Что стоит за предложением Гелетея

Начальник Службы государственной охраны Украины генерал-полковник Валерий Гелетей в интервью Українське радіо сообщил, что в 2018 году «было выявлено около 11 покушений только на президента нашего государства». И в этом контексте интересным прозвучал его ответ на вопрос, будет ли предоставлена государственная охрана главе Православной церкви Украины. Как заявил Гелетей, он «за то, чтобы наш митрополит Епифаний, предстоятель Православной церкви Украины, был под государственной охраной. Пока что законодательство не предусматривает обеспечение государственной охраной религиозных руководителей. Сегодня мы прописали эту должность в законе о Службе государственной охраны, при его согласии он имеет право на обеспечение государственной охраной. При согласии Епифания президент может подписать соответствующий указ об обеспечении безопасности, как во многих странах мира обеспечивается безопасность руководителям Церквей».

Но кто угрожает главе ПЦУ, который был избран на эту позицию 15 декабря прошлого года и еще только готовится к официальной церемонии интронизации, запланированной на 3 февраля сего года? При всем буйстве украинской политической и церковной жизни покушений на руководителей Церквей там не было, ни удачных, ни предотвращенных. Можно вспомнить, правда, странную историю мая 2018 года, когда пресс-служба Украинской православной церкви Киевского патриархата сообщила, что группа неизвестных распылила в покоях патриарха Филарета слезоточивый газ, от чего пострадала монахиня Варвара. Представители УПЦ КП квалифицировали происшествие как попытку «покушения на самого патриарха» с целью обострения ситуации в условиях споров вокруг получения томоса об автокефалии. Позже полиция задержала злоумышленника, которым оказался бывший монах и внештатный епископ УПЦ КП Севастиан, который, по его словам, хотел попытаться попасть к Филарету на прием. В итоге правоохранительные органы охарактеризовали его действия как хулиганство с отягчающими обстоятельствами.

Что касается Епифания, то единственной потенциально тревожной ситуацией для него, попавшей в средства массовой информации, стали комментарии одного из претендентов на позицию главы Православной церкви Украины митрополита Луцкого и Волынского Михаила, представляющего ту же УПЦ КП. Напомним, что 18 декабря он провел пресс-конференцию, на которой рассказал, что снял свою кандидатуру из-за давления патриарха Филарета, хотя «перед объединительным собором у него было достаточно оснований считать, что он получит поддержку участников». Михаил подчеркнул, что не может быть и речи о его личной неприязни к Епифанию или вражде. Однако при этом произнес загадочную фразу: «От желания стать предстоятелем я не отказываюсь. У меня есть свое видение того, какой должна быть Церковь… Выборы могут быть хоть завтра. Причин этому несколько: смерть предстоятеля, отказ его от должности. То, что он молодого возраста — не гарантия, что он надолго останется в должности». Настораживающе, но все-таки очень расплывчато.

Поэтому заявление Гелетея выглядит не реакцией на какие-то реальные угрозы Епифанию, а констатацией неких решений, которые намерены реализовывать светские власти Украины, руководствуясь собственными соображениями. Начальник СГО прав, когда говорит, что есть такие страны мира, где обеспечивается безопасность руководителям Церквей. Со стороны государства, добавим. Прежде всего, это Ватикан, спецслужбы которого охраняют пап Римских. Однако понтифики, помимо того, что возглавляют Католическую церковь, еще являются и государственными деятелями. Более подходящий пример — московские патриархи, их защищает Федеральная служба охраны. Но и здесь есть нюанс. Русская православная церковь, которой руководят патриархи Московские и всея Руси — это в принципе доминирующая религиозная организация в нашей стране, тем более на фоне прочих христианских Церквей. В то время как на Украине новосозданная ПЦУ — это лишь часть религиозного ландшафта, который состоит также из Украинской православной церкви Московского патриархата и Украинской греко-католической церкви.

Иначе говоря, решение о предоставлении государственной охраны главе ПЦУ в российских условиях означало бы выделение одного из Духовных управлений мусульман, которых — крупных — насчитывается три и они не в самых дружеских отношениях друг с другом. Вряд ли в Киеве не понимают, как епископат УПЦ МП и УГКЦ воспримет инициативу о возвышении на государственном уровне еще только зарождающейся Православной церкви Украины. Причем если у УПЦ Московского патриархата в отношениях с нынешним киевским режимом мосты сожжены и терять ей уже нечего, то украинские униаты оказываются в наихудшем положении, поскольку они оказываются в ситуации, когда ПЦУ фактически наделяется статусом «государственной Церкви». А ведь именно против этого варианта греко-католики выступали в прошлом году во время борьбы за автокефалию «украинского православия». Помимо того, «государственная Церковь» — это и еще один прямой намек Константинопольскому патриархату на то, что светские власти и руководство ПЦУ намерены переиграть условия выданного томоса, став полностью независимыми от Фанара.

Станислав Стремидловский, Regnum
Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен