчетности, штат сотрудников Engie состоит из 155 тыс. человек. Плюс в дочерних и зависимых компаниях работают еще около 100 тыс. человек. Активы же компании оцениваются в 200 млрд долларов.

Даже не пытаясь делать какие-либо прогнозы и/или оценивать достоверность информации немецкого издания, равно как и искренность неназванных источников, достаточно тяжело предположить, что подобный монстр согласится списать в убытки миллиарды евро и понести репутационные ущерб исключительно в угоду американцам.

Но если предположить, что невзирая на вышеизложенные факты (и еще более не упомянутые) администрации Трампа удастся окончательно и бесповоротно уничтожить реализацию «Северного потока-2», то это будет Пиррова победа. И вовсе не потому, что европейцы понесут убытки, равно как и Россия, нет.

Дело в том, что любая общественно-политическая система обладает устойчивостью ровно до тех пор, пока развивается в соответствии со свойственными ей законами социально-экономического развития. В истории достаточно примеров подобного вмешательства – и каждый раз – из лучших побуждений, они приводили к разрушению системы.

В ЕС и без этого более чем достаточно проблем, приобретающих критический характер. Сможет ли союз устоять и в каком виде, мы вскоре увидим.

Михаил ОнуфриенкоНакануне

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен