25 июля минувшего года Вадим Рабинович (ведший активную раскрутку себя в качестве кандидата в президенты Украины) в прямом эфире представлял программу своей партии «За життя». И в контексте этой презентации предложил зрителям проголосовать за тех, кому можно доверить то или иное направление партийной работы. В итоге «украинцы предложили, чтобы Виктор Медведчук возглавил направление по восстановлению мира с Россией, возобновление переговоров с СНГ»

Всем было очевидно, что «украинцы предложили» не более чем удачный политтехнологический ход, а на самом деле речь шла о формировании альянса, который, как казалось, радикально изменит политические расклады в Украине. Ведь Виктор Медведчук имеет репутацию этакого «демиурга» украинской политики, который, прямо не вмешиваясь в текущие электоральные разборки, способен оказывать значительное влияние на происходящие в ней процессы. И имидж «руки Москвы» (ведь его хорошие отношения с российским лидером, вплоть до кумовства, никогда не скрывались), человека, к которому в Кремле прислушиваются, только добавлял ему вес.

То, что после длительного перерыва он решил принять прямое участие в избирательной кампании, напрямую поддержав одну из политсил, только указывало на серьезность намерений, а вышеупомянутый имидж позволял предполагать, что он способен принести немало голосов пророссийских избирателей в копилку поддержанного им кандидата.

Также очень многое указывало на то, что речь идет не столько о поддержке конкретного Рабиновича, чьи шансы на выход во второй тур расценивались весьма невысоко, а о формировании под эгидой Медведчука широкого альянса антимайданных сил, способного ставить перед собой самые высокие задачи.

Единственным же достойным внимания кандидатом на роль партнера по такому объединению была наиболее рейтинговая антимайданная политсила – «Оппозиционный блок» (из которого Вадим Рабинович вышел за два года до этого). Данная политическая структура почти официально состояла из двух на паритетных началах владевших «акциями» проекта фракций – так называемых «газовиков», близких к олигарху Фирташу, лидерами которых были Сергей Левочкин и Юрий Бойко, и «промышленников», за которыми легко угадывался Ринат Ахметов. Фронтменами этой группы были Борис Колесников, Александр Вилкул и Вадим Новинский. Причем заявления последних носили куда более резкий характер, чем у достаточно блеклого как публичный политик Юрия Бойко (Левочкин вообще избегал публичной активности). Но именно Бойко рассматривался как вероятный кандидат от «Оппоблока» на президентских выборах и в этом качестве занимал достаточно высокие места в президентских рейтингах.

На этом фоне в конце августа Вадим Рабинович сделал следующее заявление: «Для того чтобы лучше представлять интересы избирателей юго-востока, такое объединение было бы хорошим. Но вы знаете, что в каждом процессе есть де**мо и конфетка. Так вот в Оппоблоке есть де**мо и конфетка. Де**мо – это налипшие на них коррупционеры типа Левочкина, Бойко и другой банды. А есть другие хорошие, приличные люди, и мы рады бы пойти с ними на выборы. Поэтому, если де**мо отделится от конфетки – это интересное предложение. А если нет, то если вкус конфеты смешать с де**м, то получается единое д**мо. Такого объединения не будет».

Смысл был очевиден: Рабинович (а значит, и Медведчук, хотя уже тогда был большой вопрос, кого тут ставить на первое место) категорически отвергает возможность альянса с группой Левочкина ― Бойко, но «открытым текстом» предлагает объединение «приличным людям», под которыми, очевидно, подразумеваются Новинский, Вилкул и др.

Но всего через неделю Рабинович, Бойко и Левочкин выступили с синхронными заявлениями, смысл которых сводился к необходимости отбросить личные амбиции и прошлые «недоразумения» ради успеха общего дела. Было объявлено о начале переговоров, которые должны были завершиться к декабрю, между «Оппоблоком» и «За життя» о выдвижении общего кандидата, и, в общем, «процесс пошел».

Конечно, оставался скепсис, поскольку «личные амбиции» очень часто становятся непреодолимым препятствием на пути таких альянсов, причем выявляется это именно накануне «дедлайна», поскольку каждый из «коалициантов» до последнего надеется на разрешение ситуации в свою пользу. Но в данном случае появились и признаки того, что именно Виктор Медведчук в конечном итоге должен стать единым кандидатом, причем как раз в качестве «компромиссной», нейтральной по отношению ко всем номинальным претендентам фигурой.

На это указывала беспрецедентная пиар-активность Виктора Медведчука, программные интервью, статьи и т. п. Очевидным зондажем общественного мнения выглядела оперативно размещенная на многих ресурсах статья сотрудничавшего с подконтрольным Медведчуку каналом «112 Украина» политолога Кирилла Рыжанова, смысл которой сводился к следующему: Киевский социологический центр «София» сообщил сенсационную новость: если оппозиция сможет выдвинуть на президентских выборах единого кандидата, который, условно говоря, будет «за Россию», но «против США и МВФ», то такой кандидат гарантированно пройдет во второй тур вместе с лидером электоральных симпатий украинцев Юлией Тимошенко. Кто же станет этим единым «кандидатом от юго-востока»? Похоже, что Виктор Медведчук: среди оппонентов власти у него сегодня самый высокий рейтинг доверия…

По мнению Рыжанова, Медведчук предлагал такую предвыборную повестку, которая будет понятна и близка тем, кто раньше отдавал голоса «регионалам» и даже коммунистам.

Кто же победит в итоге — Медведчук или Тимошенко? Это как считать. По замерам центра “София”, возглавляет который Андрей Ермолаев, один из немногих украинских экспертов, считающихся беспристрастными, сегодня за Тимошенко готовы отдать голоса 15,9% электората.
Разрозненные кандидаты от юго-востока — Бойко, Мураев и Рабинович — собирают «на круг» примерно 16,5% симпатий избирателей. Но, как отмечают социологи, за единого кандидата могут проголосовать гораздо больше людей – сыграет роль позитивная “объединительная” повестка (с этим постулатом очень сложно не согласиться. – Авт.). Т. е. победа почти в кармане у Медведчука — если, конечно, Порошенко не найдет предлог, чтобы не проводить выборы.

Однако дальше что-то пошло не так. Первым, еще до публикации Рыжанова, о решении «идти своим путем» заявил популярный молодой политик Евгений Мураев, некогда вместе с Вадимом Рабиновичем вышедший из «Оппоблока» и создавший с ним партию «За життя». В этом видели интриги Порошенко, стремящегося расколоть антимайданный электорат, взыгравшие амбиции молодого политика, который в формируемом мега-альянсе действительно оказывался в тени, и даже тактический ход – создание ситуации, при которой объединение большего числа антимайданных кандидатов (Бойко, Рабиновича, Мураева и на тот момент еще не объявившего о своих президентских амбициях Вилкула) вокруг консолидирующей фигуры Медведчука выглядело бы наиболее выигрышно.

А 20 ноября Вадим Рабинович сообщил о подписании соглашения о создании депутатской группы «Оппозиционная платформа – За жизнь». Он добавил, что это является следующим шагом к «созданию единой крупной политической силы». Сопредседателями этой группы будут Юрий Бойко и Вадим Рабинович. Отвечая на вопрос журналистов относительно дальнейшего сотрудничества с бывшими членами фракции «Оппозиционный блок», Рабинович ответил, что это нормальная ситуация и «это как семья – кто-то ушел, а кто-то вернулся, а кто-то снова убежал».

В общем, предпочтя «конфетке» «дерьмо», Рабинович (и Медведчук, нужно понимать) вместе с группой «газовиков» задолго до наступления дедлайна попросту выбросили из объединительного процесса группу «промышленников» (Ахметова). При этом вопрос о кандидате в президенты от нового альянса решился очень быстро: спустя несколько дней Вадим Рабинович заявил, что в ситуации конфликта в украинском православии он, как еврей по происхождению и вере, не может претендовать на кресло главы украинского государства.

Естественно, далее последовали взаимные обвинения и разборки, «кто кому Рабинович»… «пятая колонна власти», а затем и выдвижение своих кандидатов ― предсказуемо Юрия Бойко и Александра Вилкула. При этом Москва явственно продемонстрировала свои симпатии, сначала через тональность официозных российских СМИ, а затем и введением санкций против практически всех лидеров «ахметовской» части Оппоблока (причем сам Ринат Ахметов в санкционный список не попал). Многие в этом увидели не столько наказание конкретных политиков, сколько четкий сигнал пророссийскому электорату.

Причем, как оказалось, «трещины» в оппозиционном лагере поползли дальше. Еще до выдвижения Юрия Бойко осведомленный журналист Дмитрий Джангиров (до недавнего времени считавшийся близким к Медведчуку) сообщил, что вначале объединительный съезд «Оппозиционной платформы ― За жизнь!» планировался на 10 января, затем – на 16 января, но оба раза был перенесен. Причин, по словам журналиста, несколько:

— споры по квотам финансирования партии между группами Бойко ― Левочкина и Рабиновича ― Медведчука;
— Юрий Бойко и Сергей Левочкин не хотят, чтобы на съезде присутствовал Виктор Медведчук;
— партия «Оппозиционная платформа ― За жизнь!» до сих пор не зарегистрирована в Минюсте (о создании партии было объявлено 14 декабря 2018 года).

«Камнем преткновения стало заявленное одной из сторон присутствие на съезде Виктора Медведчука, против чего категорически выступили Юрий Бойко и Сергей Левочкин», – сообщил «Обозревателю» другой источник. Медведчук и его коллега по партии нардеп Вадим Рабинович в ответ выдвинули ультиматум. «В таком случае ни одного делегата от платформы «За жизнь» на съезде не будет», – отметил источник.

«А без них у Юрия Бойко с Сергеем Левочкиным просто не окажется достаточного количества людей. Налицо глубокий конфликт “акционеров” политического проекта. Теперь становится понятно, что никакого реального политического объединения и идейного единства в рядах “платформы” не существует. Верховодят личные амбиции “акционеров”, имеющих, по-видимому, принципиально разные планы на проект», — считает информатор «Обозревателя».

Действительно, съезд так и не состоялся, а на выдвижении Юрия Бойко не было ни Виктора Медведчука ни Вадима Рабиновича. Последний, правда, по имеющейся информации, болен, и сразу после мероприятия последовало несколько жестов, призванных показать сохранение единства, притом что Рабинович посчитал нужным отметить: «Для победы над этой властью необходимо объединяться и становиться над своими личными амбициями. И мы это подтверждаем своими действиями (и снова о преодолении личных амбиций – намек вполне очевиден. – Авт.)». Сайт «Украинского выбора» также продолжает публиковать материалы в поддержку Юрия Бойко, но нетрудно заметить, что на нем они (как и в активно ведущемся Фейсбуке Вадима Рабиновича) на втором плане.

Объявлено и о намеченном на 29 января съезде партии «За життя», на котором будет объявлено о поддержке кандидатуры Юрия Бойко, но что показательно, вопрос об объединении (точнее, присоединении Бойко со товарищи) и соответствующем переименовании перенесён на более поздний срок. Говоря о причинах возникших противоречий, нельзя не признать, что «финансовые» (в самом широком смысле) вопросы способны поссорить кого угодно.

Но в данном случае, очевидно, ключевым является вопрос о присутствии Виктора Медведчука на съезде. Т. е. Бойко и Левочкин приняли решение политически отмежеваться от лидера «Украинского выбора», не педалировать свой альянс с ним, а не исключено – попросту провоцируют разрыв. Очевидно, Медведчук для них не тот «актив», который может принести дополнительную поддержку. А ведь напомню: в «электоральную» политику Виктор Медведчук вернулся, «согласившись» войти в команду тогда еще кандидата в президенты Вадима Рабиновича. В итоге Рабинович не кандидат и в команде того, кого согласился поддержать, находится на «птичьих правах».

При этом нельзя исключать и того, что Медведчук с Рабиновичем просто решили не формализировать «расставание» с группой Бойко ― Левочкина до президентских выборов, чтобы не выглядеть очередными раскольниками. Да и их альянс не «изваян в граните». Он внезапно возник полгода назад и в традициях украинской политики может так же исчезнуть, тем паче, что по внешним признакам «бойковцы» куда больше заинтересованы в Рабиновиче, чем в Медведчуке.

Таким образом, можно констатировать полное фиаско «проекта Медведчук» (за которым многие видели «руку Москвы»), на который возлагались такие надежды и который, как казалось, начался весьма многообещающе. В результате «антимайданный» сектор оказался полностью расколотым, погрязшим во взаимных склоках и обвинениях, а у их базового избирателя на этом фоне возникает стойкое желание остаться 31 марта дома (какая уж «синергия», скорей – наоборот).

Впрочем, не были ли эти ожидания излишне оптимистичными изначально? Пик «могущества» Виктора Медведчука пришелся на первую половину «нулевых», когда он занимал «сакральную» на постсоветском пространстве должность главы администрации позднего Леонида Кучмы (тогда же он близко познакомился с Владимиром Путиным и занимавшим аналогичную должность в Кремле Дмитрием Медведевым).

Он, располагая всеми административными рычагами, не смог организовать противодействие первому Майдану, а в 2006 году созданный им проект «Не Так» не смог преодолеть пятипроцентный барьер на парламентских выборах. С тех пор он скорее избегал «электоральной активности», больше формируя имидж закулисного «демиурга».

При этом его единственным действительным «активом» было постоянно демонстрируемое благорасположение со стороны Москвы, сигналы, что на Украине Кремль доверяет только ему. Но, наверно, только «высокого доверия» для успеха маловато. Так что в Кремле, пожалуй, пора задуматься, что для получения результата может быть недостаточно в очередной раз «передвинуть кровати».

Правда, нельзя не озвучить и «конспирологическую» версию. Ведь с самого начала проекта понималось и даже признавалось, что шансов на «полный успех» практически нет, а скорее речь идет о «превью» перед парламентскими выборами, вот на которых нужно создать максимально мощную фракцию мега-партии Юго-Востока, которая бы располагала достаточным ресурсом, чтобы защищать его интересы и оказывать реальное влияние на проводимый курс, вплоть до создания некоей «коалиции национального примирения и единства» с новым президентом.

С другой стороны, все более чем однозначно: Порошенко для России ― «худшее из зол». А ведь «общее место», что для него идеальный соперник во втором туре именно «антимайданный кандидат». У него, согласно опросам, он уверенно выигрывает, в то время как против остальных имеет крайне мало шансов. Так, может, и решили такого шанса ему не давать, перенеся объединительный процесс на после президентских выборов?

Дмитрий Славский, Альтернатива

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен