Украина нынче снова празднует.

И, по сложившейся «многовековой» традиции, празднует она трагедию. Проигрыш. Провал. Разумеется, героический, а как же.

Что-что, а героически садиться в лужу и гробить людей, технику, государство — это национально-мыслящие украинцы умеют почти профессионально.

Речь, конечно, о битве под Крутами. Героической. И героически распиаренной ещё с незапамятных девяностых. Задолго до переворотов четвёртого и четырнадцатого годов, до появления в политике таких персонажей, как Ющенко и Тягнибок, ещё при Кравчуке да Кучме.

Битвы, разумеется, не было. К этому давно уже пора привыкнуть: если украинцы кричат о чём-то особенно громко и надоедливо, значит, не было ничего. Те, кому интересно послушать «за героизм», отправляйтесь к сегодняшней речи Порошенко — он там много смешного наговорил.

А наша дорогая редакция решила не устраивать ни экскурс, ни ликбез, а составила короткие и понятные даже непрофессионалам (то есть самой редакции) тезисы о том, чего не было. Итак:

1.Под Крутами не было боя. Штаб совершил эшелонированное бегство, как только узнал о наступлении красных. Прихватив с собой снаряды и патроны.

2. Под Крутами не было добровольцев. Студенческая сотня набиралась принудительно. Просто это на всякий случай не афишировали. Потому что какой же героизм — из-под палки?

3. Под Крутами не было героически павших в неравном бою с красномоскальскими чудовищами полуюношей-полудетей. Потери студенческой сотни были результатом неверно понятого приказа и паники. Взвод бегущих студентов прибежали прямиком на станцию, где уже расположились красноармейцы. Которые, опешив от внезапного «нападения», просто перекололи студентов штыками.

4. Под Крутами не было гигантского перевеса красных агрессоров. Потому что, во-первых, Муравьёв и в мыслях не держал воевать с какими-то голодранцами, а красноармейцы так и вовсе шли расслабленными и с песнями, поэтому считать все три тысячи муравьёвской армии участниками этой «битвы» никак нельзя: на будущих «героев» наткнулся авангард. А во-вторых, до бегства штаба силы условной украинской стороны были не так уж малы для обороняющейся стороны — бронепоезд, два орудия, минимум пять сотен человек (четыреста профессиональных военных, если отнять студенческую сотню). С некоторыми поправками: никакого обмундирования, ржавое оружие, идиоты-командиры (один Гончаренко чего стоит), отсутствие связи, да ещё и отказ бронеавтомобильного дивизиона выгружаться с поезда — местность, видите ли, не та. Сидели в результате на платформах, поплёвывали, наблюдая вялые перестрелки.

5. Под Крутами никто не бился за украинскую державность. Один-единственный маньяк-старшина в сине-жёлтой фуражке. Все остальные вообще не понимали, что происходит. Потому и бились-то так себе. Ведь и украинской державности никакой не было: УНР на тот момент была абсолютно клоунской затеей, причём полностью готовой к сдаче немцам. Неслучайно бежавшие из-под Крут украинские бойцы вынуждены были срывать с себя знаки отличия, хотя уходили, казалось бы, в тыл: в тылу их ждали восставшие рабочие центральноукраинских городов и пригородных фабрик.

6. Под Крутами не было «москальской» армии. Муравьёв в прошлом был таким же царским офицером, как и Гончаренко, но это ерунда: главное, что вёл он армию, состоявшую преимущественно из красных жителей тех самых земель, которые Грушевский сотоварищи упорно именовал «Восточной Украиной».

Обычный эпизод гражданской войны, где одна из сторон продемонстрировала чудеса пафосного идиотизма и неумения организовывать оборону.

Что делать с недоумками, умудряющимися праздновать подобное?

Давить, только давить. Иначе они и дальше будут для очередных подвигов принудительно собирать студентов в добровольные отряды бессмысленных смертников.

Как, собственно, они сейчас и делают.

Источник