После провала «Восточного партнерства» Молдова больше не имеет никакой структурной ценности для Запада. В 2019 году отмечается десятилетие «Восточного партнерства» — организации, которая была спроектирована как буферная зона и санитарный кордон в подбрюшье России

Разумеется, цели этой организации, как это любят делать спецслужбы и военные, были изложены исключительно в гуманитарном ключе — «региональное развитие», «общие вызовы», «новое измерение европейской политики соседства» и так далее. Если отбросить в сторону тонны дорогой бумаги, деклараций и меморандумов, то простыми словами смысл существования «Восточного партнерства» можно описать так: по замыслу, эта территория должна стать зоной под контролем НАТО, где пока еще нет возможности разместить войска и вооружения Альянса.

То есть, НАТО там пока нет, но России туда доступа быть не должно. Молдова считалась лидером, локомотивом и «историей успеха» в «Восточном партнерстве», в которое вошли Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина. Потом, конечно, вся молдавская история успеха оказалась историей коррупции и провала, и сейчас чиновники в Брюсселе, ответственные за интеграцию Молдовы в рамках «Восточного партнерства», очень не любят об этом вспоминать. Очередной саммит состоится лишь в 2020 году, а год 2019 назначен юбилейным, праздничным. Однако спустя десятилетие после подписания Пражской декларации в 2009 году и проведения первого саммита организации, уже с полной, фатальной ясностью можно сказать, что это масштабный проект потерпел такой же сокрушительный провал, как и молдавская «история успеха». Юбилей вовсе не будет веселым. Проект увенчался бы успехом, если бы все шесть стран, входящих, по замыслу, в «санитарный антироссийский кордон» удалось бы заставить идти одним курсом и в одном темпе. На деле ничего подобного не произошло. Экономического измерения «Восточное партнерство» не имело, а общей политической повестки дня выработать так и не удалось.

Грузия оказалась охвачена перманентным политическим кризисом, осторожно склоняясь к идее помириться с Россией. Азербайджан, выяснив, что ЕС не предлагая ничего, пытается помешать отношениям этой страны с Россией, фактически самоустранился. Армения в 2013 году отказалась от подписания договора об ассоциации с ЕС (хотя армянские представители и поехали в Вильнюс на саммит «Восточного партнерства»). А в 2015 году Армения вступила в Евразийский экономический союз, чем был поставлен крест на надеждах перетянуть эту страну в проевропейский лагерь. А на Украине и вовсе началась гражданская война. В итоге от «Восточного партнерства» остались жалкие лоскутки в виде Молдовы, Грузии и воюющей Украины.

Как ни парадоксально, провал этого проекта означал и конец цивилизованных отношений Молдовы с Европейским союзом. Что делать с Молдовой, в ЕС никогда толком не знали, как не знают и сейчас. Никакого плана для Молдовы в Брюсселе не существует, и возможно, именно поэтому европейские чиновники так ухватились за» Восточное партнерство» — этот проект обещал некие, пусть и туманные перспективы, щедрое финансирование, в котором можно поучаствовать, а также трибуны, с которых можно всласть поговорить об «европейской интеграции для постсоветских стран». Теперь Молдову уже некуда больше встраивать, и не исключено, что саммит 2020 года вообще станет для «Восточного партнерства» последним. Теперь от Кишинева Европе окончательно ничего не нужно, и ничего, кроме головной боли, он Брюсселю доставить не может. Измерение цивилизованной европейской интеграции, конечной точкой которого является вступление в ЕС, для Молдовы закрылось навсегда.

Впрочем, вряд ли стоит печалиться по этому поводу. Не исключено, что и сам Европейский союз, — такой, каким мы его знаем, — в ближайшие десятилетия прикажет долго жить, а значит, и повестка дня на континенте радикальным образом изменится. Попросту говоря, после провала «Восточного партнерства» в Европе умыли руки, стараясь не глядеть на Молдову. В Кишиневе по инерции еще повторяют что-то об «европейской интеграции», завязнув в риторике середины десятых годов. Но риторика эта абсолютно мертвая, и на месте всякой здравомыслящей власти стоило бы приглядеться к деятельности, которую Запад разворачивает в Молдове сейчас.

Как только крепкая власть уходит, в село врываются бандиты — этот сюжет, образно говоря, разыгрывается сейчас и в нашей стране. «Крепкая власть» проектов и директив ЕС в Молдове закончилась. Ее место заняли пираты НАТО и эмиссары транснациональных корпораций, что опираются на лоббистов в Вашингтоне и Брюсселе. С точки зрения Запада Молдова больше не имеет смысла как часть некой жизнеспособной системы или большого проекта. Теперь это настоящий тупик Европы, от которого надлежит взять то, что он может дать. Говоря прямо, Молдову начинают примитивно грабить, забирая все, что можно взять. Лет десять назад было модно говорить, что главное богатство Молдовы — это люди. В общем, это правда, потому что именно людей у нас и забирают, взять-то больше нечего. Молдавских солдат тренируют инструкторы НАТО, приспосабливая свежую порцию «пушечного мяса» для своих нужд и надо думать, скоро их пустят в ход где-нибудь в очередной «горячей точке». А в Грузии в конце прошлого года разразился скандал с проведением биологических экспериментов над людьми, когда погибли десятки людей. Вот еще для чего, например, им могли бы пригодиться молдавские граждане. Никакого другого применения жителям Молдовы, кроме использования в качестве расходного материала, в западных столицах отыскать не могут.

Андрей Колыванов, eNews

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен