На Ближнем Востоке вновь меняется геополитическая декорация

Когда глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан в ответ на запуск Тегераном спутника «Паям» («Послание») заявил, что Париж может ввести санкции в отношении Ирана «при отсутствии прогресса на переговорах по иранской ракетной программе», стало казаться, что тем самым французская сторона готовится встать на сторону американцев. Две столицы обменялись острыми информационными ударами. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил, что «подобные угрозы противоречат духу политического диалога и сотрудничества между двумя странами», а «введение новых санкций европейскими государствами приведет к пересмотру Тегераном сути взаимодействия с ними».

Интрига в том, что иранская ракетная программа не входит в компетенцию ядерной сделки, причем в отношении последней до сих пор не существует никаких доказательств того, что Тегеран нарушает свои обязательства. Помимо того, по факту именно Париж, как один их подписантов соглашения по ядерной программе Ирана, возглавил усилия Европейского союза по обходу американских санкций, поддерживая создание платежного механизма, который позволит сохранить торговлю с Тегераном, но при условии, что тот будет продолжать придерживаться условий ядерной сделки. В то же время Франция продолжала вести диалог с Ираном, склоняя его к подписанию нового или дополнительного соглашения по ракетной программе. Тегеран отказывался, заявляя, что его «ракетная программа носит оборонительный характер и не подлежит обсуждению, будет развиваться властями страны, исходя из оценок реальных угроз безопасности страны».

Как «вдруг» французский министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр, выступая на радиостанции France Inter, сообщил, что «Франция, Германия и Великобритания намерены представить план, который поможет компаниям вести торговые отношения с Ираном без угрозы санкций со стороны США». Через несколько месяцев должен быть окончательно сформирован специальный целевой финансовый механизм (SPV), который начнет операционную деятельность через несколько месяцев. Юридическое лицо, на базе которого будет создан SPV, может быть зарегистрировано во Франции, саму организацию может возглавить представитель Германии, а главным инвестором должна выступить Великобритания. Ранее представитель Европейской службы внешних связей Майя Косьянчич сообщала, что работа по созданию SPV «продвигается хорошо и может быть завершена в ближайшие недели». Уже в ближайшие дни должен появиться механизм расчетов с Тегераном, который позволит ЕС выполнять посреднические функции, содействуя торговле европейских компаний с Ираном, в том числе нефтью.

Комментируя ситуацию, агентство Bloomberg отмечает, что «таким образом три европейские державы в попытке обойти санкции бросают вызов президенту США Дональду Трампу». Отметим, что заявление Ле Мэра, во всяком случае на публичном уровне, не обуславливается какими-либо условиями или требованиями, связанными с изменениями иранской политики, на чем настаивают американцы. Более того, Париж, Лондон и Брюссель игнорируют угрозы Вашингтона, который пообещал, что «транзакции, проводимые через создаваемый Евросоюзом новый механизм по Ирану, также будут целью санкций США». Таким образом, констатирует американское издание The National Interest, завершается шестимесячный период, который США отвели Брюсселю на то, чтобы окончательно определиться: потерять американский рынок, идя на сотрудничество с Ираном, или примкнуть к Вашингтону.

Политика США против Тегерана приобретает ярко выраженный односторонний, но неэффективный характер, так как они не получили «широкой международной поддержки», которая, как уверены в Вашингтоне, ранее заставила Иран садиться за стол переговоров для обсуждения ядерной программы. В результате давление на Тегеран в широком смысле ослабляется, он получает возможность для политико-дипломатического маневрирования. На наш взгляд, многое здесь объясняется тем, что политика ЕС в отношении Ирана, обрастающая новыми контурами, начинает приобретать характеристику, в которой на первый план выходят геополитические, а не экономические соображения. Брюссель видит ослабление влияния Вашингтона на Ближнем Востоке: Запад начинает терять такого своего союзника как Анкару, которая, как и Тегеран, укрепляет восточный вектор в своей внешней политике.

Есть альянс Россия — Иран — Турция на сирийском направлении, ЕС оказывается по одну сторону баррикад вместе с Россией и Китаем по вопросу американских санкций против Тегерана. Брюссель понимает, что в случае попыток США реализовать в Иране венесуэльский сценарий по дестабилизации внутриполитической ситуации, могут выиграть далеко не западные силы — и Евросоюз не желает выступать в роли соучастника такой американской внешней политики на Ближнем Востоке. Главная задача ЕС — это удержать свои позиции в Иране, чтобы не оказаться сторонним наблюдателем, когда в регионе появятся новые стратегические возможности. Пока же мы наблюдаем, как Брюссель пытается ослабить экономическое давление на Тегеран и создает коллективную защиту от американских санкций как Ирана, так и себя самого.

Такая система может изменить отношения в регионе с повышением ставок по другим ключевым направлениям. В обозримом будущем Совет Европейского союза намерен рассмотреть перспективы укрепления сотрудничества с иранским руководством в обход США. Для Тегерана это хорошая возможность получить дополнительные капиталовложения и рынки сбыта в объединенной Европе. Укрепление сотрудничества ЕС и Ирана нанесет «существенный удар» по имиджу Белого дома, добивающегося полной изоляции Тегерана на мировой арене. Посмотрим, что из этого всего выйдет.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен